Фото жены колчака: Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ – Правда об адмирале. История Александра Колчака и Анны Тимиревой | История | Общество

Содержание

Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ

Адмирал Александр Васильевич Колчак в истории Белого движения — пожалуй, самая яркая и трагическая фигура. Бесстрашный полярный исследователь, ученый-океанограф, блестящий морской офицер, ставший в 1916 году, в неполных 42 года, самым молодым командующим флотом — Черноморским. Совсем недавно «Родина» подробно рассказывала о развязке его судьбы — предательство союзников, арест в Нижнеудинске, расстрел в Иркутске 7 февраля 1920 года… Сегодня «Российская газета» в своем приложении «Родина» расскажет о жене адмирала.

Жена адмирала Колчака – Софья Колчак

Что мы знаем о его жене, к которой адмирал обратил свое последнее письмо: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку»? Я много лет занимаюсь исследованием жизни Софьи Федоровны Колчак в эмиграции. Надеюсь, эти заметки будут небезынтересны «Родине».

Софья и Александр Колчак

Сын за отца не отвечает

Софье Федоровне было 42 года, когда с девятилетним сыном Ростиславом — Славушкой, как его ласково называли в семье, она оказалась во Франции.

Была ли возможность остаться?

Нужно вспомнить Севастополь в июне 1917 года — распоясавшиеся матросы открыто призывают к неповиновению офицерам. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак обвинен Временным правительством в невозможности предотвратить бунт и вместе с флаг-капитаном М.И. Смирновым вызван в Петроград для объяснений. Софья Федоровна с сыном остаются в городе, в котором революционеры каждую ночь громят квартиры и устраивают самосуд над офицерами и их семьями.

Какой страх за жизнь маленького сына должна была испытывать женщина, уже дважды оплакивавшая потерю детей… Танечка умерла малюткой в 1905 году, в это время Александр Васильевич участвовал в защите крепости Порт-Артур. В 1914 году, когда Софья Федоровна, снова без воюющего мужа, выбиралась под немецкими обстрелами из Либавы с четырехлетним Ростиславом и двухлетней Маргаритой, заболела в пути и умерла вторая дочка…

До поры Софья Колчак под чужой фамилией скрывалась в Севастополе у надежных людей. Но после октябрьского переворота мужа выбрали предводителем Белого движения и Верховным правителем России — главным врагом Советской Республики. Можно представить, какая участь ожидала его семью, когда весной 1919 года началось наступление Красной армии.

Мать не могла подвергать опасности сына.

19 апреля 1919 года в субботнем номере газеты «Эко де Пари» в рубрике «Последние новости» появилась заметка «Жена адмирала Колчака вынуждена была бежать из Севастополя».

В заметке сообщалось, что 18 апреля в Марсель пришел с Мальты крейсер L Isonzo (плавающий под английским флагом), на котором среди пассажиров находились «жена русского адмирала Колчака, играющего в настоящее время очень важную роль в борьбе с большевиками». Корреспондент газеты взял небольшое интервью у Софьи Федоровны, она рассказала о сложной и опасной обстановке в Крыму, побудившей ее искать помощи у британских властей. Не скрывала, что их побег с сыном из Севастополя был подготовлен.

Подтверждение этих слов я нашла в одном из французских архивов. В персональной карточке, составленной на имя Sophie Koltchak nee Omiroff в 1926 году, указывалось, что во Францию она прибыла по дипломатическому паспорту.

Ростислав Колчак — воспитанник колледжа иезуитов. 1926 год. Фото: из архива Л.Абраменко

Казнь подтвердилась

Несколько месяцев мать и сын проведут в Париже. Об этом — небольшое сообщение «Мадам Колчак в Париже» в ежедневной газете «Ле Пети Паризьен» от 20 апреля 1919 года. Об этом — весточка Софьи мужу (письмо от 16 мая 1919 года), которую она передала через поверенных лиц в Сибирь: прибыли благополучно, самочувствие хорошее. Тревожилась, что долго нет вестей, в подписи заверяла: «твоя, всем сердцем»…

Она пронесет эту верность через всю свою горькую жизнь.

Поначалу Софье оказывалось внимание. В том числе со стороны недобросовестных людей, рассчитывавших поживиться — за счет ее высокого статуса и денег, которые регулярно переводились жене Колчака со счетов банков, хранящих средства Белого движения. Уже позднее, с января 1920 года, «Русская миссия» в Париже ежемесячно переводила ей 15 000 франков.

Она не будет участвовать в бурной жизни эмигрантской общины, хотя и станет поддерживать некоторые знакомства. В метрической книге парижского собора Св. Александра Невского хранится запись от 25 января 1920 года: при крещении дочери английского подданного Марии Овэн крестной матерью была жена адмирала Софья Федоровна Колчак. Пока еще жена…

14 февраля 1920 года газета «Эко де Пари» напечатала несколько строчек под заголовком «Казнь Колчака подтвердилась».

Русский дом в Сент-Женевьев-де-Буа, где вдова адмирала жила в последние годы

Донос парижского булочника

Вдова с сыном уедут на юг Франции и поселятся в городке По у подножия Пиренеев. Возможно, особый микроклимат этих мест лучше подходил Ростиславу. Вилла Александрин, бульвар Гийома (Villa Alexandrine, boulevard Guillemin»)…

Я побывала в тихом аристократическом квартале этого города. Посидела на скамейке напротив красивого двухэтажного особняка, вглядываясь в окна. Была ли за ними спокойной жизнь Софьи Федоровны? Сына пришлось отдать воспитанником в колледж иезуитов — старейшее религиозное учебное заведение «Непорочное зачатие» (существует в настоящее время). А мать изводили мучительные головные боли. Смерть мужа обострила болезнь, которая началась еще в России, — сказались переживания из-за смерти дочерей. Как многие русские эмигранты, она пыталась заняться огородничеством, но опыт закончился плачевно. А долги вдовы Колчака все росли, о чем осенью 1922 года не преминул пожаловаться премьер-министру Раймону Пуанкаре некий булочник из По.

Этот донос сказался самым пагубным образом на финансовом положении Софьи Федоровны. С начала 1923 года ее ежемесячное пособие урезано до 300 франков. Эти деньги перечислялись семье «диктатора и реакционера», чтобы они не умерли с голоду, горько иронизирует в письме генералу Н.Н. Юденичу адмирал В.К. Пилкин, осуществлявший финансовые переводы.

Софье Федоровне пришлось переехать из аристократического района на улицу Монпансье (rue Montpensier). Я побывала и здесь, возле обычного многоквартирного дома. В нескольких шагах от него сохранился и колледж иезуитов, в котором с 1920 по 1926 год воспитывался Ростислав Колчак. Сохранилась и маленькая православная церковь, одна из трех старейших церквей Франции, освященных в честь Александра Невского. Глубоко верующая женщина, Софья Федоровна ежедневно ходила на службу и молилась об упокоении души мужа Сашеньки.

Софья Федоровна в период жизни в городе По. 1926 год. Фото: из архива Л.Абраменко

Еще один плен Колчака

В 1927 году Ростислав окончил колледж, вместе с матерью вернулся в Париж. Необходимо было дать сыну хорошее образование и возможность достойно начать самостоятельную жизнь. Юноша успешно выдержал экзамены и поступил в Высшую школу по двум специальностям: политических наук и права. Но средств на оплату обучения у матери не было. Не имея возможности работать из-за болезни, Софья Федоровна жила теперь в Русском доме (старческом, как его называют сейчас) в городке Сент-Женевьев-де-Буа. Здесь она останется до последних своих дней. Ради сына, отчаявшись, напишет письмо о помощи знаменитому норвежскому исследователю Фритьофу Нансену, у которого проходил обучение молодой офицер Колчак перед своей первой полярной экспедицией…

Ей помогали многие. Из Америки переводил деньги Б.А. Бахметьев, игравший видную роль в политических кругах русской эмиграции. Помогали генерал Н.Н. Юденич и бывший сокурсник Колчака по Морскому корпусу контр-адмирал А.А. Погуляев. В 1930 году, в десятилетие гибели адмирала, бывший управляющий Военно-морским министерством в правительстве Колчака и его друг контр-адмирал М.И. Смирнов издал книгу воспоминаний о нем. Доход от продаж был направлен на помощь семье Колчаков. «Морской журнал» собирал средства на завершение образования Ростислава…

Сбылась мечта матери — сын получил диплом. А вскоре женился. Его избранницей стала Екатерина Развозова — дочь покойного контр-адмирала Александра Васильевича Развозова. Венчание состоялась 3 января 1932 года в церкви Св. Александра Невского (ныне в статусе собора) — духовном центре русских эмигрантов в Париже на улице Дарю.

Ростислав получил место в одном из банков в Алжире, куда уехала молодая семья. Софья Федоровна осталась ждать новостей. Через год пришло радостное известие: родился внук, которого родители в честь прославленных дедов назвали Александром. Увы, тропический климат не подходил малышу , он серьезно заболел, врачи рекомендовали срочно увозить малютку, который слабел с каждым днем.

И вновь Софья Федоровна хлопочет за своих родных. В Швейцарии живет крестная мать невестки, состоятельная женщина — к ней обращается бабушка Александра Колчака. И крестная помогает…

Но Софье Федоровне не дано было предотвратить мировую беду. В 1939 году Франция вступила в войну с Германией, был мобилизован на фронт Ростислав Колчак. В июне 1940 года, после поражения французских войск под Парижем, сын адмирала попал в плен.

Каким по счету в семье Колчаков был этот плен? Что пережила в те месяцы неведения и ожидания больная мать?

Здание госпиталя в Лонжумо, где умерла Софья Федоровна Колчак, и ее последний приют

Надпись на французском языке

В 1947 году Ростислав, Екатерина и несовершеннолетний Александр получили французское гражданство. Сын с семьей поселились в городе Сент-Манде, на границе с Парижем. Вместе с ними в квартире жила и теща — Мария Александровна Развозова (урожденная Остен-Дризен). Внук с отцом навещали бабушку в Русском доме. Периодами она жила с ними в Сент-Манде.

Софья Федоровна так и не получила французского гражданства, до конца оставшись с беженским паспортом. Вдова адмирала умерла 6 марта 1956 года в госпитале небольшого города Лонжумо. Семья сообщила о ее кончине в газету «Русская мысль».

Прощальная панихида прошла в церкви Русского дома. Среди 11 000 могил на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (из которых более половины русские) — и ее последний приют из светлого камня. У основания православного каменного креста надпись: «В память о жене адмирала. С.Ф. Колчак 1876-1956, урожденной Омировой, вдове Верховного Правителя России».

Надпись на французском языке.

Софья Федоровна долгие годы хранила последнее письмо мужа, которое заканчивалось словами: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку». Александр Васильевич благословил жену и сына на жизнь, и она выполнила его наказ. Воспитанница Смольного института, знавшая семь языков, умела не только красиво держаться, но и стойко держала удары судьбы во имя благородной и главной материнской цели — сохранить свое потомство.

Эта женщина достойна светлой и доброй памяти.

Домашний архив

Александр Ростиславович Колчак

Что стало с потомками Александра Колчака

Сын Ростислав много занимался изучением рода Колчаков. В память об отце в 1959 году написал очерк семейной хроники «Адмирал Колчак. Его род и семья». Жизнь его оказалась недолгой, на здоровье сказался немецкий плен — Ростислав Александрович умер в 1965 году. Через десять лет не стало Екатерины Колчак. Сын и невестка Софьи Федоровны похоронены с ней в одной могиле на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Внук Александр Ростиславович (он просит произносить его отчество на старорусский манер — Ростиславич) Колчак живет в Париже. Он получил хорошее образование, владеет несколькими языками, прекрасно рисует. Некоторое время работал карикатуристом в одной из парижских газет. Юмор его работ лаконичен и прост, но вместе с тем не у каждого способен вызвать улыбку. Часть жизни А. Р. Колчака связана с Америкой, где он работал несколько лет и где нашел свое увлечение — джаз. Александр Ростиславич интересный собеседник, его речь с правильным русским языком увлекает слушателя. Он похож на своего деда не только внешне. Софья Федоровна отмечала и сходство характеров двух Александров.

А еще есть Александр Колчак третий, как Александр Ростиславич называет своего сына.

Среди увлечений Александра Ростиславовича Колчака — карикатуры и джаз. 2016 год.

Загрузка…

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ: НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО! • Последние новости • Наша история • Судьбы людские • Наша почта, наши споры • ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ Next Prev О нём знали только Сталин и Берия

По телефону он деликатно отнекивался, ссылаясь на занятость. На столе лежала рукопись очередной книги. Ждали дела в редколлегиях нескольких журналов. Аспиранты и студенты выстроились в очередь за консультация…

Оксана

История великой гимнастки глазами ее тренера

Кончина атамана Кочкина

Нет обиднее и страшнее гражданской войны, на которой брат убивает брата, а люди делятся на красных и белых. После зарастают травой хлебородные пашни, политые кровью «своих» и «чужих». Разберись, кто прав, кто…

Старый Иркутск

  Иркутск довольно быстро становится крупным военно-торговым центром Восточной Сибири, оттесняя на второй план остроги, возникшие раньше (Братский, Верхоленский, Илимский и другие). Причина этому – удобное р…

Составьте свою родословную

В последние годы в нашей стране многократно вырос интерес к полузабытой науке генеалогии и к составлению родословных. На каждое заседание существующего в Иркутске общества «Родословие» приходят люди, желающие…

История Сибири: Последний белый город

«Первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем не бояться какой бы то ни было правды». Цицерон ПРОЛОГ Так получается, что история нашей Родины зачастую представляет собой откровенную ложь…

История Иркутска: Город и его музей

Одна из стен медленно поплыла вверх, потом появилась стеклянная стена, за которой обнаружились люди. Она приоткрылась, и я, наконец, поняла, что это лифт. Пожилой мужчина с букетом цветов вышел из лифта и нап…

Отступления и победы лейтенанта Яныкина

Яныкин Константин Васильевич – кадровый офицер. После успешного окончания средней школы в 1936 году в курортном городе Минеральные Воды он решил стать военным – окончить в чеченском городе Грозном пулемётно-м…

История Сибири: Самоцветы Смоленщины

В целях усиления поисковых работ на поделочные и полудрагоценные камни Министерством геологии СССР в 1966 году была создана геологоразведочная партия. Спрос на изделия из камнесамоцветного (нефрит, жадеит, ла…

Время выбрало нас…

  Так уж сложились жизненные обстоятельства, что в середине 90-х годов нашей семье, как и многим другим, пришлось поменять место жительства. Мы переехали в село Хомутово, что в Иркутском районе, оставив край…

История Сибири: Кругоморская дорога у Байкала

Освоение Сибири происходило поэтапно. Вначале по судоходным рекам была освоена Западная Сибирь. Затем русские землепроходцы от Урала к Тихому океану продвигались на восток северным путём по рекам Енисей, Лена…

Война и мир Дмитрия Лебедева

24 октября этого года исполнится 92 года фронтовику, почётному железнодорожнику Дмитрию Дмитриевичу Лебедеву. А 24 апреля этого года  ему за активную работу в ветеранском движении, воспитание молодёжи в духе …

Город моей юности

  Впервые я познакомился с Иркутском в 1953 году, точнее говоря, даже не с самим городом, а его представителями в лице актёров Иркутского театра музыкальной комедии.

ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ • Все новости про пенсии и деньги • Пенсионные новости • Военным пенсионерам • Работающим пенсионерам • Next Prev Доходы по рублевым депозитам нынче не радуют…

18 января 2020 года Центробанк России опубликовал данные о среднестатистической процентной ставке в отечественных финансовых организациях по вкладам. Данные указаны только по рублевым депозитам. Стало известн…

Покупка из-за рубежа: сколько потребуют доплатить?

С 1 января в России подняли таможенные пошлины на товары, приходящие почтой из-за рубежа. За китайский, да и любой другой зарубежный товар стоимостью выше 200 евро (и/или свыше 31 кг) нам теперь придется допл…

Правда об адмирале. История Александра Колчака и Анны Тимиревой | История | Общество

В период перестройки, а также в самом начале 1990-х, когда развенчание старых героев было поставлено на поток, отечественные СМИ поведали удивительно красивую историю любви адмирала Колчака и Анны Тимиревой. Он, борец за свободную Россию, был жестоко расстрелян большевиками, а она, пройдя через десятилетия тюрем и ссылок, до последних дней хранила ему верность.

Фильм «Адмиралъ», вышедший на экраны в 2008 году, окончательно сформировал у обывателей картину великой и трагической любви благородного русского патриота и преданной ему дамы.

Правда не в состоянии бороться с кинокартинкой ценой в 20 миллионов долларов. Начиная рассказ о подлинной истории отношений Александра Колчака и Анны Тимиревой, можно вспомнить фразу, сказанную героиней невероятно популярного в советские годы фильма «Шумный день»: «Любовь часто принижает человека, разрушает его жизнь. Я даже не знаю — во имя любви совершено больше высоких поступков или подлых».

«Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему»

На балу в Морском собрании дочь действительного тайного советника Федора Омирова Софья познакомилась с бравым офицером Александром Колчаком.

Потомственная дворянка, Софья получила блестящее образование в Смольном институте. При этом девушка обладала железным характером и не чуралась тяжелой работы, что впоследствии очень пригодилось ей в жизни.

Волевая и независимая Софья по-женски ослабела перед чарами красавца в морской форме, и согласилась стать его женой. Договорились, что свадьба состоится после экспедиции, в которую отправлялся Колчак.

Вечное ожидание станет судьбой Софьи Федоровны. Еще не став женой, она имела все шансы стать вдовой, когда Колчак ходил по краю в своих полярных экспедициях.

Он писал ей красивые письма: «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи, так мучительно и больно, как будто это было вчера. Сколько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных… без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему, все свои силы я отдал Вам…». В честь невесты были названы остров и мыс. 

Одна экспедиция перешла в другую, и поженились они только спустя 4 года. Венчание в Свято-Харлампиевском храме в Иркутске стало минутой радости перед новым прощанием — Колчак отправлялся на русско-японскую войну.

Софья и Александр Колчак. Софья и Александр Колчак. Кадр youtube.com

«Твоя любящая Соня»

Потери, боль и страдания Софья Колчак всегда будет принимать на себя. Их первая дочь никогда не увидит отца — девочка умерла, не прожив и месяца, пока отец продолжал свою миссию на Дальнем Востоке.

В 1910 году Софья родит мужу сына Ростислава, в 1913 году дочь Маргариту. Странный брак «по переписке» был тяжелым испытанием для жены, но она продолжала писать мужу письма, полные тепла: «Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать… Как твои дела? Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом. Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни. Пиши про себя. Твоя любящая Соня».

Начало Первой Мировой войны обернется для Софьи Колчак новой трагедией. Семьи офицеров флота жили в Либаве, которая очень быстро оказалась под угрозой захвата немцами.

В конце жизни Блок возненавидел свое произведение.

Никакой организованной эвакуации не было, и Софья Колчак с двумя маленькими детьми на руках вынуждена была бежать, бросив все имущество.

Благородный морской офицер палец о палец не ударил, чтобы помочь жене и детям. Оно и понятно, война требует самоотречения.

Цена за это была высокой — маленькая Рита, простудившись в дороге, умерла на руках матери в Гатчине. Рядом с Софьей Колчак не было никого, кто бы мог помочь пережить горе. Был только сын Ростислав, и Софья, собрав в волю в кулак, не дала себе сойти с ума.

Жена боевого друга

Она верила в то, что нужна не только сыну, но и мужу. Наверное, где-то в душе надеялась, что Александр поможет ей справиться с потерей второй дочери. Ошиблась.

В январе 1915 года Александр Колчак отправлялся из Петрограда к месту службы в Гельсингфорс. Купе поезда с ним делил Сергей Николаевич Тимирёв, однокашник, сослуживец и друг. Во время учебы в Морском корпусе они состояли в одной роте: Колчак — фельдфебелем, Тимирев — унтер-офицером. Потом им довелось вместе поучаствовать в обороне Порт-Артура. Сергей Тимирев, который был на год младше Колчака, всегда относился к нему с большим уважением.

Провожать Тимирева на вокзал приехала жена Анна.

Аня Сафонова, дочь известного русского дирижера и пианиста, вышла замуж за морского офицера Сергея Тимирева, когда ей исполнилось 18 лет. В октябре 1914 года у пары родился сын, которого назвали Владимиром.

Вряд ли Сергею Тимиреву могло прийти в голову, чем грозит ему та встреча на вокзале. 

Спустя пару месяцев Анна Тимирева приедет к мужу в Гельсингфорс, чтобы, как она вспоминала, «осмотреться и подготовить свой переезд с ребёнком».

Офицеры приглашали сослуживцев к себе на вечера, и на одной из таких встреч Колчак долго общался с женой друга.

В конце жизни Блок возненавидел свое произведение. Кадр youtube.com

«Их роман красив для романистов»

К весне 1915 года Анна Тимирева переехала в Гельсингфорс, и ее встречи с Колчаком начали носить систематический характер.

«Где бы мы ни встречались, всегда выходило так, что мы были рядом, не могли наговориться, и всегда он говорил: „Не надо, знаете ли, расходиться — кто знает, будет ли ещё когда-нибудь так хорошо, как сегодня“. Все уже устали, а нам — и ему, и мне — всё было мало, нас несло, как на гребне волны», — вспоминала она.

А в это время здесь же в Гельсингфорсе, находилась Софья Колчак. Биограф Александра Колчака Павел Зырянов пишет: «Все это видели, всё замечали, и пересуды, конечно, были неизбежны. Внешне две женщины сохраняли дружеские отношения. Что происходило в семействах, нам, к счастью, неизвестно».

Ростислав Колчак, сын адмирала, много лет спустя отказывался понимать отца: «Их роман красив для романистов. Но когда двое людей, обвенчанные с другими в церкви, считающие себя православными, на глазах у всех предаются своим порывам, это выглядело странно!»

Липкая история предательства

И что же красивого в этой истории? Александр Колчак не просто предает жену, ради него пережившую невероятные испытания, он еще и делает это публично, на глазах у всех.

В среде русского офицерства крутить роман с женой сослуживца считалось низостью. А Колчак поступил так не просто с сослуживцем, а с другом.

Анна Тимирева не просто изменила мужу, но предала и сына, которому в тот момент не было и года.

Нам известно, что Анна Тимирева сопровождала Колчака, ставшего де-факто ее гражданским мужем, вплоть до его расстрела. Ее супруг, покорно снося унижение, продолжал служить в подчинении Колчака и во время Гражданской войны, занимая почти виртуальный пост командующего Морскими силами белого движения на Дальнем Востоке.

Трагедия Владимира Тимирева

А что же их сын, Володя? Пока мать следовала за своим любовником, Вова Тимирев жил в Кисловодске у дедушки с бабушкой. Мальчику пришлось пережить смерть обоих родственников, после чего он остался на попечении практически чужих людей. Лишь в 1922 году Анна Тимирева, выпущенная из тюрьмы, заберет сына в Москву.

Последняя фотография Колчака. После 20 января 1920 года.

У Владимира Тимирева была трагическая биография. Хотя поначалу казалось, что проблемы матери с властями обойдут его стороной. Он закончил среднюю школу в московских Хамовниках, затем учился в Строительно-конструкторском техникуме, потом — в Московском архитектурно-конструкторском институте.

Владимир Сергеевич стал членом Союза художников СССР, в Москве состоялась его персональная выставка.

23-летнего талантливого парня погубила любовь. Он имел неосторожность влюбиться в Наташу Кравченко, дочь видного советского художника. Родители девушки были против их отношений. Ксения Степановна Кравченко, мама Наташи, которая, к слову, сама была дворянского происхождения, предупредила Тимирева: если не отстанешь от дочери, «я приму свои меры».

Молодой и пылкий Владимир предупреждению не внял, и добился от возлюбленной обещания выйти за него замуж. И тогда опытная дама написала донос в НКВД, в котором сообщила, что Тимирев общается с водителем посольства Германии.

На дворе была весна 1938 года, самый разгар «большого террора». Рядом не оказалось никого, кто бы мог отвести беду от Владимира. А тут еще похождения матери, и статус «пасынка Колчака».

17 мая 1938 года Владимир Тимирев был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 28 мая 1938 года.

Отец, Сергей Тимирев, о трагической судьбе сына не узнал — он умер от рака горла в эмиграции в Шанхае в июне 1932 года.

Жена Колчака Софья с сыном Ростиславом и внуком Александром. Франция, 1939 год. Жена Колчака Софья с сыном Ростиславом и внуком Александром. Франция, 1939 год. Фото: Кадр youtube.com

«Последнее предупреждение»

Софья Колчак в последний раз виделась с мужем в мае 1917 года, в Севастополе, который в тот момент был местом его службы. Она проводила его в командировку в Петроград, из которой он уже не вернулся.

Она ждала его в Севастополе, когда он уже стал одним из лидеров Белого движения. Софья рисковала быть арестованной едва ли не каждую минуту. Приходившие весточки сообщали, что муж жив, но место жены де-факто теперь занято Анной Тимиревой.

Ей, а не жене, писал теперь Колчак нежные письма: «Как хотел бы я послать Вам эти цветы — это не фиалки и не ландыши, а действительно нежные, божественно прекрасные, способные поспорить с розами. Они достойны, чтобы, смотря на них, думать о Вас…»

А жене в октябре 1919 года Колчак адресовал следующее письмо: «Мне странно читать в твоих письмах, что ты спрашиваешь меня о представительстве и каком-то положении своем как жены Верховного правителя… Ты пишешь мне все время о том, что я недостаточно внимателен и заботлив к тебе. Я же считаю, что сделал все, что я должен был сделать. Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были бы в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения… Прошу не забывать моего положения и не позволять себе писать письма, которые я не могу дочитать до конца, т. к. я уничтожаю всякое письмо после первой фразы, нарушающей приличие. Если ты позволяешь слушать сплетни про меня, то я не позволяю тебе их сообщать мне. Это предупреждение, надеюсь, будет последним.

Пока до свидания. Твой Александр».

Наказание жизнью

Адмирал, деля постель с любовницей, выносил жене «последнее предупреждение» за попытки разобраться в том, что происходит в их отношениях.

Софье Федоровне Колчак удалось вместе с сыном покинуть Россию. Они осели во Франции. Эта стойкая женщина не стала сводить счеты с мертвым мужем-предателем, хотя ей уж точно было что рассказать об Александре Колчаке.

Во время Второй Мировой войны Ростислав Колчак, воевавший в рядах французской армии, попадет в плен к немцам. И снова Софья Федоровна будет ждать и надеяться, и на сей раз дождется — сын вернется из плена живым.

Вдова Колчака умрет во Франции весной 1956 года. Спустя девять лет не станет Ростислава Колчака.

Анна Тимирева, несмотря на долгие годы, проведенные в тюрьмах и ссылках, переживет абсолютно всех участников этой драмы. И оставит воспоминания о своей любви, над которыми будут лить слезы впечатлительно настроенные граждане.

Но «Любовь часто принижает человека, разрушает его жизнь. Я даже не знаю — во имя любви совершено больше высоких поступков или подлых».

«Твоя Соня». Софья Колчак | Матроны.RU

— Среди женщин (…) есть особый разряд. Это — подруги викингов, это — светлоликие Изольды с алмазными душами.
А. Солженицын «В круге первом»

Об этой женщине не писали восторженных книг, не снимали фильмов и не восхищались ее мужеством и самоотверженностью. Слишком уж «бледно» выглядит теперь каждодневный подвиг (а ее жизнь была именно подвигом) жены и матери в сравнении с яркой, порывистой и страстной жизнью другой женщины – Анны Тимиревой, ставшей ее вольной или невольной соперницей.

Имена адмирала Колчака и его возлюбленной всегда стоят рядом и ассоциируются друг с другом. А о жене знаменитого адмирала Софье почти не вспоминают и мало что знают. Что ж, свой крест супруги офицера – вечное ожидание встречи, страх за мужа, верность и умение быть незаметной рядом с ним – она несла достойно не только в жизни, но и после смерти.

Анна Тимирева, оставившая ради Колчака мужа и ребенка и последовавшая за ним в тюрьму, в старости писала о жене адмирала: «Я рада тому, что на ее долю не выпало всего того, что пришлось пережить мне». К счастью, самой Анне тоже не довелось узнать всю горечь и боль, пережитые Софьей Колчак…

Софья родилась в древнем украинском городке Каменец-Подольске в 1876 г. в дворянской семье действительного тайного советника Федора Васильевича Омирова и Дарьи Федоровны Каменской. Образование Соня получила в Смольном институте, интересовалась философией, знала семь языков, из которых французским, немецким и английским владела в совершенстве.

Софья Федоровна Омирова-Колчак

Софья Федоровна Омирова-Колчак

С Александром Колчаком ее познакомили его родители на балу в Морском собрании. Будущим свекрам Соня нравилась волевым характером, аристократизмом, независимостью — рано осиротев, она сама зарабатывала, преподавая языки, и не стеснялась своего положения. Все эти качества по достоинству оценил и сам Колчак. Едва ли можно было желать лучшего характера для жены военного.

Они должны были пожениться после возвращения Александра из первой экспедиции, длившейся несколько лет. Оттуда он писал невесте: «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи, так мучительно и больно, как будто это было вчера. Сколько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных… без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему, все свои силы я отдал Вам…». Ее именем он назвал остров в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета. Эти суровые скалы среди северных морей и ветров стали символом будущей жизни самой Софьи Федоровны…

Свадьбу пришлось отложить до окончания теперь уже второй экспедиции. К тому времени Софья приехала с отцом Колчака из Петербурга в Иркутск, где через 4 года после знакомства они обвенчались в «морской» Архангело-Михайловской церкви, в которой издавна благословляли моряков, уходящих в плавание. А уже через день молодая жена провожала лейтенанта Колчака на фронт в Порт-Артур – шла Русско-японская война. Сама же Софья вернулась в Петербург. Там родилась их первая дочка, но отец даже не увидел ее – девочка не прожила и месяца. В 1910 году родился сын Ростислав, а спустя еще 2 года — дочь Маргарита.

Все эти годы для Софьи Федоровны проходили в ожиданиях, встречах и проводах мужа – полярные экспедиции чередовались с войнами. Но она не жаловалась и писала спокойные приветливые письма: «Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать… Как твои дела? Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом. Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни. Пиши про себя. Твоя любящая Соня».

Войны она боялась не зря. Когда началась Первая мировая война, семьи военных квартировались в Либаве, на самой границе, и под обстрелом немцев в городе нельзя было оставаться. Софья Федоровна, бросив все вещи, бежала с маленькими детьми. Казалось, что опасность миновала, но в дороге простудилась двухлетняя дочь и через несколько недель умерла в Гатчине. Утешить Софью Федоровну было некому – родителей давно не было в живых, муж воевал, а сын, к счастью, был еще слишком маленьким, чтобы разделить ее боль.

Когда появилась возможность, Софья отправилась к мужу в Гельсингфорс, где размещался штаб Балтийского флота. Там ее ждало еще одно испытание в лице миловидной молодой женщины, жены давнего знакомого Колчаков Сергея Тимирева – Анны. Сама Анна вспоминала о жене своего возлюбленного: «Она была очень хорошая и умная женщина и ко мне относилась хорошо. Она, конечно, знала, что между мной и Александром Васильевичем ничего нет, но знала и другое: то, что есть, очень серьезно, знала больше, чем я…»

Трудно сказать, как справилась с этим несчастьем Софья Федоровна. Наверное, помогли сильный характер, приобретенная с годами выдержка и любовь к сыну, которому она хотела «создать счастливое детство», — как писала мужу.

Адмирал Александр Васильевич Колчак

Адмирал Александр Васильевич Колчак

Сам Ростислав впоследствии очень точно охарактеризовал последнюю любовь отца: «Их роман красив для романистов. Но когда двое людей, обвенчанные с другими в церкви, считающие себя православными, на глазах у всех предаются своим порывам, это выглядело странно!»

После назначения в 1916 году Колчака командующим Черноморским флотом Софья Федоровна переехала с ним в Севастополь, где организовала санаторий для нижних военных чинов, возглавила дамский кружок помощи больным и раненым воинам. В августе 1917 Керенский принудил адмирала подать в отставку, после чего тот по приглашению командования американского флота уехал в США для консультирования американских военных специалистов. Все это время Софья Федоровна с сыном жила Севастополе и ждала его.

Ждала, даже когда город заняли большевики и начались расстрелы. К счастью, сына удалось отправить к друзьям на родину, в Каменец-Подольский, там было безопасно. Сама она пряталась под чужим именем в домах знакомых, пока не узнала, что вернувшегося в Россию мужа сопровождает Анна Тимирева…

Анна Тимирева

Анна Тимирева

Тогда же Колчак написал жене: «Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения. Ты не можешь ни с какой стороны, кроме уверенности моей в безопасности и спокойной жизни твоей за границей, помочь мне в этом деле». И она уехала на английском корабле — помогли британские союзники — в Констанцу. Оттуда Софья Федоровна перебралась в Бухарест, а затем, с сыном, — во Францию. Денег не было, и она, как многие эмигрантки, сдавала в ломбард уцелевшие ценности – и серебряные ложки, и награды мужа…

Конечно, Софья Федоровна и сама работала — перешивала старые вещи, вязала, огородничала, но средств иногда не хватало даже на еду. Помогали, как могли, друзья и сослуживцы Колчака, но и сами они жили не намного богаче.

Заветной мечтой Софьи Федоровны было вырастить сына и дать ему хорошее образование. Ради этого она не стеснялась унижаться и просить денег даже у малознакомых людей. Она писала знаменитому полярному исследователю Ф. Нансену, у которого Александр Колчак когда-то проходил подготовку перед своей первой полярной экспедицией: «Дорогой сэр, все еще надеясь без надежды, я взяла на себя смелость обратиться к Вам, поскольку не вижу никого, кто хотел бы помочь нам в нашей беде… у меня есть мой мальчик, чья жизнь и будущность поставлены сейчас на карту… Молодой Колчак учится в Сорбонне… с надеждой встать на ноги и взять свою больную мать домой. Он учится уже два года, осталось еще два или три года до того, как он получит диплом и выйдет в большую жизнь. В мае начнутся экзамены, которые полностью завершатся к августу. Но как дожить до этого момента? Мы только на время хотели бы занять немного денег, чтобы перевести ему 1000 франков в месяц…»

Мечты Софьи Федоровны осуществилась, она сумела дать сыну хорошее образование. Ростислав Колчак окончил Сорбонну, был талантливым финансистом, офицером французской армии и воевал против немцев во Вторую мировую войну, как когда-то его отец. Он женился на Екатерине Развозовой, дочери убитого большевиками адмирала Александра Владимировича Развозова, а своего сына назвал в честь двух дедов-адмиралов — Александром. Потомки Колчака и сейчас живут во Франции и Америке.

Софья Федоровна Колчак с сыном Ростиславом (офицером французской армии)и внуком Александром. Франция, 1939 год

Софья Федоровна Колчак с сыном Ростиславом (офицером французской армии) и внуком Александром. Франция, 1939 год

Софья Федоровна умерла в глубокой старости. До конца жизни она работала, как могла, — шила, вязала, а вырученные деньги собирала на сооружение братского памятника воинам белых армий на главном русском кладбище Франции  Сент-Женевьев-де-Буа. Среди других на нем было написано и имя адмирала Колчака. На этом же некрополе похоронили и саму Софью Федоровну.

Софья Колчак выполнила последнюю волю мужа — Российская газета

А что мы знаем о его жене, к которой адмирал обратил свое последнее письмо: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку»? Я много лет занимаюсь исследованием жизни Софьи Федоровны Колчак в эмиграции. Надеюсь, эти заметки будут небезынтересны «Родине».


Сын за отца не отвечает

Софье Федоровне было 42 года, когда с девятилетним сыном Ростиславом — Славушкой, как его ласково называли в семье, она оказалась во Франции.

Была ли возможность остаться?

Нужно вспомнить Севастополь в июне 1917 года — распоясавшиеся матросы открыто призывают к неповиновению офицерам. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак обвинен Временным правительством в невозможности предотвратить бунт и вместе с флаг-капитаном М.И. Смирновым вызван в Петроград для объяснений. Софья Федоровна с сыном остаются в городе, в котором революционеры каждую ночь громят квартиры и устраивают самосуд над офицерами и их семьями.

Какой страх за жизнь маленького сына должна была испытывать женщина, уже дважды оплакивавшая потерю детей… Танечка умерла малюткой в 1905 году, в это время Александр Васильевич участвовал в защите крепости Порт-Артур. В 1914 году, когда Софья Федоровна, снова без воюющего мужа, выбиралась под немецкими обстрелами из Либавы с четырехлетним Ростиславом и двухлетней Маргаритой, заболела в пути и умерла вторая дочка…

До поры Софья Колчак под чужой фамилией скрывалась в Севастополе у надежных людей. Но после октябрьского переворота мужа выбрали предводителем Белого движения и Верховным правителем России — главным врагом Советской Республики. Можно представить, какая участь ожидала его семью, когда весной 1919 года началось наступление Красной армии.

Мать не могла подвергать опасности сына.

19 апреля 1919 года в субботнем номере газеты «Эко де Пари» в рубрике «Последние новости» появилась заметка «Жена адмирала Колчака вынуждена была бежать из Севастополя».

В заметке сообщалось, что 18 апреля в Марсель пришел с Мальты крейсер L Isonzo (плавающий под английским флагом), на котором среди пассажиров находились «жена русского адмирала Колчака, играющего в настоящее время очень важную роль в борьбе с большевиками». Корреспондент газеты взял небольшое интервью у Софьи Федоровны, она рассказала о сложной и опасной обстановке в Крыму, побудившей ее искать помощи у британских властей. Не скрывала, что их побег с сыном из Севастополя был подготовлен.

Подтверждение этих слов я нашла в одном из французских архивов. В персональной карточке, составленной на имя Sophie Koltchak nee Omiroff в 1926 году, указывалось, что во Францию она прибыла по дипломатическому паспорту.

Ростислав Колчак - воспитанник колледжа иезуитов. 1926 год. / из архива Л.Абраменко.


Казнь подтвердилась

Несколько месяцев мать и сын проведут в Париже. Об этом — небольшое сообщение «Мадам Колчак в Париже» в ежедневной газете «Ле Пети Паризьен» от 20 апреля 1919 года. Об этом — весточка Софьи мужу (письмо от 16 мая 1919 года), которую она передала через поверенных лиц в Сибирь: прибыли благополучно, самочувствие хорошее. Тревожилась, что долго нет вестей, в подписи заверяла: «твоя, всем сердцем»…

Она пронесет эту верность через всю свою горькую жизнь.

Поначалу Софье оказывалось внимание. В том числе со стороны недобросовестных людей, рассчитывавших поживиться — за счет ее высокого статуса и денег, которые регулярно переводились жене Колчака со счетов банков, хранящих средства Белого движения. Уже позднее, с января 1920 года, «Русская миссия» в Париже ежемесячно переводила ей 15 000 франков.

Она не будет участвовать в бурной жизни эмигрантской общины, хотя и станет поддерживать некоторые знакомства. В метрической книге парижского собора Св. Александра Невского хранится запись от 25 января 1920 года: при крещении дочери английского подданного Марии Овэн крестной матерью была жена адмирала Софья Федоровна Колчак. Пока еще жена…

14 февраля 1920 года газета «Эко де Пари» напечатала несколько строчек под заголовком «Казнь Колчака подтвердилась».


Русский дом в Сент-Женевьев-де-Буа, где вдова адмирала жила в последние годы.

Донос парижского булочника

Вдова с сыном уедут на юг Франции и поселятся в городке По у подножия Пиренеев. Возможно, особый микроклимат этих мест лучше подходил Ростиславу. Вилла Александрин, бульвар Гийома (Villa Alexandrine, boulevard Guillemin»)…

Я побывала в тихом аристократическом квартале этого города. Посидела на скамейке напротив красивого двухэтажного особняка, вглядываясь в окна. Была ли за ними спокойной жизнь Софьи Федоровны? Сына пришлось отдать воспитанником в колледж иезуитов — старейшее религиозное учебное заведение «Непорочное зачатие» (существует в настоящее время). А мать изводили мучительные головные боли. Смерть мужа обострила болезнь, которая началась еще в России, — сказались переживания из-за смерти дочерей. Как многие русские эмигранты, она пыталась заняться огородничеством, но опыт закончился плачевно. А долги вдовы Колчака все росли, о чем осенью 1922 года не преминул пожаловаться премьер-министру Раймону Пуанкаре некий булочник из По.

Этот донос сказался самым пагубным образом на финансовом положении Софьи Федоровны. С начала 1923 года ее ежемесячное пособие урезано до 300 франков. Эти деньги перечислялись семье «диктатора и реакционера», чтобы они не умерли с голоду, горько иронизирует в письме генералу Н.Н. Юденичу адмирал В.К. Пилкин, осуществлявший финансовые переводы.

Софье Федоровне пришлось переехать из аристократического района на улицу Монпансье (rue Montpensier). Я побывала и здесь, возле обычного многоквартирного дома. В нескольких шагах от него сохранился и колледж иезуитов, в котором с 1920 по 1926 год воспитывался Ростислав Колчак. Сохранилась и маленькая православная церковь, одна из трех старейших церквей Франции, освященных в честь Александра Невского. Глубоко верующая женщина, Софья Федоровна ежедневно ходила на службу и молилась об упокоении души мужа Сашеньки.

Софья Федоровна в период жизни в городе По. 1926 год. / из архива Л.Абраменко.


Еще один плен Колчака

В 1927 году Ростислав окончил колледж, вместе с матерью вернулся в Париж. Необходимо было дать сыну хорошее образование и возможность достойно начать самостоятельную жизнь. Юноша успешно выдержал экзамены и поступил в Высшую школу по двум специальностям: политических наук и права. Но средств на оплату обучения у матери не было. Не имея возможности работать из-за болезни, Софья Федоровна жила теперь в Русском доме (старческом, как его называют сейчас) в городке Сент-Женевьев-де-Буа. Здесь она останется до последних своих дней. Ради сына, отчаявшись, напишет письмо о помощи знаменитому норвежскому исследователю Фритьофу Нансену, у которого проходил обучение молодой офицер Колчак перед своей первой полярной экспедицией…

Ей помогали многие. Из Америки переводил деньги Б.А. Бахметьев, игравший видную роль в политических кругах русской эмиграции. Помогали генерал Н.Н. Юденич и бывший сокурсник Колчака по Морскому корпусу контр-адмирал А.А. Погуляев. В 1930 году, в десятилетие гибели адмирала, бывший управляющий Военно-морским министерством в правительстве Колчака и его друг контр-адмирал М.И. Смирнов издал книгу воспоминаний о нем. Доход от продаж был направлен на помощь семье Колчаков. «Морской журнал» собирал средства на завершение образования Ростислава…

Сбылась мечта матери — сын получил диплом. А вскоре женился. Его избранницей стала Екатерина Развозова — дочь покойного контр-адмирала Александра Васильевича Развозова. Венчание состоялась 3 января 1932 года в церкви Св. Александра Невского (ныне в статусе собора) — духовном центре русских эмигрантов в Париже на улице Дарю.

Ростислав получил место в одном из банков в Алжире, куда уехала молодая семья. Софья Федоровна осталась ждать новостей. Через год пришло радостное известие: родился внук, которого родители в честь прославленных дедов назвали Александром. Увы, тропический климат не подходил малышу , он серьезно заболел, врачи рекомендовали срочно увозить малютку, который слабел с каждым днем.

И вновь Софья Федоровна хлопочет за своих родных. В Швейцарии живет крестная мать невестки, состоятельная женщина — к ней обращается бабушка Александра Колчака. И крестная помогает…

Но Софье Федоровне не дано было предотвратить мировую беду. В 1939 году Франция вступила в войну с Германией, был мобилизован на фронт Ростислав Колчак. В июне 1940 года, после поражения французских войск под Парижем, сын адмирала попал в плен.

Каким по счету в семье Колчаков был этот плен? Что пережила в те месяцы неведения и ожидания больная мать?


Здание госпиталя в Лонжумо, где умерла Софья Федоровна Колчак, и ее последний приют.

Надпись на французском языке

В 1947 году Ростислав, Екатерина и несовершеннолетний Александр получили французское гражданство. Сын с семьей поселились в городе Сент-Манде, на границе с Парижем. Вместе с ними в квартире жила и теща — Мария Александровна Развозова (урожденная Остен-Дризен). Внук с отцом навещали бабушку в Русском доме. Периодами она жила с ними в Сент-Манде.

Софья Федоровна так и не получила французского гражданства, до конца оставшись с беженским паспортом. Вдова адмирала умерла 6 марта 1956 года в госпитале небольшого города Лонжумо. Семья сообщила о ее кончине в газету «Русская мысль».

Прощальная панихида прошла в церкви Русского дома. Среди 11 000 могил на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (из которых более половины русские) — и ее последний приют из светлого камня. У основания православного каменного креста надпись: «В память о жене адмирала. С.Ф. Колчак 1876-1956, урожденной Омировой, вдове Верховного Правителя России».

Надпись на французском языке.

Софья Федоровна долгие годы хранила последнее письмо мужа, которое заканчивалось словами: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку». Александр Васильевич благословил жену и сына на жизнь, и она выполнила его наказ. Воспитанница Смольного института, знавшая семь языков, умела не только красиво держаться, но и стойко держала удары судьбы во имя благородной и главной материнской цели — сохранить свое потомство.

Эта женщина достойна светлой и доброй памяти.

ДОМАШНИЙ АРХИВ

 Александр Ростиславович Колчак

Что стало с потомками Александра Колчака

Среди увлечений Александра Ростиславовича Колчака - карикатуры и джаз. 2016 год.Сын Ростислав много занимался изучением рода Колчаков. В память об отце в 1959 году написал очерк семейной хроники «Адмирал Колчак. Его род и семья». Жизнь его оказалась недолгой, на здоровье сказался немецкий плен — Ростислав Александрович умер в 1965 году. Через десять лет не стало Екатерины Колчак. Сын и невестка Софьи Федоровны похоронены с ней в одной могиле на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Внук Александр Ростиславович (он просит произносить его отчество на старорусский манер — Ростиславич) Колчак живет в Париже. Он получил хорошее образование, владеет несколькими языками, прекрасно рисует. Некоторое время работал карикатуристом в одной из парижских газет. Юмор его работ лаконичен и прост, но вместе с тем не у каждого способен вызвать улыбку. Часть жизни А. Р. Колчака связана с Америкой, где он работал несколько лет и где нашел свое увлечение — джаз. Александр Ростиславич интересный собеседник, его речь с правильным русским языком увлекает слушателя. Он похож на своего деда не только внешне. Софья Федоровна отмечала и сходство характеров двух Александров.

А еще есть Александр Колчак третий, как Александр Ростиславич называет своего сына.

Среди увлечений Александра Ростиславовича Колчака — карикатуры и джаз. 2016 год.

Архивы адмирала Колчака вернулись на родину

Сто лет, как отгремела Гражданская война, а вокруг Колчака продолжаются идейные схватки, ожесточенные дискуссии. В Иркутске несколько раз пытались через суд снести единственный в стране памятник белому адмиралу на месте его казни. Монумент работы скульптора Вячеслава Клыкова устоял. А вот в Петербурге по решению суда убрали-таки мемориальную доску с дома, в котором «с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь».

ТРАГИЧЕСКАЯ ФИГУРА

— Александр Васильевич Колчак – сложная, трагическая, неоднозначная фигура нашей истории, — говорит доктор исторических наук, исследователь Гражданской войны в России Андрей ГАНИН. — Он вызывает настоящую бурю эмоций у тех, кто сегодня считает себя идейными наследниками белых и красных. Уже можно спрогнозировать новую волну этой конфронтации в феврале 2020 года, в вековой юбилей расстрела адмирала. В то же время в силу эмоциональности и субъективности цельный образ Колчака как политического и военного деятеля эпохи второй русской Смуты со всеми его достоинствами и недостатками ускользает от наших современников. Одни до сих пор его идеализируют и романтизируют, другие ненавидят и проклинают.

— Белое движение – лишь одна сторона медали.

— Колчак — выдающийся полярный исследователь, участник нескольких научных экспедиций. Его именем назван остров у побережья Таймыра. Первооткрыватель эллипсоидной траектории дрейфа полярных льдов, храбрый и грамотный морской офицер, участник Русско-японской и Первой мировой войн, георгиевский кавалер. При этом сторонник Февральской революции, заигрывавший, будучи командующим Черноморским флотом, с матросскими массами и «углублявший» революцию. По стечению обстоятельств адмирал стал лидером всего Белого движения, Верховным правителем России. Увы, как моряк, он плохо разбирался в сухопутной войне. Не смог навести порядок в Сибири, организовать фронт и тыл, подавить партизанское движение. В итоге потерпел поражение и поплатился за это жизнью. Но, разумеется, ответственен за неудачи белых не он один.

Евангелие, с которым Колчак не расставался в полярной экспедиции на шхуне «Заря»

Евангелие, с которым Колчак не расставался в полярной экспедиции на шхуне «Заря»

ЕВАНГЕЛИЕ ЗА 65 ТЫСЯЧ ЕВРО

— Расскажите об архиве, чем он ценен, почему ушел с молотка?

— На протяжении века этот архив бережно хранился во Франции, в семье вдовы адмирала Софьи Федоровны Колчак (Омировой) и ее потомков. Немалую часть составили материалы другого выдающегося русского флотоводца, контр-адмирала Александра Развозова — последнего добольшевистского командующего Балтийским флотом. Развозов умер в Петрограде, в тюрьме «Кресты» в 1920-м. Его дочь эмигрировала и впоследствии вышла замуж за сына Колчака Ростислава.

В марте в старческом приюте под Парижем умер 86-летний Александр Ростиславович Колчак, внук адмирала. Его дети и решили расстаться с семейным архивом. На продажу был выставлен 391 лот: письма, рукописи, служебные документы, фотографии, книги, личные вещи, принадлежавшие не только Верховному правителю России, но и его потомкам. В том числе неизвестное детское фото будущего вождя Белого движения, паспорт лейтенанта Колчака, Евангелие, с которым он не расставался в полярной экспедиции на шхуне «Заря», а его сын – во Вторую мировую (Евангелие ушло за 65 тысяч евро!), текст декларации омского правительства, собственноручно написанной адмиралом, эмигрантская фотолетопись трех поколений семьи и многое другое.

Удостоверение Колчака, 1917 г.

Удостоверение Колчака, 1917 г.

Архив Колчака был выкуплен за три с лишним миллиона евро. Почти все важнейшие лоты попадут в Россию, в Государственный архив Российской Федерации и в Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына. Важную роль в этом сыграли Виктор Александрович Москвин, директор Дома русского зарубежья, лично отправившийся на аукцион и Наталия Дмитриевна Солженицына.

Самая ценная часть архива, на мой взгляд, переписка Александра Васильевича с супругой Софьей Федоровной и сыном. Свыше сотни документов. По сути это полный жизненный отчет, который адмирал давал своим близким, будучи вдали от них в самое тяжелое время Первой мировой и Гражданской.

Две любви Верховного правителя

— Широко известна история последней любви Колчака и Анны Тимиревой. Хотя бы по популярному фильму «Адмиралъ», где главные роли исполнили Константин Хабенский и Елизавета Боярская. Анна была почти вдвое моложе адмирала, жена его старинного приятеля, контр-адмирала Тимирева. Ради Колчака развелась с мужем. Но была и законная супруга, хранительница домашнего очага и бесценного архива.

— Софья Фёдоровна Омирова, потомственная дворянка, красавица, воспитывалась в Смольном институте, знала семь языков.

Обвенчались они в 1904 году в Иркутске. Но виделись нечасто. Колчак был в экспедициях, воевал, находился в японском плену. В честь Софьи, кстати, он назвал мыс на острове Беннетта. Сын Ростислав родился в 1910 году, когда отец находился в очередной полярной экспедиции. В 1919 г. супруга Колчака с сыном поселились во Франции. Софья Федоровна скончалась в 1956 году и похоронена на знаменитом русском кладбище Сент-Женевьев де Буа под Парижем, там же покоится и умерший в 1965 году сын.

Свои письма близким Колчак начинал словами «Дорогая Соничка» или «Дорогой, милый мой Славушек». Отвечали ему столь же тепло. До сих пор специалисты знали лишь переписку адмирала с Анной Васильевной Тимиревой, не бросившей его даже под арестом в Иркутске в 1920 году. И вот теперь открыт новый пласт документов. Иногда обеим своим любимым женщинам Колчак писал практически одновременно.

Лично мне крайне интересны были последние письма Колчака жене. В них он делился своими переживаниями о Гражданской войне. Поражает то, насколько этот человек был одинок. «Часто мне приходится работать одному по ночам в своем кабинете, и я завел себе котенка, который привык спать на моем письменном столе и разделяет со мной ночное одиночество» (20 октября 1919 г.)

Софья Колчак (слева) и Анна Тимирева Фото: wikimedia.org

Софья Колчак (слева) и Анна ТимиреваФото: wikimedia.org

Самого себя Колчак считал солдатом. К государственной деятельности он подготовлен не был и тяготился ею. Самой главной задачей считал победу на фронте. Интересны представления Колчака о политике. По его оценке, в международных отношениях все определяется успехом или неудачей: «Победителя не судят, а уважают и боятся, а побежденному – горе! Вот сущность всех политических отношений, как внешних, так и внутренних».

Конечно, это был бескомпромиссный фанатик. Жуткая ненависть к большевикам – лейтмотив переписки с женой. Например, Колчак в заслугу себе ставил то, что в результате его действий удалось истребить немало красных. Он прямо писал: «Все пройдет, и проклятое пятно большевизма будет стерто как грязь с лица русской земли – я все-таки положил хорошее для этого основание, и десятки тысяч предателей уже не воскреснут».

Далекая от грязи и крови Гражданской войны Софья Федоровна из Парижа спрашивает мужа, не устраивает ли он приемы, не ведет ли светскую жизнь. Колчак объяснял ей: «Я живу в одной комнате, и не делаю никаких приемов, а пишешь о какой-то светской жизни и спрашиваешь, надо ли сделать прием. Наша Родина разорена и нищая…».

В письмах – присущий Колчаку фатализм. Осенью 1919 года он наставлял жену: «Ты ни одну минуту не должна забывать, что я могу перестать существовать каждый день и каждый час».

Помимо переписки в архиве крайне интересны мемуары вдовы адмирала, которые пока не видел ни один историк. В них масса неизвестных фактов и осмысление всей жизни. «Все же лучше понимать, чем я, своего бедного, замученного мужа, никто не мог. Мы были люди одного поколения, одного круга, и самая деятельная пора его жизни прошла на моих глазах. Мы шли рука об руку, хотя и не в ногу, т.к. люди мы были разные». Свою книгу она собиралась назвать «Две жизни». Жизни ее и мужа.

Нашлось на страницах рукописи место и для рассказа о сопернице: «Хочу дать понять русским людям, каким был адмирал Колчак Александр Васильевич, и какой была его первая и законная жена София Федоровна. Об Анне Васильевне Тимиревой, урожденной Сафоновой, попавшей в газеты под именем “жены Колчака” я напишу ниже». Пока это лишь отрывок, выставленный на сайте аукциона. Будем надеяться, что скоро специалисты смогут ознакомиться с полным текстом воспоминаний.

12-летний Колчак, 1886 г.

12-летний Колчак, 1886 г.

Две любившие Колчака женщины первоначально дружили. В одном из ранних писем Александр Васильевич даже просил супругу передать привет Анне Васильевне. Революция разметала всех по миру. Колчак оказался далеко от жены и сына, перебравшихся из Петрограда в Севастополь, а затем в Париж. С лета 1917 года они уже больше не встретились. Анна Тимирева жила в Ревеле, позднее уехала во Владивосток и Харбин. Туда же, объехав по служебным обстоятельствам земной шар с другой стороны, попал Колчак. Анна Васильевна была рядом с Колчаком буквально до его расстрела.

Уже на склоне лет она написала о Софье Федоровне: «И до сих пор, когда ее давно уже нет в живых, мне все кажется, что, если бы довелось нам встретиться, мы не были бы врагами. Что бы то ни было, я рада тому, что на ее долю не выпало всего того, что пришлось пережить мне, так все-таки лучше… Она была благородная женщина». Об отношении Софьи Федоровны скоро расскажут ее воспоминания.

Декларация правительства Колчака и другие документы

Декларация правительства Колчака и другие документы

Бог миловал супругу Колчака от того, через что прошла Анна Васильевна, заплатившая за свой выбор сполна. «Я слышала, как его уводят, и видела в волчок его серую папаху среди черных людей, которые его уводили. И всё». А через десятилетия испытаний, на склоне лет, под пером Анны Васильевны родились пронзительные строки, которые до сих пор вряд ли могут оставить равнодушным:

Полвека не могу принять,

Ничем нельзя помочь,

И все уходишь ты опять

В ту роковую ночь.

А я осуждена идти,

Пока не минет срок,

И перепутаны пути

Исхоженных дорог.

Но если я еще жива,

Наперекор судьбе,

То только как любовь твоя

И память о тебе.

Служил России

— От одного историка спецслужб я слышал, что Колчак был агентом английской разведки.

— Это известная конспирологическая версия, не имеющая под собой никаких оснований. Переписка Колчака с женой ее полностью развеивает. После того, как Россия вышла в конце 1917 года из Первой мировой войны и начались мирные переговоры с немцами, люди типа Колчака посчитали такие действия большевиков предательством. А что еще они могли подумать о тех, кто недавно боролся за поражение своей страны в войне с немцами, а затем при помощи немецких же властей проехал через Германию в Россию для подрывной работы?

Колчак прямо писал, что долг перед Родиной и понятие о чести подсказывают ему продолжать борьбу с немцами, во что бы то ни стало, хотя бы в рядах союзных России армий. Как раз с лета 1917 года он находился в военной миссии в Великобритании, а потом уехал в США, Японию и Китай. И дальше началась его борьба с большевиками. Это был очень искренний и убежденный человек, его невозможно было заставить что-то делать помимо собственной воли. Как большевики не были немецкими шпионами, так и Колчак не являлся английским шпионом. Не нужно примитивизировать глубочайший идейный раскол нашей Гражданской войны.

— Есть какие-то материалы в архиве по знаменитому «Золоту Колчака»?

— Насколько я могу судить по представленным общественности электронным копиям документов, таких данных там нет. 7 февраля 2020 года – сто лет расстрела Колчака в Иркутске. К этой дате в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына откроется выставка документов из парижского архива адмирала, выкупленных на аукционе.

Так колчаковцы выглядели на самом деле. Адмирал не смог их обеспечить нормальным обмундированием

Так колчаковцы выглядели на самом деле. Адмирал не смог их обеспечить нормальным обмундированием

НЕ СЕРДИСЬ НА МЕНЯ ЗА МОЕ МОЛЧАНИЕ!

(Из писем адмирала жене и сыну)

«Не сердись на меня за мое молчание. Я не могу физически писать в период испытаний, неудач и забот, которые легли на меня тяжестью, о которой никто не может иметь представления, не испытав ее лично.

У меня нет личной жизни – я удивляюсь сам своему безразличию, ко всему, что не связано с борьбой, с войной за восстановление Родины нашей.

Все остальное далеко от меня, и как-то пустота в отношении себя и всех близких и окружающих меня людей делает меня, вероятно, очень тяжелым и неприятным. Но жребий брошен – я буду вести борьбу до конца, шагая через все и не останавливаясь не перед чем». (16 сентября 1919 г.)

«Я переживаю очень трудный период. Большевицкие армии потеснили мои силы с Урала и как всегда в такое время все трудности управления возрастают и неудачи следуют за неудачами. Два месяца почти как я сплю 4-5 часов, а то и меньше и иногда сам удивляюсь, как справляюсь с той невероятной работой, которую я принял на себя. Но власть есть самый тяжкий труд, и только тот, кто ее имеет, знает, что это такое.

Мы ведем… 9-й месяц невероятную борьбу среди самой тяжелой обстановки, где каждый день не знаешь, что случится завтра.

Тяжел крест, принятый мною и только во имя Родины можно нести его.

Ужасна среда, в которой приходится работать: невероятный нравственный раскол – следствие революции и, кажется, ее главное завоевание – утрата всеми почти всякого понятия о долге, совести и чести; животная трусость и жадность к наживе, предательство, мелкие честолюбия, готовые к продаже всего… но что говорить об этом. То, что пишешь, все есть и здесь в Сибири, и я не знаю того, где лучше.

Мне трудно писать о себе – я совершенно не думаю ни о чем, кроме дела, и у меня нет теперь ничего вне области сложной государственности работы, в которой я несу главную роль и ответственность» (22 июля 1919 г.)

«Милый дорогой мой Славушек… Я веду теперь войну с большевиками и надеюсь ее окончить к зиме, когда буду иметь возможность увидеть тебя и маму. Посылаю тебе фотографии мои… Твой любящий тебя папа». (25 июня 1919 г.)

ИЗ ПИСЕМ ЖЕНЫ

«Ты очутился так ужасно далеко… Береги только себя и свое здоровье, ты нужен и Родине, и нам». (19 августа 1917 г.)

«Мы изрядно бедствовали в Петрограде и были счастливы, когда, наконец, удалось оттуда уехать… вообще в смысле провизии было и очень дорого, и плохо. Приехали в Севастополь и горюем теперь, живя в одной комнате… Для Славы хорошо, что во дворе есть дети, и он все время на воздухе… Жизнь страшно дорого обходится. Конечно, жду от тебя побольше денег. Лишнего я себе не позволяю». (3 сентября 1917 г.)

«От тебя жду писем. Как никак, худо ли, хорошо [ли] прожили лет 13 вместе. Привычка интересоваться своим мужем осталась… Надо надеяться, что американки еще не успели завладеть остатками твоего сердца, и для жены осталось хотя бы некоторое дружественное чувство». (16 сентября 1917 г.)

Колчак в это время находился в США. Вот как он объяснил позже жене отсутствие писем.

15 июня 1919 г. «После отъезда в С.Ш.С.А. (Соединенные Штаты Северной Америки, — Ред.) в качестве начальника военно-морской миссии переписка с тобой прервалась; хотя я посылал неоднократно письма, но я не знаю, сколько и какие именно дошли до тебя. В Америке я сделал все, что зависело от меня для участия в войне на стороне союзников, но я убедился, что Америка заняла положение в отношении России, исключающее возможность с нею работать. Я решил вернуться в Россию, в армию и продолжить войну с немцами на каких угодно условиях. Это было в октябре 1917 г. Большевицкий переворот произошел во время моего перехода через Тихий океан, и о нем я узнал только прийдя в Японию в ноябре. Мне осталось сделать то, что я сделал: поступить на великобританскую службу и попытаться проникнуть с английскими войсками на Юг России. Об этом я писал тебе достаточно подробно и полагаю, что ты знаешь мотив и обстановку, определившие мое решение.

Но выполнить это мне не удалось. Я доехал до Сингапура, откуда английское правительство вернуло меня в Пекин и даже в Маньчжурию для работы по организации вооруженной силы для борьбы с большевизмом. В апреле 1918 г. я начал эту работу.

Но мне пришлось столкнуться с крайне сложной международной обстановкой Дальнего Востока, которая привела меня к конфликту с японским Генеральным штабом. Мне пришлось поехать в Японию, причем я очень серьезно заболел… Почти месяц я мог спать только при помощи наркотических средств, но в конце концов я оправился и решил уехать через Сибирь к генералу Алексееву».

Генерал Михаил Алексеев – один из вождей Белого движения на Юге России. В Омске Колчак узнал о смерти Алексеева и остался воевать с большевиками в Сибири.

Александр Колчак и Анна Тимирева — Статьи

Их первая встреча произошла в 1915 году на перроне вокзала. Он — русский военный, отправляющийся в служебную командировку в Гельсингфорс, она — жена его старого приятеля, офицера Сергея Тимирева. Их столкновение еще не предвещало бурных событий будущего. Более того, между ними ничего не могло случиться, у каждого были семьи. К тому моменту Александр Колчак был женат одиннадцать лет, Анна — четыре года, но у обоих уже были дети. Да и кодекс офицерской чести не допускал и мысли о тайных романах с женами друзей. Но судьба сложилась вопреки всем представлениям.

Вторая их встреча оказалась куда более очевидной. Тимирева приехала навестить мужа в Гельсингфорс, там и произошло ее официальное знакомство с Колчаком. Они были в гостях у общего товарища и случайным образом весь вечер провели вблизи друг друга. Именно тогда между ними возник негласный общий интерес и притяжение.

Ей было всего 22, ему же — 41, но с каждой встречей они понимали, что им совсем не хочется расставаться. Кстати, свидания их были совсем редкими, ведь он был флаг-офицером по оперативной части в штабе Эссена и лично принимал участие в операциях на море, а потом и вовсе стал командовать Минной дивизией, что еще больше сократило их шансы на встречи. Между тем, когда им удавалось попасть на один и тот же прием, они всегда оказывались рядом друг с другом и не могли наговориться. Со стороны это было обычное светское общение, не выходящее за рамки дозволенного — встречи только на людях и ничего лишнего ни во взглядах, ни в движениях. Однако каждый из них понимал — все, что происходит между ними намного больше, чем кажется.

Софья Колчак с сыном и внуком.jpg

Софья Колчак с сыном и внуком. (wikipedia.org)

Анна Васильевна первая решилась на признание. В своих воспоминаниях она писала: «Я сказала, что люблю его». И он, уже давно и, как ему казалось, безнадежно влюбленный, ответил: «Я не говорил вам, что люблю вас. Я вас больше чем люблю». Общение и редкие встречи с Колчаком стали для Тимиревой всем, за ним она была готова идти куда угодно, что и сделала, но об этом немного позже. Для него же она была той, ради которой преодолеваются все трудности и покоряется весь мир. Несмотря на это, они не позволяли себе ничего лишнего и с большим уважением и трепетом выстраивали свои отношения.

Спасение от постоянной разлуки они нашли в письмах, адресованных друг другу. Всего насчитывается около пятидесяти трех писем, за четыре года переписки. Некоторые письма Александр Колчак писал и не отправлял, они могли доходить до сорока страниц. Эти записи были сохранены в его дневниках. Она же временами отвечала более сдержанно, боясь показаться навязчивой и надоесть.

Вскоре Анна Тимирева поняла, что больше не может выносить постоянной разлуки с любимым и решила уйти от мужа. Это было серьезное решение, за которым следовали злословие, бесчестье и осуждение. Муж Анны пытался даже отговорить молодую девушку, но она и слышать ничего не желала. Ей хотелось счастья, любви, которую, как ей казалось, она не сможет получить оставив все, как есть. В 1918 году Тимирева получила развод и тут же отправилась вслед за Александром Васильевичем.

Анна Тимирева и слева от нее Колчак.jpeg

Анна Тимирева и слева от нее Колчак. (wikipedia.org)

На тот момент, Колчак находился в Омске, этот период времени можно назвать расцветом его деятельности — он был провозглашен Верховным правителем России. Анна приехала именно туда. Конечно, они не афишировали свои взаимоотношения в полной мере, к тому же Александр Васильевич не спешил с разводом. Однако те, кто находился вблизи к ним, ясно понимали, что между ними происходит. Доходили слухи и до жены, которая была вынуждена бежать с сыном в Европу.

После приезда Анны Васильевны, какое-то время пара жила раздельно, но даже после того, как Тимирева переехала в личную резиденцию Колчака, виделись они не так часто, как мечталось. Александр Васильевич постоянно был в разъездах.

Благо Тимирева имела хорошее образование, поэтому за время пребывания в Омске ей удалось поработать переводчицей Отдела печати при Управлении делами совета и Верховном правителе. Позже она примерила на себя еще одну роль — сестры милосердия.

Колчак справа, слева Тимирева.jpeg

Колчак справа, слева Тимирева. (wikipedia.org)

В 1919 году положение дел Колчака изменились в худшую сторону. Упомянем лишь то, что его несколько раз попросили передать все свои права и полномочия другому офицеру. В 1920 году он издал последний свой указ, после чего стал обычным гражданским. Для Александра Васильевича это было настоящим потрясением. Дальше было предательство союзников и арест. Тимирева безоговорочно пошла за ним. Ей было все нипочем, если он рядом, поэтому она добровольно отправилась в тюрьму за ним.

Когда же на допросе у Колчака спросили, какое отношение к нему имеет Анна Васильевна, он ответил, то это просто давнишняя знакомая.

Полный эпизод разговора:

«Член комиссии. Здесь добровольно арестовалась госпожа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак. Она моя давнишняя хорошая знакомая; она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам — больным и раненым. Она оставалась в Омске до последних дней, и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мной.

ЧК. Скажите, адмирал, она не является вашей гражданской женой? Мы имеем право зафиксировать это?

К. Нет.»

Писать друг другу они продолжали вплоть до последнего дня. Письма передавались через работников тюрьмы. Интересно то, что все это время их обращение было только на «Вы» и по имени-отчеству.

Анна Тимирева.jpg

Анна Тимирева. (wikipedia.org)

Александр Васильевич Колчак был расстрелян большевиками в Иркутске, в 1920 году. Она же после этого была осуждена за свою любовь, и 37 лет провела в тюрьмах и ссылках. Реабилитирована в 1960 году, а через еще 15 лет оставила этот мир.

В конце жизни она написала: «Но если я еще жива, наперекор судьбе,
То только как любовь твоя
И память о тебе.»

Адмирал Колчак википедия биография. Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ

Адмирал Колчак википедия биография. Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ

Адмирал Колчак википедия биография. Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ

Адмирал Александр Васильевич Колчак в истории Белого движения – пожалуй, самая яркая и трагическая фигура.

Бесстрашный полярный исследователь, ученый-океанограф, блестящий морской офицер, ставший в 1916 году, в неполных 42 года, самым молодым командующим флотом – Черноморским.

Совсем недавно “Родина” подробно рассказывала о развязке его судьбы – предательство союзников, арест в Нижнеудинске, расстрел в Иркутске 7 февраля 1920 года… Сегодня “Российская газета” в своем приложении “Родина” расскажет о жене адмирала.

Жена адмирала Колчака – Софья Колчак

Что мы знаем о его жене, к которой адмирал обратил свое последнее письмо: “Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку”? Я много лет занимаюсь исследованием жизни Софьи Федоровны Колчак в эмиграции. Надеюсь, эти заметки будут небезынтересны “Родине”.

Софья и Александр Колчак

Сын за отца не отвечает

Софье Федоровне было 42 года, когда с девятилетним сыном Ростиславом – Славушкой, как его ласково называли в семье, она оказалась во Франции.

Была ли возможность остаться?

Нужно вспомнить Севастополь в июне 1917 года – распоясавшиеся матросы открыто призывают к неповиновению офицерам. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В.

Колчак обвинен Временным правительством в невозможности предотвратить бунт и вместе с флаг-капитаном М.И. Смирновым вызван в Петроград для объяснений.

Обратите внимание

Обратите внимание

Софья Федоровна с сыном остаются в городе, в котором революционеры каждую ночь громят квартиры и устраивают самосуд над офицерами и их семьями.

Какой страх за жизнь маленького сына должна была испытывать женщина, уже дважды оплакивавшая потерю детей…

Танечка умерла малюткой в 1905 году, в это время Александр Васильевич участвовал в защите крепости Порт-Артур.

В 1914 году, когда Софья Федоровна, снова без воюющего мужа, выбиралась под немецкими обстрелами из Либавы с четырехлетним Ростиславом и двухлетней Маргаритой, заболела в пути и умерла вторая дочка…

До поры Софья Колчак под чужой фамилией скрывалась в Севастополе у надежных людей. Но после октябрьского переворота мужа выбрали предводителем Белого движения и Верховным правителем России – главным врагом Советской Республики. Можно представить, какая участь ожидала его семью, когда весной 1919 года началось наступление Красной армии.

Мать не могла подвергать опасности сына.

19 апреля 1919 года в субботнем номере газеты “Эко де Пари” в рубрике “Последние новости” появилась заметка “Жена адмирала Колчака вынуждена была бежать из Севастополя”.

В заметке сообщалось, что 18 апреля в Марсель пришел с Мальты крейсер L Isonzo (плавающий под английским флагом), на котором среди пассажиров находились “жена русского адмирала Колчака, играющего в настоящее время очень важную роль в борьбе с большевиками”. Корреспондент газеты взял небольшое интервью у Софьи Федоровны, она рассказала о сложной и опасной обстановке в Крыму, побудившей ее искать помощи у британских властей. Не скрывала, что их побег с сыном из Севастополя был подготовлен.

Подтверждение этих слов я нашла в одном из французских архивов. В персональной карточке, составленной на имя Sophie Koltchak nee Omiroff в 1926 году, указывалось, что во Францию она прибыла по дипломатическому паспорту.

Колчак и анна. Колчак и его Анна: история любви

Анна и Александр познакомились в 1915 году в Гельсингфорсе, куда перевели из Петрограда мужа Анны, капитана I ранга Сергея Тимирёва. Анне было 22, Колчаку — 41. Первая встреча — в доме контр-адмирала Николая Подгурского, общего знакомого Колчака и Тимирёва, — оказалась фатальной. «Нас несло, как на гребне волны», — писала Тимирёва впоследствии. Она первой призналась Колчаку в любви: «Я сказала, что люблю его». И он, уже давно и, как ему казалось, безнадёжно влюблённый, ответил: «Я не говорил вам, что люблю вас. Я вас больше чем люблю».

Между их первой встречей и последней — пять лет. Бoльшую часть этого времени они жили порознь, у каждого — своя семья. Месяцами и даже годами не виделись. Окончательно решив соединиться с Колчаком, Тимирёва объявила мужу о своём намерении «всегда быть вблизи Александра Васильевича». В августе 1918 года постановлением Владивостокской консистории она была официально разведена с мужем и после этого считала себя женой Колчака. Вместе они пробыли с лета 1918 г. по январь 1920-го. В тот период Колчак возглавил вооружённую борьбу с большевизмом, был верховным правителем. До самого конца они обращались друг к другу на «вы» и по имени-отчеству.

В сохранившихся письмах — их всего 53 — только раз у неё вырывается — «Сашенька»: «Шибко худо есть, Сашенька, милый мой, Господи, когда Вы только вернётесь, мне холодно, тоскливо и так одиноко без Вас».Безгранично любя адмирала, Тимирёва сама пошла под арест в январе 1920 года. «Я была арестована в поезде адмирала Колчака и вместе с ним. Мне было тогда 26 лет, я любила его, и была с ним близка, и не могла оставить его в последние годы его жизни. Вот, в сущности, и всё», — писала Анна Васильевна в своих заявлениях о реабилитации.

За несколько часов до расстрела Колчак написал Анне Васильевне записку, так до неё и не дошедшую: «Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне… Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен. Я думаю только о тебе и твоей участи… О себе не беспокоюсь — всё известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать… Пиши мне. Твои записки — единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя… До свидания, целую твои руки».После его расстрела в 1920 году она прожила ещё полвека, проведя в тюрьмах, лагерях и ссылках в общей сложности около тридцати лет. В промежутках между арестами работала библиотекарем, архивариусом, маляром, бутафором в театре, чертёжницей. Реабилитирована в марте 1960 года. Умерла в 1975 году.

Софья Колчак

Адмирал Колчак википедия биография. Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ 01

Софья родилась в дворянской семье в 1876 г. на Украине в городке Каменец-Подольск. Образование она получила в Смольном институте. Характер Сони был закален с детства, она рано осталась сиротой. На жизнь она зарабатывала преподавая иностранные языки, три из семи она знала в совершенстве: английский, французский и немецкий. Она была решительной, самостоятельной и не стеснялась своего положения.

С Колчаком ее познакомили его родители на балу в Морском собрании. Они понравились друг другу, Софья не устояла перед красавцем в морской форме и согласилась выйти за него замуж.

Свадьба должна была состояться после экспедиции Александра, которая затянулась на несколько лет. «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая…», — так начинал одно из своих писем к Софье Александр. В экспедиции А.Колчак открыл и назвал островок в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета в честь Софьи.

Венчались они только после второй экспедиции. На следующий день после свадьбы муж ушел на войну в Порт-Артуре.

Шли годы, встречи были редкими, Софья по большей части была занята воспитанием появлявшихся на свет детей. Первая дочь, родившаяся в первый год замужества, умерла в младенчестве, позже Софья родила сына Ростислава и дочь Маргариту.

Несмотря на все тяготы, Софья не унывала, писала письма мужу, полные заботы и нежности: рассказывала о детях, спрашивала о новостях на учениях, переживала о возможном начале войны.

Софья Федоровна, высокая, стройная, красивая какой-то сдержанной красотой, отличалась от прочих жен морских офицеров. Чем? «Интеллектуальностью»,- напишет в своих воспоминаниях «разлучница» Анна Тимирева. «Скромностью»,- добавят знавшие жену Колчака.

Первая беда пришла в жизнь Колчаков с началом Первой мировой войны. По дороге в эвакуацию от простуды умирает Маргарита, Софья остается вдвоем с сыном. Софья, собрав в волю в кулак, не дала себе сойти с ума, в поисках поддержки, она отправляется к мужу в Хельсинки, где в то время располагается Балтийский флот. Там она узнает об увлечении мужа — Анне Тимиревой.

Когда Колчак стал командующим Черноморским флотом, в Севастополе, Софья Федоровна не изменила себе. Она организовала санаторий для нижних чинов, возглавила городской имени Наследника Цесаревича дамский кружок помощи больным и раненым воинам.

Муж как всегда, весь в работе, ее удел только ждать: «Я думала,- писала она,- в конце концов обживемся и хоть старость счастливую будем иметь, а пока же жизнь — борьба и труд, для тебя особенно…» Позже, подруге Софья признавалась, что подозревала, что Александр изменился, что он уйдет от нее.

Она верила в то, что нужна не только сыну, но и мужу. Наверное, где-то в душе надеялась, что Александр поможет ей справиться с потерей второй дочери. Ошиблась.

В августе 1917 г. Керенский принудил Колчака подать в отставку и он уезжает по приглашению американского военного флота в США. Соня опять осталась одна с сыном.

Спасаясь от большевиков, сына она отправляет в Каменец-Подольск, сама живет по поддельным документам в Севастополе, пока не узнает, что вернувшегося в Севастополь мужа сопровождает Тимирева.

Колчак написал жене: «Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения. Ты не можешь ни с какой стороны, кроме уверенности моей в безопасности и спокойной жизни твоей за границей, помочь мне в этом деле».

Софья Федоровна долгие годы хранила последнее письмо мужа, которое заканчивалось словами: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку». Александр Васильевич благословил жену и сына на жизнь, и она выполнила его наказ, не смотря на все трудности.

И она уехала на английском корабле — помогли британские союзники — в Констанцу. Оттуда Софья Федоровна перебралась в Бухарест, а затем, с сыном, — во Францию.

Денег не было, и она, как многие эмигрантки, сдавала в ломбард уцелевшие ценности – и серебряные ложки, и награды мужа… Сама она вязала, шила, огородничала. Помогали сослуживцы мужа, кто чем мог.

Заветной мечтой Софьи Федоровны было вырастить сына и дать ему хорошее образование. Опять же, помогли сослуживцы мужа. Мечты Софьи Федоровны осуществилась, она сумела дать сыну хорошее образование.

Ростислав Колчак окончил Сорбонну, был талантливым финансистом, офицером французской армии и воевал против немцев во Вторую мировую войну.

Ростислав Колчак. Умер Александр Ростиславович Колчак, внук адмирала

Адмирал Колчак википедия биография. Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ 02

9 марта в Париже на восемьдесят шестом году умер Александр Ростиславович Колчак, внук адмирала Александра Колчака.

Ростислав Александрович Колчак (9 марта 1910 — 28 июля 1965), сын Александра Васильевича и Софьи Фёдоровны Колчак, в семилетнем возрасте после отъезда отца в Петроград, был отправлен матерью к родным в Каменец-Подольский. Во время Гражданской войны Софья Фёдоровна ждала мужа до последнего в Севастополе. В 1919 году ей удалось оттуда эмигрировать: британские союзники снабдили её деньгами и предоставили возможность выехать на корабле из Севастополя в Констанцу. Далее она перебралась в Бухарест, а затем уехала в Париж. Ростислава привезли туда же. Несмотря на тяжелое материальное положение, Софья сумела дать сыну неплохое образование. Ростислав Колчак закончил в Париже Высшую школу дипломатических и коммерческих наук, с 1931 года служил в алжирском банке, женился на Екатерине Развозовой — дочери адмирала Александра Развозова, убитого большевиками в Петрограде. В 1933 год в семье родился сын Александр.

Александр Колчак-внук окончил Сорбонну и занимался джазовой музыкой. Его друзья рассказывали, что он прекрасно исполнял песни и старинные русские романсы. Всю жизнь внимательно следил за событиями в России и хранил память деда. Был женат на француженке по имени Франсуаза, у них было трое детей — сын Кронид (1964) и две дочери. Все правнуки адмирала проживают в США.

Александр Ростиславович Колчак скончался в день рождения своего отца.

На фото: верхнее — Александр Ростиславович Колчак, член Союза потомков галлиполийцев; нижнее — Софья Федоровна Колчак с сыном Ростиславом, офицером франзузской армии, и внуком Александром во Франции (1939 год).

Колчак цитаты. Цитаты Александр Васильевич Колчак.

Навигация

Главная Кино и театр Спорт Писатели Искусство Музыка Наука Бизнес Государство Религия

Знаки зодиака

Адмирал Колчак википедия биография. Софья Колчак – жена расстрелянного адмирала выполнила его наказ 03

Цитаты Александр Васильевич Колчак

Александр Васильевич Колчак (4 (16) ноября 1874, Санкт-Петербургская губерния — 7 февраля 1920, Иркутск) — российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916) и адмирал Сибирской Флотилии (1918).

Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900–1903 годов (награждён Императорским Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью, 1906). Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн.

Полная биография Александр Васильевич Колчак

Вы сражаетесь не за меня, а за родину, а я такой же солдат, как и вы.

Считаясь с необходимостью моего пребывания при армии, доколе обстоятельства того требуют, повелеваю образовать при мне и под моим председательством Верховное совещание в составе главнокомандующего, его помощников, начальника его штаба, генерал-квартирмейстера, председателя совета министров и министров военного, внутренних дел, иностранных дел, путей сообщения, финансов, снабжения и продовольствия или их заместителей. На Верховное совещание возложить обработку общих указаний по управлению страной для объединения деятельности отдельных ведомств и согласования её с работою армий.

Я буду разделять судьбу армии.

Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государсвенных дел и жизни, объявляю, что я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной целью я ставлю создание боеспособной армии, победу над большевиками и установление законности и порядка.

Не от вас я его получил, не вам и отдам.

… Вы были для меня в жизни больше, чем сама жизнь, и продолжать ее без Вас мне невозможно.

…В минуту усталости или слабости моральной, когда сомнение переходит в безнадежность, когда решимость сменяется колебанием, когда уверенность в себе теряется и создается тревожное ощущение несостоятельности, когда все прошлое кажется не имеющим никакого значения, а будущее представляется совершенно бессмысленным и бесцельным, в такие минуты я прежде всегда обращался к мыслям о Вас, находя в них и во всем, что связывалось с Вами, с воспоминаниями о Вас, средство преодолеть это состояние.

Не может быть поражений — могут быть лишь временные трудности.

Не мне судить и не мне говорить о том, что я сделал и чего не сделал. Но я знаю одно, что я нанес большевизму и всем тем, кто предал и продал нашу Родину, тяжкий и не вероятно смертельный удар. Благословит ли Бог меня донести это бремя до конца, не знаю, но начало конца большевиков положено. Оно положено всё таки мной. Троцкий это понял и открыто высказал, что я являюсь врагом Советской Республики и врагом беспощадным и неумолимым. На мой фронт брошено всё, что только возможно, но моя цель первая и основная: стереть большевизм и всё что с ним связанно с лица России. Истребить и уничтожить его.

Мы строим из не доброкачественного материала, всё гниет. Я поражаюсь, до чего все испоганились. Что можно создать при таких условиях, если кругом либо воры, либо трусы, либо невежи.

На почве дикости и полуграмотности плоды получились по истине изумительными. Это хуже, чем проигранное сражение, это хуже даже проигранной компании, ибо там хоть остается радость сопротивления и борьбы. А здесь, только сознание бессилия, перед стихийной глупостью, невежеством и моральным разложением.

Я служу Родине своей Великой России так, как служил ей все время, командуя кораблем, дивизией или флотом.

… вечный мир есть, сон и даже не прекрасный, но зато на войне можно видеть прекрасные сны, оставляющие при пробуждении сожаление, что они более не продолжаются.