Батюшки ответы на вопросы: Ответы на вопросы, которые чаще всего задают священнику – Ответы священников на вопросы

Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы , смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках (г. Москва) протоиерей Василий Гелеван.

– Начну с тех вопросов, которые нам присылали раньше, но мы не успели на них ответить. Первый вопрос: «Как избавиться от самооправдания?»

– Нужно быть искренним с самим собой. Что такое самооправдание? Это дитя гордыни, когда тебе хочется выглядеть и в лице окружающих получше, и в собственных глазах приподняться. Ты начинаешь фантазировать. Нужно помнить о том, что это путь в никуда. Оправдывающий себя не самокритичен. Но нам, христианам, нужно всегда внутри анализировать себя, откровенно говорить себе: вот здесь у тебя недостаток, тут ты не прав, совершил ошибку, тебе нужно ее как-то исправить. Это очень сложно на самом деле. Для этого нужно набраться решимости и быть честным с самим собой.

– Иногда, бывает, себя оправдываешь, думая о том, что кто-то тебя осуждает, а вокруг уже всем все равно, все об этом забыли.

Следующий вопрос: «Как правильно переводится слово "аллилуйя"? Слышала,  означает: "Господи, спаси". А в объяснительном словаре указано: "Хвалите Господа". Как все-таки правильно?»

– Второй вариант правильный. Причем есть еще вариант: «Слава Тебе, Боже». Это немного перефразировано, но, в принципе, о том же самом. И в русской литургической традиции мы трижды поем «аллилуйя». Хотя в греческом оригинале написано один раз. Слово еврейское, оно живо во всех переводах, и никому не хочется его переводить. Оно достаточно крепко вошло в литургическую традицию не только Русской Православной Церкви, но и всех христианских Церквей (не только православных).

– Вопрос телезрителя: «Способны ли измениться люди под воздействием доброго к ним отношения? В частности, нищие. Они же все равно не уйдут с улицы».

– Разумеется, добро не умирает, оно всегда дает свой плод. Господь призывает нас всегда быть милостивыми. И речь здесь не только о милостыне, любое доброе дело непременно влечет за собой добро. Люди сознательно делают добрые дела, потому что знают, что в итоге хорошо и тому, кого ты облагодетельствовал, и тебе самому. Ведь как приятно на душе, когда что-то сделаешь...

Мы сейчас на пороге поста. В последний день перед Великим постом (в прошлый раз это было весной) мы слышим Евангелие. Параллель очень ясная, потому что и там сорок дней поста, и здесь. Евангелие говорит идти в темницу утешить страждущего узника, идти в больницу чем-нибудь помочь нуждающемуся человеку (там жатвы много), утешить кого-то; может, напоить, накормить, что-то пожертвовать, чем-то помочь своему ближнему, дальнему. Но всякий раз, когда делаешь что-то доброе, тебе самому это как-то отзывается, у тебя хорошее настроение.

– Следующий вопрос: «Моя мама часто заставляет меня молиться. Надо ли  слушаться или делать по-своему? Дарья, 13 лет».

– Это возраст протеста, глубоких сомнений и исканий. В этом возрасте пора найти весомую аргументацию для того, чтобы самой молиться (не из-под палки, не по принуждению, а самой). Мама не права. Невольник – не богомольник. А в этом возрасте это особенно остро чувствуется. Ни в коем случае уже нельзя детей понуждать, нужно подавать добрый пример, самим молиться. Тогда дети, взирая на родителей, может быть, тоже станут когда-нибудь молиться. А пока нужно молиться самим.

Вам, Дарья, очень хочу посоветовать, чтобы Вы внимательно смотрели на себя, чтобы Вы, когда будете думать об этом, нашли для себя аргументацию. И когда в Вас откликнется, что Господь слышит, Он жив, а Вы молитесь Ему (хотя бы две-три минуты), тогда Господь не замедлит, обязательно отзовется.

– Следующий вопрос: «Очень люблю молитву святителя Филарета Московского. Как понять фразу: "Приношу себя в жертву тебе?"»

– Вся наша жизнь – жертва Богу, от самого рождения. Только чтобы эту жертву осуществить, человеку необходимо действовать всегда перед лицом Бога. Не только когда он стоит на вечерних, утренних молитвах, на литургии, а даже когда говорит, думает, приносит какую-то жертву ради другого человека. Это уже жертва ради Бога. Поэтому вся наша жизнь – сплошная жертва. Что такое любовь? Настоящая любовь – это когда жертвуешь, отдаешь любимому человеку. Здесь любимый – Бог. Это даже существенно больше. Но это не какой-то фрагментарный подвиг (вот принес себя в жертву), это путь. Жертва Богу – целый путь от самого рождения и до последнего вздоха.

– Вопрос телезрителя: «Почему Господь не прощает грешников в аду?»

– Хороший и в то же время сложный вопрос, чтобы человек мог ответить на него. Мы не можем однозначно сказать, что это так. Потому что научены из слова Божия, что Бог как раз прощает. Скажу Вам больше: Бог дает нам здесь, на земле, возможность покаяться. Каждый батюшка имеет право накрыть Вас епитрахилью и властью, данной ему Богом, либо простить, либо не простить.

Господь говорит: «Аминь. То, что вы простите (или не простите) на земле, будет прощено (или не прощено) на небесах». Подчеркиваю: здесь, на земле. Там уже никто не исповедуется, никто не сможет никакую жертву принести. Там ничего вообще нельзя изменить. Для нас это важно как призыв, чтобы мы здесь, на земле, стремились что-то изменить, что-то улучшить, в чем-то исповедоваться, в чем-то покаяться. Не то чтобы Господь не прощает, Божие милосердие беспредельно, но у нас там не будет возможности принести это покаяние. Вот в чем  дело.

– Многие вещи в земной жизни, наверное, не имели бы такого большого смысла, если бы все было так просто.

– Да, можно было бы оставить их на потом, как мы любим. «Пойду в храм на старости лет», «покаюсь Великим постом» – и прочее. Нет, надо это сделать здесь и сейчас, потому что мы даже не знаем, что будет завтра, через минуту. Мы не уверены даже в том, доедем ли до дома. Мы планируем, но предполагаем, а Господь располагает.

– Поэтому есть молитвы, где мы просим, чтобы одр сей не был гробом...

– Да, на вечерних молитвах. Ни в коем случае нельзя отлагать покаяние. Как только что-то зародилось, нужно сразу стараться это исповедовать. Это нужно для того, чтобы реализовать Божие прощение.

– Следующий вопрос: «Если батюшка благословил не соблюдать пост по болезни, нужно ли говорить об этом на исповеди?»

– Нет. И кто благословил, тот и принимает исповедь.

– А если исповедуешься у другого священника?

– Опять же нет нужды. Есть уже благословение. Я думаю, вообще нужно со временем научиться лаконично исповедоваться.   То есть не повторять множество мелочей. Пришел к другому священнику – конечно, хочется, чтобы он тебя сразу понял. Но нужны часы, дни, месяцы, годы, чтобы контакт был налажен. Такой контакт возможен лишь с духовником, со священником, у которого уже много времени исповедуешься, который знает твои возможности (как физические, так и духовные). А коль скоро первый раз пришел, думаю, не стоит обольщаться, что сможешь сразу все рассказать. Лучше иногда сказать что-то конкретное, что нагорело сейчас, за время с последней исповеди, назвать какие-то конкретные грехи, возможно, услышать духовное наставление (потому что духовно опытный священник еще и направит тебя), но точно не следует это воспроизводить каждый раз. Получил благословение – исполняй.

– А если что-то забыл сказать? Это частая проблема.

– Бывает такое.

– Даже один известный священник по этому поводу довольно резко высказался.

– Известному священнику, наверное, не хватило терпения. У каждого из нас есть такие ситуации, когда, казалось бы, уже всё завершили, но что-то вспомнили – и опять встали в очередь, выстояли еще раз очередь, чтобы два-три слова сказать. Всякое бывает. Но нам, священникам, конечно, необходимо набраться терпения, любви. Это не так уж сложно. А людям, чтобы таких вещей не происходило, я всегда советую что-то записывать. Потому что даже самая бледная бумажка гораздо ярче самой яркой памяти. Записывайте в течение недели, что произошло, в хронологическом порядке. Потом придите и это прочитайте.

Я очень верю, что Господь Милосердный, принимающий нашу исповедь, видит не только этот фрагмент, когда мы стоим у аналоя, склонив колени и голову, и произносим эти слова. Нет, исповедь гораздо шире. Она начинается еще с того момента, когда ты только подумал о том, что не прав. Это уже исповедь. А потом  уже записал эти слова под светом абажура. Это тоже фрагмент и шаг на этом пути. И кульминация наступает, когда нам накрывают голову епитрахилью – и мы слышим над нами слова разрешительной молитвы.

– Вопрос телезрительницы: «Мне 79 лет, я пришла в храм поздно, четыре года назад. Но за это время с радостью отучилась в воскресной школе для взрослых, а потом по настоянию приятельницы начала изучать церковнославянский язык. Этот язык очень красивый, певучий, музыкальный, мне нравится читать на нем. Я, конечно, плохо еще читаю, пришлось обратиться к азбуке и грамматике. И здесь меня привела в смущение буква «й». В азбуке церковнославянского языка этой буквы нет, но она встречается в молитвах. И я пока не нашла объяснения этому обстоятельству, помогите моему незнанию».

– Никогда не задумывался. Есть там такая буква, это палочка с двумя точками. Ничего не могу сказать. Но дело не в букве, а в духе. Когда мы читаем, видим что-то непонятное, тогда  обращаемся за помощью, но я здесь не силен. Что касается молитвы, это  пожалуйста. «Господи, помилуй» – замечательная молитва, в самом начале Вы встретили эту букву. И потом еще много раз встретите. Мало таких молитв, где бы эта буква не встретилась, она очень популярная.

Или «Кирие элейсон». Знаете, «Господи, помилуй» имеет сразу двойное значение. Там и молитва об исцелении, поскольку елей – это единственное в древности средство к лечению. Оно встречается даже в Евангелии, в притче о милосердном самарянине. Это первое значение: «Господи, помилуй и исцели мои болезни – как душевные, так и физические». И второе значение – это, конечно, «прощение». Потому что «элейсон»  еще от слова «прости».

– Очень интересное замечание. Она говорит, что пришла в церковь поздно. А разве поздно? Мне кажется, вовремя.

– Уже солидный возраст. И поразительно, что наша телезрительница замечательно говорит, чувствуется ясный ум, прекрасное физическое состояние. Хочется пожелать себе и всем, чтобы мы в таком возрасте так же замечательно излагали свои мысли. Мне кажется, что у нашей телезрительницы еще многое впереди. Воскресная школа уже позади, но еще есть возможности...

– В храме читать, если ей славянскую грамоту посоветовали постичь.

– Можно и самой Библию читать на этом языке. Например, накануне богослужения прочитать зачало на славянском языке. В храме мы именно так его и услышим. Можно параллельно и на русском языке прочитать. А если уж позволит время, можно и комментарии прочитать, толкование Священного Писания. Накануне воскресного дня так основательно приготовиться, тогда и богослужение будет интереснее.

– Кстати, тоже возникает вопрос. Человек зачастую приходит к вере после безбожных лет в очень зрелом возрасте, порой перед смертью. И, можно так сказать, с нашей земной точки зрения спасается в покаянии, причастившись Святых Таин. А некоторые люди с рождения верят, стараются, какие-то чувства испытывают, постоянно ходят в храм, творят милостыню… И порой удивляешься, как так происходит? Почему такой парадокс?

– На мой взгляд, здесь речь идет о привыкании к святыне. Когда человек уже в сознательном возрасте к этому приходит и буквально сталкивается с этой реальностью, то испытывает благоговение. И оно в нем созревает так, что на всю жизнь хватает  заряда. Если с детства в храме, то есть привыкание к святыне. Это страшное искушение для любого человека.

И тогда уже можно как-то забыться, кто ты, зачем ты, как дальше быть. Но и для такого человека, которого Вы сейчас описали, есть путь к спасению. Потому что однажды и такой человек прозреет и придет к познанию истины, обязательно покается и дальше будет идти плечом к плечу с тем, который поздно пришел в храм.

Знаете, я сегодня крестил человека уже преклонных лет, ему приспичило. Он сейчас попал в НИИ скорой помощи имени Склифосовского, а потом мы общались, и он принял твердое решение накануне сложной хирургии креститься. Сегодня крестили раба Божьего Владимира, дай Бог ему теперь здоровья, чтобы ему и крещение, и Причастие, что он сегодня принял, были во исцеление души и тела.

– Это очень радостная новость. Никогда не бывает поздно. Есть такая шутка: «Что самое главное в деле спасения? Не тормозить».

– В древности христиане сознательно оттягивали момент крещения. Так поступил, например, равноапостольный Константин. Он уже уверовал, созвал Первый Вселенский Собор и сделал множество добрых дел для Церкви (Миланский эдикт и прочее), но он был некрещеный. И только на смертном одре, после смертельной раны во время битвы, он крестился от руки епископа. Очень хорошее подтверждение этой мысли, что крещение смывает все грехи. Правда, у нас нет возможности возить с собой везде православного епископа, поэтому мы крестимся в младенчестве. Так как что завтра будет, не знаем. Лучше уж быть крещеным.

– Вопрос телезрительницы: «Прежде всего хочу выразить огромную благодарность отцу Василию, которого я слушаю всегда с благоговением.  Храни Вас Господь! А вопрос у меня вот какой. В Евангелии от Луки (глава 9) никак не могу разобраться. Когда Господь призвал одного человека следовать за Ним, тот ответил: "Господи, позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего". Но Иисус сказал ему: "Предоставь мертвым погребать своих мертвецов". Никак не могу это понять, ведь у Бога все живы. Подскажите, пожалуйста».

– Здесь все просто. Мертвые – это те, кто не верит. Есть смерть физическая, а есть смерть духовная. Тот, кто не принимает Бога, духовно мертв; осталось только, чтобы сердце перестало биться, тогда уже и врач констатирует смерть. Но смерть духовная уже наступила. Здесь имеются в виду именно те, кто не принял благовестие, не принял Святое Евангелие.

– Следующий вопрос: «Каждый день смотрю ваш канал, когда занимаюсь домашними делами. И вдруг начинается передача, когда читается Евангелие и Апостол. В храме мы стоим, опустив голову. А дома как надо себя вести? Оставить все дела и стоять как в храме? Или можно продолжать свои дела, слушая Евангелие?»

– Момент чтения Евангелия все-таки сакральный. Я глубоко убежден, что в этот момент стоит сосредоточиться, оставить все попечения и несколько минут постоять, послушать. Необязательно становиться на колени, свечки зажигать, но остановиться из уважения к Евангелию стоит.

Кстати, вспомнился сейчас пример. Был такой архиепископ Михаил (Мудьюгин). Он в свое время пострадал за веру, был в темнице. И владыка рассказывал, что как-то в камере он достал Священное Писание и стал его читать лежа. А рядом был человек, он встал на колени и говорит: «Что же ты делаешь, человече? Это слово нужно читать на коленях!» Ему стало так стыдно, что он на всю жизнь для себя запомнил этот момент.

А мы что делаем? Мы целуем Евангелие, но мы его на самом деле не изучаем. Если из чьих-то уст звучит слово Божие, значит, сейчас стоит ввериться Богу: «Господи, войди в мое сердце, оставь там неизгладимый след». Даже невообразимо, как можно в эти минуты копошиться, что-то еще делать. Я могу понять, когда мы что-то делаем во время Псалтири, акафиста. Но Евангелие – это слово, выходящее непосредственно из уст Христовых. Поэтому, конечно, стоит прерваться и отложить всякое попечение.

– А если  чувствуешь, что сейчас не готов? Раздражен, еще что-то, либо что-то не получается. Выключить?

– Правильно. Не готов – выключи. А лучше послушать, ввериться Богу. Как не готов? Степень моей готовности только Бог знает. Я могу сказать, что я сейчас раздражен, устал, спать хочу или у меня голова как газовый баллон – в ней столько всего копошится… Я это могу сказать. А степень готовности только Бог знает. Разбойник тоже не был готов войти в Царство Небесное, он точно об этом знал. Он только просил, чтобы его помянули. Я просто знаю, что Господь способен сотворить чудо. И какой я? Вот такой нехороший, неготовый, но сейчас Бог меня слышит, а я Ему жертвую эти несколько минут, и я точно знаю, что Господь в ответ обязательно отзовется.

– Часто встречающийся вопрос: как нужно вести себя на домашней молитве? Есть ли какие-то правила?

– Домашняя молитва вообще мало чем отличается от обыкновенной молитвы; скажем, как мы в семинарии молились или как молимся в храме... Единственное, может быть, это более индивидуальная молитва, чаще все-таки ты сам стоишь на молитве и сам общаешься с Богом. Например, в многодетной семье такое редко возможно, потому что одновременно хочется и самому пообщаться с Богом, и хочется своих детей как-то к этому привлечь. А лучший способ научить детей молитве – постоять с ними рядом на молитве, чтобы они с тобой постояли, какими-то своими детскими словами что-то сказали бы, поклончики вместе с тобой поделали за тех, кто заповедовал тебе помолиться о них (о живых, усопших, воспеть Бога детскими голосами). Это так трогает, когда детишки поют Матери Божией, тропари святым угодникам Божиим…

Для меня лично это твердое убеждение, что детские молитвы Господь слышит очень хорошо. Я даже считаю, что лучше, чем наши, потому что мы уже взрослые, мы отягощены своими страстями, немощами, а ребенок в них не погряз еще, сердечко его чисто, он воистину дитя. А Бог же сказал, и слово Его не ложно: пустите ко Мне детей, ибо таковых есть Царство Небесное. Еще сказано: блаженны чистые сердцем, ибо те Бога узрят. То, что видит ребенок, не видит ни один взрослый, посему и качество молитвы лучше. Пусть она наивная, простецкая, но качество и искренность вызывают симпатию.

Хочется же и самому помолиться, хочется этот момент дидактически реализовать, поэтому здесь компромисс. К примеру, утро, сейчас в школу, тебе тоже куда-то надо, но хочется детей покормить. Необязательно надо подражать отцу Василию, но мой опыт таков, что я выучил наизусть эти молитвы, еще когда был молод; я молюсь, и мне ничто не мешает. Я в это время готовлю омлет, режу хлеб, поставлю чайник… У меня иконы прямо на кухне – небольшой иконостас, лампадочка светится, мне ничто не мешает, поскольку я один на этой кухне… Я за детьми ухаживаю, что-то им помогаю. Иногда с детьми встанешь и правило полное вычитаешь. Конечно, ребятам утомительно, но это тоже полезно. Знаете, чего надо избегать? Суеты. Потому что можно даже стоять на молитве, а голова будет где-то там – за этим надо следить.

Но не надо забывать, что послушание в монастыре – не суета. На приходах мы провели специальные кабели, микрофон, на другом конце динамик, и это вообще на другом конце здания (там у нас трапезная). В трапезной женщина готовит обед, чтобы и батюшки, и певчие, и алтарники могли сразу после литургии прийти и пообедать. Она же не может стоять вместе с нами на литургии, но она слышит все. Какие-то особо важные молитвы – она остановится, перекрестится, дальше продолжит. И это ее послушание. В данном случае на завтраке я воспринимаю себя тоже послушником, который что-то немножко делает, и всегда слежу за тем, чтобы не было суеты. Даже руками что-то делаешь, но следишь за молитвой, своими устами ее произносишь.

– Кстати, это же есть в житии Матроны Московской, когда кто-то ушел в храм, а кто-то остался дома по немощи и пел тропари, молился. В итоге оказалось, что в храме те не были, а эти были.

– Такого  много. Василий Блаженный Иоанну Грозному говорил: «Ты сейчас гуляешь по Воробьевым горам, я все знаю». – «Да, Василий, точно, я во время литургии все думал, как бы мне построить хоромы на Воробьевых горах». Стоял в храме телом, а умом пребывал там.

– Классическая история нашей духовной жизни.

Вопрос телезрителя: «В Евангелии от Луки Христос рассказывает о тайне, которая станет явной. И там есть такие слова: „То, что вы сказали в комнате наедине друг другу, будет проповедано на кровлях”. Есть  интимные вопросы. Люди наедине на исповеди даже подробности не расскажут, и это на крыше будет проповедано всем подряд? А кому нужны такие проповедники? Только сплетникам это нужно. Наверное, о чем-то тайном, серьезном говорил Христос? У меня есть мнение на этот счет, но я хочу услышать, что Вы скажете».

– Едва ли в Евангелии о сплетнях будет говориться. Речь здесь идет о проповеди, о том, что иногда бывают сакральные моменты. Сакральные. Не сплетни, не то, чего надо стесняться, а очень глубокие переживания внутренние – вот об этом будет сказано. Что мне хочется? Пожелать и себе в первую очередь, и всем нам читать и Священное Писание, и толкования. Есть замечательные толкования как древних отцов (это золотой век в святоотеческой литературе), так и наших современников и соплеменников – читайте толкования. Нам, священникам, очень хорошо, мы прямо в привилегированном положении, потому что на каждую литургию ты обязан подготовить проповедь, каждую литургию  читаешь эти самые толкования, потом воспроизводишь, и что-то остается и в душе, и в голове. Советую мирянам тоже обязательно читать перед литургией и Священное Писание, и толкования.

– Следующий вопрос тоже практический, волнующий наших телезрителей: «Делаются ли земные поклоны во время воскресного богослужения?»

– Уже разные мнения по этому поводу высказывались. И на практике это тоже по-разному. Есть правило, написанное о земных поклонах, и в этом правиле ясно указано, что в определенные моменты они делаются. Скажем, во время Божественной литургии поклоны делаются, но до Евхаристического канона. Потом, когда Святые Дары уже на престоле, поклоны  не делаются. Разумеется, нельзя делать земные поклоны, когда стоишь перед Чашей. Очень хочется, но мы воздерживаемся и не делаем этого, и еще после Причастия мы не делаем поклонов. Вот такие у нас интересные обстоятельства.

– Да. Вообще, мне кажется, поклоны можно делать, лишь бы не мешать другим…

– Православие как раз тем и хорошо:  хочется сделать – делаешь. Тут нет такого: устав! Могу привести пример. В одном храме до недавнего времени мы служили с одним священником, он убежденно делал всегда поклоны, и я за компанию тоже всегда кланялся. Трудно, что ли? Во время литургии нет никаких проблем, чтобы не сделать поклон, – ради Бога. Вот Святые Дары, здесь мы делаем поклон...

Потом пришел другой настоятель, у него практика, привычка – не делает он поклоны. Интересно, что оба, когда были молодыми, в одном и том же храме учились у одного и того же батюшки (у отца Димитрия Смирнова), почему-то этот вынес вот такой опыт, а тот – противоположный. И что же? Сейчас мы не делаем поклоны, и я тоже особо не заморачиваюсь на этот счет. Или вместе делаем, или вместе не делаем; для того есть главный священник или епископ, который задает тон.

– Наверное, лишь бы другим не мешать и не вводить их в соблазн?

– Лишь бы мир был здесь, потому что таких тем можно найти миллион.

– Так они вот именно, что находятся.

– Поэтому все пусть будет с любовью. Свечку так поставил или эдак, это же не химическая реакция в конце концов. Главное для нас, чтобы была молитва, чтобы была любовь в этой молитве и жертва Богу, а то, как это делать, правой рукой или левой, – уже детали.

– Вопрос телезрителя: «Каждый раз с вашим каналом слушаю утреннее и вечернее правило, но у меня больные ноги – и я службу с вами читаю сидя. Услышала: лучше сидя думать о Боге, чем стоя о ногах. Кто это сказал?»

– Не могу сказать кто. Это летучая фраза и, на мой взгляд, очень справедливая. И можно ее только расширить в том смысле, что когда  сидишь, слушаешь Псалтирь, кафизмы (кафизма вообще буквально переводится как «сидеть»). Акафист всегда стоя читается – в этом и задумка. Ну, сидишь, потому что спина болит, нога болит – лучше все-таки так, чем ничего. Но когда стоишь, люди это как-то по-особому воспринимают. Во-первых, на каком-то духовном уровне, эмоциональном  воспринимаешь, что с уважением стоишь перед Тем, к Кому  обращаешься. Во-вторых, что тоже существенно (врачи меня сейчас услышат – подтвердят), что-то происходит с нашим кровообращением, как-то мы более способны сосредоточиться,  голова лучше соображает, когда стоишь. Понимаете? И на эмоциональном, и на физиологическом уровне лучше стоять, если есть возможность, но если нет – тогда уж сидя, это все-таки лучше, чем ничего.

– Мне редактор подсказывает: сказал это митрополит Московский Филарет (Дроздов). «Лучше сидя думать о молитве, чем стоя о ногах». Даже больным, если они в силах, во время чтения Евангелия лучше стоять.

– Вот сегодня был тяжко больной человек,  я ему разрешил сидеть (он все таинство сидел), мы крестили его полным чином, что довольно редко бывает в скорой помощи, но он более-менее в силах. Даже слово такое не скажешь – «в силах», но более-менее… Поэтому он иногда вставал. Например, помажу его, говорю: «Садись». Он кашляет, задыхается, сел. Говорю: «Встань». Встал. Повернулся к нему: «Послушай Евангелие от Матфея до самой последней строчки; послушай, что заповедовал нам Христос».  Послушал. «Теперь посиди». Я вижу, у него даже виски надулись от того, что он стоит, но он все равно превозмог себя, постоял, миром помазался и даже сегодня три раза обошел вокруг купели – все было по-настоящему.

– Расскажите о Вашем служении. Это же больница Склифософского.

– С благословения преосвященного владыки Пантелеимона уже три с небольшим года я тружусь в НИИ скорой помощи. Там есть большой храм Троицы Живоначальной на Сухаревской площади. Все помним, на Садовом кольце видна эта красивая арка и центральный храм, а также у нас есть маленький храм прямо в серединке, в самом саду обустроили; там происходят по будням богослужения, совершаем крещение, соборование, отпевание. В НИИ скорой помощи главная наша работа, священников: приходим туда и помогаем, соборуем больных, там пятнадцать этажей.

– Я, к счастью, там ни разу не был.

– Слава Богу, лучше там не бывать. Это скорая помощь, туда никто по своей воле не приходит. У нас есть замечательные сестрички милосердия, они проходят по этажам и спрашивают: братья и сестры, кто хочет, чтобы батюшка вас посетил? – «Я хочу причаститься». – «Я хочу собороваться». – «Я хочу исповедоваться». А бывает, что человек уже не может высказать своего желания, бывает, что он уже в реанимации, в тяжелейшем состоянии, когда нет даже инстинктов, он не глотает, у него трахея пробита, и мы не можем тогда его исповедовать. Можем исповедовать только человека, который в сознании.

Равным образом и причастить не можем человека, у которого нет глотательных рефлексов, который через зонд питается, но мы делаем все, что возможно: можно помазать его елеем, даже постоять рядом с ним.

Если некрещеный, предлагаем покреститься – это очень важно. В больнице это даже по-особому воспринимается – здесь уже вопрос жизни и смерти. И когда человек выздоровеет с Божией помощью,  вера его очень твердая будет. Конечно же, часть нашей пастырской работы в морге, но это не работа с умершими (там уже ничего не исправишь), это работа с близкими людьми и родственниками умерших. Парадокс: мы во время отпевания говорим о жизни. Мы, казалось бы, просто пришли проститься с умершим, но на самом деле извлекаем из этого глубокий нравственный урок. Мы учимся, как нам дальше строить свою жизнь, как  каяться, воцерковляться, как идти к Богу через этот момент, когда в середине комнаты эта коробочка с бездыханным телом, безобразным, бесславным, не имеющим вида. Это нас очень многому учит.

– Вопрос телезрителя: «В моем молитвословии есть молитва преподобного Силуана Афонского. Я прочитаю, она короткая: „Господи Милостивый, Духом Святым научи нас смирению Твоему. Господи, не дай мне возмечтать о себе как о лучшем  из людей, но думать как о худшем всех и никого не осуждать, а судить строго”. Как понять? „Не осуждать” я понимаю, а что значит „судить строго”»?

– Мы, конечно, не святые угодники Божии, мы немощные, но святой Силуан нам оставил наставление, и, исходя из этого опыта общения, своего личного скудного опыта, можно понимать, что здесь не случайно поставлены разные слова. «Не осуждать» – безусловно, речь идет о ближнем. Это как в молитве Ефрема Сирина: чтобы не осуждали чужого или брата своего. А «судить строго» – здесь, по всей вероятности, речь идет только о себе самом. О самокритике. Судить строго можно только себя, ибо мы не имеем права судить кого-то другого. Любой, кроме тебя,  раб  Божий, и только Бог может его судить. А кто ты такой, чтобы судить чужого раба? Но к себе надо быть строгим. В этом смысле «судить строго» – следить за собой, своими речами, словами, поступками и быть строгим к себе самому.

– Вопрос достаточно сложный, но важный, как раз в продолжение тех мыслей, о чем мы говорили: «Молодая женщина начала воцерковляться, исповедовалась в грехе незарегистрированного брака, батюшка к Причастию по этой причине не пускал. Около полугода назад она умерла. Это желание причаститься уже пользы никакой не принесет или хоть как-то зачтется?»

– Понимаете, говоря строго, мы не можем допустить к Причастию человека, который находится в таком состоянии. Это не просто невенчанный брак, это незаконные отношения даже по земным меркам. Есть очень много причин, особенно сейчас, когда распался, например, Советский Союз, и для того, чтобы заключить брак с гражданином какой-то суверенной республики, надо пройти целые мытарства. Ну что ж, когда такая ситуация появляется, мы обговариваем это с людьми, с конкретным человеком, с конкретной парой. Я знаю конкретные случаи, когда батюшка благословляет, потому что люди пришли и выразили твердую готовность, решимость жить вместе и законно, но в силу земных препятствий они сейчас не имеют этой возможности. Есть даже просто квитанция – вы пошли, подали запрос в иммиграционную службу, вам уже напишут первый документ о том, что вы сделали этот шаг. Понимаете? Это уже решимость, она показана.

 Естественно, мы не можем повенчать в это время, но мы вполне можем уже причащать человека, потому что семья уже налицо, у них уже дети есть общие, это не блуд уже в известном смысле, это настоящая семья, только этой семье не хватает бумаги в ЗАГСе. Я очень серьезно говорю, потому что есть люди, что со страхом Божиим и с верой желают причаститься. Нам всем желательно иметь это чувство страха Божия, трепета к Причастию, поэтому мы, священники, не должны быть такими фарисеями строгими – все по букве Закона. Мы не бухгалтеры, не нотариусы; мы  пастыри Церкви христианской. Поэтому в каждом случае батюшке следует внимательно смотреть в душу человека. Есть такие моменты, когда батюшка не имеет в чем-то права, не имеет компетенции, для этого есть епископ, и нужно людей отправить тогда к владыке – епископ может тут благословить. В каждом отдельном случае нужно человека отправлять к епископу.

– Даже если брак невенчанный?

– Да. Но ты видишь, что есть польза в этом Причастии, что человек жаждет причаститься, а уж если это страха ради смертного – тогда вообще не должно быть никакого места буквоедству, здесь нужна любовь. Но батюшка не имеет такой компетенции, не имеет права это решать.

– Мы, может быть, еще не совсем понимаем ситуацию. Неизвестно, что там было.

– Вот мы сидим тут в креслах и размышляем, а для того, чтобы понять эту ситуацию, нужно встретиться с конкретным человеком и долго с ним говорить, все обговорить, увидеть душу человека.

– В этих вопросах зачастую можно увидеть маленькую трагедию того или иного человека, и эти маленькие истории даже в двух строчках приходят к нам, иногда очень больно читать эти вопросы, иногда даже непонятно: уже тысячу раз отвечали… Но это очень важно.

– Очень мне не хочется, чтобы Церковь превратилась в такую структуру, в эдакий бухучет. Есть справочка, бумажечка – замечательно все будет… Все-таки хочется, чтобы мы сохранили дух евангельской любви, дух человечности, если хотите…

– Очень много разных вопросов, и это в будущей передаче, потому что время сегодняшней передачи у нас уже вышло.

– Спасибо большое, дорогие братья и сестры. Поскольку завтра начинается пост, хочется пожелать всем нам, чтобы к 7 января  все мы вошли в праздник Рождества немножко лучшими с Божией помощью.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы, смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря.

– У нас накопились вопросы с предыдущих программ, давайте их озвучим и попытаемся на них ответить. Первый вопрос: «Молюсь утром и вечером за Россию. Как можно еще молиться?» 

– Хорошо, что человек молится за Россию, но прежде всего каждый православный христианин должен помнить, что он еще является гражданином иного Царства, не земного, а Небесного, и что важно быть рядом со Христом. Поэтому не нужно забывать о своей душе, о том, что человек – это все-таки сложный организм; требуется, чтобы все время шла внутренняя духовная работа. 

Если человек просто молится за Россию, но забывает о своих грехах, то здесь, наверное, о хорошем говорить не приходится. Потому что человек не занимается поиском доброго в своем сердце, в своей душе, не занимается тем, чтобы обрести Царствие Небесное. Когда человек будет, помимо молитв за нашу Святую Русь, также еще молиться утренними, вечерними молитвами, молитвами в течение дня, читать акафист по пятницам Пресвятой Богородице, как этого требует наш богослужебный канон, ходить в храм Божий, приобщаться Святых Христовых Таин, исповедоваться, то, конечно, будет очень хорошо. 

– Вопрос телезрительницы из Сочи: «Недавно слышала о том, что у Адама была первая жена (наполовину химера), ее звали Лилит. И получается, что она была создана из глины. А затем она ушла из рая – и появилась Ева. Я хотела бы узнать, насколько это правда; вообще Ваше мнение об этом». 

– Это псевдобиблейские басни, даже святые отцы первохристианской Церкви обсуждали этот вопрос. В догматическом богословии, которое преподается у нас в духовных школах, это тоже рассматривается. И там однозначно говорится, что не было никаких преадамитов (то есть людей, которые были созданы до Адама), никаких первых жен, в том числе этой Лилит, которая восхваляется некоторыми гимнографами и поэтами, видящими в ее образе именно знойную женщину, являющуюся прообразом сегодняшних феминисток. Православное догматическое учение Церкви полностью отвергает эту историю. 

Нам необходимо больше изучать страницы Священного Писания, а также толкования, которые дают святые отцы Церкви – Иоанн Златоуст, Феофилакт Болгарский. У нас также есть книга, которая была выпущена к 1000-летию Крещения Руси, – «Библия» Лопухина в трех томах. Там тоже очень неплохо объясняются тексты Священного Писания, поэтому люди, которые хотят придерживаться традиционных взглядов Православной Церкви, должны смотреть именно такую литературу. И ни в коем случае не нужно брать во внимание то, что не имеет абсолютно никакого отношения к православию. 

– К нам пришел еще один вопрос: «Моя мама часто заставляет меня молиться. Надо ее слушать или все-таки делать по-своему? Дарья, 13 лет». 

– Дело в том, что здесь надо взять маму за руку и вместе с ней молиться, чтобы молитва была антифонная: первую молитву читает мама, вторую – ребенок. И такое попеременное чтение молитв должно присутствовать в каждой семье, тогда укрепляются семейные узы, семейный очаг. Люди очень хорошо находят взаимопонимание, когда встают на молитву, когда у них в семье присутствует взаимное уважение, когда в доме есть этот особенный дух молитвы. 

Многие не понимают, что это такое, но это действительно духовное молитвенное состояние, пребывающее в доме, которое освящает, благословляет. Мы, православные христиане, знаем, что это работа Духа Святого. Потому что мы Его призываем, когда молимся, и Он уже непосредственно в каждом доме, в каждой семье работает таким вот образом. В доме поселяется мир, благоденствие, взаимопонимание, любовь. 

А когда люди не молятся, когда один встал в шесть часов, другой в семь, убежал на работу, прибежал с нее, принес какие-то плохие новости, другой что-то неправильно сделал, то здесь этого духа любви нет, присутствует другой дух – раздора, соперничества, нелюбви, противления. Поэтому чтобы дома было все хорошо, необходимо этой девочке взять маму за руку и вместе становиться на молитву перед иконами, возжечь свечу или лампаду и благодарить Бога за все. 

– В продолжение Вашего ответа еще один вопрос: «Дело воспитания детей должно начинаться с духовного воспитания родителей. Оправданны ли какие-то занятия с родителями на приходе? Если да, то в какой форме?» 

– Человек получает информацию извне посредством слов, дела и того, что написано. Поэтому человек должен, соответственно, читать, ходить в благочестивые христианские сообщества (то есть на приход) и смотреть, как там взаимодействуют люди (в нормальных приходах они взаимодействуют абсолютно нормально), и, конечно, слышать то, что говорит либо катехизатор, либо священник. Поэтому человек, который получает такую информацию в виде слова, дела, чтения, во многом преуспевает в духовном деле и воспитывает себя в том числе. 

– Только что пришел вопрос: «Очень люблю молитву святителя Филарета Московского. Там есть такая фраза: "Приношу себя в жертву Тебе". Как ее понять?» 

– То есть я посвящаю Тебе (Господу) свое время, сердце, внимание, любовь, хочу научиться от Твоей Божественной любви, хочу получить от Тебя внимание, хочу, чтобы Ты участвовал в моей жизни. Как я посвящаю себя Тебе, так я хочу, чтобы Ты обратил на меня внимание и поучаствовал в моей жизни Своей любовью и благодатью». 

– Еще один вопрос: «Когда мы молитвенно поминаем других, то, получается, соприкасаемся душа с душой. Как правильно молиться за других, чтобы их участь была легче в этой жизни и в той? И как можно молиться Иисусовой молитвой за других?» 

– Чтобы преуспеть в Иисусовой молитве, необходимо посвятить себя служению Богу. Допустим, идешь по городу, занимаешься своими делами или работаешь – и если думаешь все время о Боге, то Иисусова молитва как бы проистекает изнутри, ее не надо вспоминать внешне очень часто и много. 

В монастырях мы можем увидеть Иисусову молитву на дверях келий братии или сестер, на стенах, также эту молитву мы очень часто слышим из уст других людей. Поэтому такое внешнее напоминание говорит о том, что нужно молиться, вспоминать об этой молитве. Но когда человек уже посвятил свою жизнь служению Богу, молитва проистекает как бы из его сердца. И даже когда такой человек споткнется или упадет, он не скажет плохие слова, а скажет: «Господи, помилуй»; встанет и идет дальше. 

– Можно ли здесь попасть в такую ловушку, что ты как бы произносишь имя Бога всуе? 

– Чтобы произносить имя Бога всуе, это надо делать сознательно. Но когда призываешь имя Божие или Господа Иисуса Христа, чтобы Он тебе помог, то суетливости тут никакой нет. Здесь надо иметь в виду, что ты живешь по церковным, христианским, благочестивым правилам. И если ты попадаешь в какую-то глупую, нехорошую ситуацию, когда есть риск умереть, а ты последний преступник, но призываешь имя Божие, то это очень хороший признак. Господь может откликнуться на эту просьбу и спасти такого человека. 

– Часто встречал такие вопросы, что муж (или жена) постоянно ходит в церковь, читает молитвы, акафисты, все выполняет, но в то же время раздражительный, срывается на тебе, грубит и так далее. Как это вообще соотносится? 

– Работать над собой – это самое сложное действо. Мы можем поучить другого человека, можем научить его очень хорошим характеристикам, сделать его хорошим специалистом в чем-то, чтобы он преуспел в какой-то области, однако сами можем даже не иметь возможности соответствовать тому, чему учим. Поэтому когда человек учит другого, подсказывает ему что-то, он должен иметь свидетеля со стороны. Это духовник – духовный врач, который поставит тебе диагноз и скажет, что правильно делать для того, чтобы не уйти в прелесть, не споткнуться. А если ты уже упал, он увидит духовное падение и поможет тебе встать. Поэтому здесь необходима духовная работа над собой прежде всего. 

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Бог – Творец огромной Вселенной, где миллиарды звезд, миллиарды галактик, триллионы планет, из них миллионы таких, как Земля. И Он уделяет особое внимание этой песчинке под названием Земля, которую в космосе и не видно, с ее грешными людишками (считает волосы у каждого грешника на голове), и остальное Его вроде как не интересует. Зачем тогда было создавать такую огромную Вселенную ради одной Земли?» 

– Мы, люди, в своем природном естестве ущербные. Наш мыслительный аппарат (головной мозг) не может обработать информацию, и мы пытаемся Бога наделить этими антропологическими функциями; мы думаем, что раз мы ущербны, значит, ущербен и Он. Мы думаем, что если мы не можем понять, то и Он не может понять; если мы не можем уследить за всем окружающим миром, то и Он тоже. Большая часть людей даже не знает, сколько у них в организме клеток или костей, как устроено сердце, как правильно питаться, чтобы не болеть какими-то болезнями, которые происходят от неправильного питания. При этом лезем куда-то выше и хотим дать оценку действиям Бога, когда не понимаем, как это все происходит. 

Поэтому мы должны себе четко уяснить, что Бог – это Личность, и человек называет Его Богом, потому что Он богат во всем: в знаниях, умениях, способностях. Прежде всего Он наш Хозяин, Который может дать нам жизнь, забрать ее и снова дать, Он умеет и знает, как это делать, и Он настолько преисполнен великого качества любви, что в конце концов захотел поделиться ею с кем-то, то есть создал человека и захотел с ним общаться, дал ему Свой образ и подобие. То есть мы как маленькое отражение Его сущности. 

Поэтому мы должны это осознавать и смиренно идти в Его сторону. Нам не нужно думать о том, сколько галактик, звезд и всего остального существует помимо нашей Земли. И если Господь через Своих учеников, божественных пророков, дал нам такое откровение и сказал, что Он знает даже о количестве волос на нашем теле, количестве клеток в нашем организме, значит – так оно и есть. 

У меня нет потребности проверять Его слова, потому что я для себя уяснил: Господь мне дал инструкцию по жизни – и я должен следовать ей. Конечно, я могу потратить свою жизнь на изучение шрифтов, которыми была написана первая страница Библии, изучать историю, объяснения тех или иных историков, но есть ли в этом большой смысл? Для истории, науки, может быть, какой-то небольшой смысл и есть, но для моего личного спасения в этом нет никакого смысла. Церковь дала мне, благословила и преподнесла прекрасную инструкцию в виде очень важной книги, которая называется Библия. Я просто для себя выбрал самым главным не поддаваться сомнениям, а брать ее, принимать и исследовать то, что там написано. Поэтому я рекомендую всем людям поступать так же просто, потому что Бог прост. 

– У нас сегодня много вопросов о молитве. Например, следующий: «Что означают слова из утренних молитв к Богородице: "избави мя от многих и лютых воспоминаний"»? 

– Действительно, для того чтобы человеку совершить какой-то грех, нужно иметь эти прилоги, которые здесь называются. И Божия Матерь, как имеющая особую благодать и силу, полученную от Своего Божественного Сына, может отгонять эти бесовские наветы. Она призвана Своим служением избавлять человека от таких бесовских нападений. Вот так прямо это и нужно понимать. 

– Следующий вопрос: «Как научиться не осуждать ближнего?» 

– Это очень сложно, почти невозможно. Даже иногда читаешь письма святых людей и находишь у них такие воспоминания, где они поддаются этому духовному недугу. Но он абсолютно излечим, лечится. Во всяком случае, это как простуда, которая очень часто нападает на человека, он начинает болеть: кашляет, чихает, появляются выделения из носа, тяжело дышать. Если он не будет лечиться или не будет беречь себя от переохлаждения, может заболеть пневмонией и даже умереть. А если подлечится, спрячется от этой вирусной инфекции, побудет дома пять-семь дней, то поправится. 

Так и здесь: необходимо себя ограждать от тех сообществ, которые могут человека свести в духовную могилу. То есть человек жив, ходит, но духовно он мертвеет. И надо от таких сообществ уходить, потому что «худые сообщества развращают добрые нравы», об этом написано в Священном Писании. Чтобы не осуждать, надо меньше слушать, как другого осуждают. Потому что мы все время греем уши от этого, когда нам пытаются что-то преподнести. Нужно избавиться от таких людей, меньше с ними общаться, больше молиться, читать Псалтирь. 

Однако мы должны помнить, что надо над собой работать. Если мы избавимся от всех и начнем читать Псалтирь, далеко не уедем. Поэтому нужно для себя ставить духовный, психологический фильтр и дифференцировать разговоры. Слышим, что он идет не туда, надо молиться, заниматься делами, «всего хорошего, до свидания». Будем работать над собой. 

– Следующий вопрос: «Недавно прочитала в Интернете, что при чтении Псалтири дома не читают 15-ю кафизму; вместо нее читают 20-ю. Так ли это?» 

– Дело в том, что если человек хочет прочитывать Псалтирь, то он прочитывает ее полностью. За неделю он ее должен прочитать; как в храме. Но это вообще монашеская обязанность, устав так трепетно и серьезно не относится к мирянам. Они должны довольствоваться утренним, вечерним правилом, канонами, акафистами, потому что у них много домашних дел. А если человек будет заниматься таким духовным деланием и при этом ссориться с мужем или детьми, что они по дому ничего не делают и даже за собой не ухаживают, здесь тоже хорошего мало. 

Все-таки каждый человек должен заниматься своим делом. Хочешь много молиться, тогда определись со своей жизненной позицией и выбери какой-то путь служения: работай при храме или совсем уходи в монастырь, там молись, работай, и это будет твой подвиг. Чтобы подвиг дома не посрамлялся, его нужно правильно делать, не нужно себя нагружать особыми правилами, особыми молитвенными стояниями или деланиями. 

– Еще один вопрос о молитве: «Каким образом может повлиять наша молитва на усопшего родственника, который стал отступать от Бога в последние дни своей жизни? Как мы можем повлиять на его судьбу, можем ли изменить его участь в том мире?» 

– Дело в том, что нужно иметь твердую веру, чтобы заниматься этим духовным действом. Потому что человек должен помнить, что спасает Христос и вся Церковь. Как бы я ни молился, каким бы святым человеком себя ни чувствовал, от моей святости и моих дел мало что произойдет. Потому что мы верим, что такие люди спасаются по молитвам Церкви, когда там служится Божественная литургия, когда происходит поминовение, церковное молитвенное делание (по церковному Уставу) по особым дням, по особым праздникам. Мы верим и знаем, что в эти дни и небо открывается для молитвы, поэтому мы должны и храм посещать. 

А то у нас есть такие умники, которые и в храм не ходят, и сами не причащаются, а берут правила вымаливать человека с того света. Это называется уже легкой степенью духовной прелести. Потому что я не могу ничего сделать без Бога, без Крови Христовой, без искупительной жертвы Господа Иисуса Христа. А все это я могу найти только в храме. Прихожу, подаю записочку, служат панихиду, вынимают частичку, молятся об этом человеке, совершают специальные молитвы, специальные действия, и я верю, что все это приводит к тому, что его участь будет легче, что Господь помилует его по молитвам Церкви. Не по моим грешным молитвам, а по молитвам Церкви. И об этом нужно помнить. 

– Следующий вопрос: «Почему Господь избрал апостола Иуду, зная о том, что он предаст Его?» 

– Потому что есть такой план спасения, более современным языком – алгоритм спасения, а православным языком это называется: Промысл Божий. И он был таков, что необходимо было и наличие Иуды, и всего, что произошло, потому что и в Ветхом Завете у великих и малых пророков было сказано о распятии и смерти Христовой, как будто они видели эту смерть и описывали ее на своих страницах. 

Это все относится к промыслительной части плана Божьего о нашем спасении. Потому что когда человек согрешил в раю, то Господь сказал, что Он уже знает, как человека спасти, но придется людям жить от начала. И мы живем в то время, когда Христос уже был на земле, Он восшел к Отцу Небесному, и Дух Святой творит в Церкви Божией. Поэтому мы прошли уже определенный период от обещания Божия до исполнения Его благой воли и живем в эпоху обетования, когда ждем Пришествия Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. 

– Вопрос телезрительницы: «Скажите, пожалуйста, если я полюбила мужчину, который моложе меня, и он предлагает выйти замуж, стоит ли мне принять его предложение?» 

– Лучше сходить к духовнику в церковь, которая находится рядом, чтобы священник, знающий ситуацию, изучил ее и дал правильный духовный совет. Потому что мы не знаем, что там на самом деле. 

– Следующий вопрос из соцсетей: «Почему все думают, что у каждого своя судьба, ведь судьбы не существует, а есть свободная воля?» 

– Дело в том, что люди хотят видеть такую судьбу, которая была бы прописана кем-то и была для него хорошей. Либо пытаются сходить к кому-то, чтобы прописать ее хорошо для себя. Это делают те люди, которые не хотят духовно работать над собой. Потому что судьба судьбой, а жизнь человеческая – это определенное крестоношение, и Господь никому не говорил: будете прыгать от счастья, бегать от радости. То есть Он говорит, что каждому человеку будет дан свой крест; и этот крест нужно достойно донести до определенного места. И Господь будет нам помогать в этом, потому что Он не даст крест тяжелее или легче, а каждому даст свой крест. Поэтому нам необходимо относиться к своей духовной жизни ответственно, иметь духовника, приобщаться Святых Христовых Таин, стремиться быть в церкви или у церкви, если пока не ходим в храм Божий, и стремиться работать над собой духовно. А все начинается с утренних и вечерних молитв. 

– Следующий вопрос: «Можно ли человеку, крещенному в Католической Церкви, причащаться в Православной? И можно ли покойных католиков поминать в нашей Православной Церкви?» 

– Дело в том, что у нас есть определенные догматические расхождения с Католической Церковью. Человек, который хочет причаститься Святых Христовых Таин, но крещен в католичестве, должен стать православным, отказаться от того учения, которое предлагает Католическая Церковь, пройти обряд присоединения к Православной Церкви, и уже после беседы со священником или епископом он может быть допущен к Причастию. Это делается очень осторожно, аккуратно, и, если есть такие люди, мы не против, чтобы они приходили и становились православными. Главное, чтобы было внутреннее желание. 

Что касается молитвы, то, естественно, частная молитва может быть за таких людей. Потому что те люди, которые умерли в католичестве, для себя выбрали определенный путь. Господь Сердцеведец Сам определит их участь. Если у человека есть такое желание молиться, если он может это делать дома регулярно, то это ему никто не возбраняет. Но церковная, соборная молитва о таких людях у нас не произносится. Есть же католики, и они считают себя самыми правильными, которых Господь спасет. 

– Можно прийти в храм и помолиться за них? 

– Прийти в храм и поставить свечку, конечно, можно. 

– Это сейчас частая проблема, потому что страна многонациональная и многоконфессиональная. 

– А свечку можно даже за мусульманина поставить, я не понимаю, в чем проблема. А записку подавать не можем, потому что мы не можем вынимать частичку за такого человека, так как молимся за тех людей, которые находятся в этой общине, а в ней находятся все люди, которые приняли крещение в православной вере. Поэтому молиться мы можем даже за безбожника, но это будет не церковная, не литургическая молитва, а частная. 

Допустим, родился ребенок, он не может ничего сказать, не может ничего понять, мы же за него молимся, потом несем к таинству Крещения и крестим. Поэтому Церковь разрешает молиться за всех, даже если это индус, мусульманин, католик или еретик. Даже за них мы молимся, чтобы Господь открыл им сердце, разум, чтобы они поняли свои ошибки и пришли ко Христу. 

– Вопрос телезрительницы: «… Моя жизнь полностью разладилась. Я почувствовала какой-то надрыв, пропало желание ходить в церковь и вообще открывать кому-либо душу. Как выйти из этого состояния?» 

– Нужно для себя определить, нужно ли ее вообще открывать кому-то, потому что это дело добровольное. 

– Возможно, речь идет об исповеди. 

– Нет, здесь речь идет именно об открытии души. Исповедь и открытие души – это два разных понятия. Здесь просто-напросто надо определиться, какая проблема: психологическая или духовная. Это две разные проблемы. Потому что если это психологическая проблема, то необходимо сначала сходить к психологу и найти гармонию душевной и психической жизни с самим собой. Потом уже нужно себя подготовить и определить свои духовные потребности, найти человека (священника, пастыря, духовника), который увидит какие-то отклонения в духовной сфере: как человек молится, как относится к Богу, к вере. 

Если, допустим, священник лезет не в свою сферу (не является психологом, а лезет в психологическую сферу), то грош цена такому воздействию, потому что много будет наломано дров. Надо все-таки быть образованным священником. И также будет неправильно, если психолог будет лезть в духовные проблемы: как поститься, как молиться, как относиться к Церкви, к святым. Очень часто бывает, что психологи тоже перегибают палку и начинают говорить, что это все какие-то рудименты, атавизмы, этим заниматься не надо, человек прогрессивный должен найти силы в себе. 

Нет, надо найти православного психолога, а потом уже приходить к священнику, чтобы решать духовные вопросы. Православный психолог просто не будет перегибать палку, как это делают светские психологи, которые могут быть иноверами или вообще агностиками. Они будут давить чисто на эмоции, на характер, на черты личности человека. А православный психолог все-таки будет знать, что человек своими силами не справится, что нужна помощь Божия, и он будет как бы переходным звеном между священником и специалистом, который может наладить твой душевный профиль. 

– То есть когда тебе батюшка на исповеди говорит, что лучше обратиться к психологу, обижаться на него не надо? 

– Правильно батюшка говорит, надо его поблагодарить, потому что он понимает, как ты устроен. Если этот батюшка не психолог, то да, надо обратиться именно к психологу. Есть священники, которые занимаются психологией, имеют познания и образование. 

– А если у священника есть опыт, он сорок лет служит? 

– Опытный священник тоже понимает, как человек устроен. Здесь есть такое понятие, как христианская антропология, надо знать, как человек устроен. Потому что не может хирург заниматься хирургической деятельностью, не зная хирургической анатомии. Даже если он знает анатомию человека, но не знает хирургическую анатомию, ему нельзя заниматься хирургической деятельностью. Поэтому и священник, бывает, знает, как человек духовно устроен, но не имеет специальных познаний в устройстве человеческой личности, души, эмоций, не знает каких-то особенных или личных качеств человека. 

Надо изучить человека, понять, нет ли у него какой-либо патологии, чтобы максимально ему помочь. А когда приходит человек, имеющий проблему, а ему говорят: «Поститесь, молитесь», – и человек со временем становится хуже и хуже, катится вниз по наклонной, то здесь допустил ошибку священник. Человеку, может быть, сначала психолог или психиатр должен был помочь, а потом уже «постись, молись и слушай радио "Радонеж"», как говорится. Поэтому здесь все не так просто. Опытный священник должен это увидеть. Когда читаешь старинные издания по пастырскому душепопечению, видишь, что священники и в то время не боялись посоветовать человеку обратиться к психиатру (психиатры были православные). 

– А могут священник и психолог работать в паре? Это вообще нормально? 

– Конечно. Когда есть высокая организация пастырского душепопечения на приходе, так и происходит. Но это не везде, к сожалению. Во всяком случае, сейчас, по благословению Святейшего Патриарха, священникам, как и врачам, внушается такая мысль: не навреди. То есть священник должен тысячу раз подумать, как правильно сделать, как сказать, как посмотреть, как ответить. Здесь преследуется главная цель: если не можешь помочь, то хотя бы прояви эмпатию, поучаствуй в жизни этого человека и не бросай его, если он будет нуждаться в твоей поддержке. Чтобы человек, когда не знает, куда бежать, бежал, как мотылек, на свет, а свет – это храм. Чтобы он пришел в храм, а священник уже, допустим, должен знать, где находится социальная служба. Там всегда есть православный психолог, православный педагог, который может изучить проблему и дать правильный совет. 

– Вопрос телезрительницы: «Вопрос к Вам как к врачу: где находится душа у человека?» 

– Когда человек зарождается – это, по сути, одна клетка, и тогда создается душа. Она как бы растворена в плоти человеческой и существует во всем теле человека: начиная от одной клеточки, которая потом делится на две, на четыре, и в такой прогрессии человек развивается. Душа во всем. И когда человек формируется, она тоже во всем. И когда у человека, допустим, бывают такие травмы, когда руку или ногу оторвало на войне или он потерял их из-за болезни, он чувствует фантомные боли. В медицине даже не могут объяснить это. То есть это все-таки свойство человеческой души, которая заявляет о том, что что-то было. Части тела нет, а она заявляет фантомными болями, что что-то есть. Поэтому душа как бы растворена во всем организме человека. Потому что у нас все клеточки живые, и свойство души – давать им жизнь. 

В православии есть учение о том, когда душа отделяется от тела. У нас есть молитва на отделение души от тела, когда человек очень трудно умирает, ему больно, он страдает, очень часто видит уже что-то страшное из того мира. Священник начинает молиться (есть особое последование на разделение души от тела), и человек успокаивается, умиротворяется. То есть здесь уже идет работа Духа Святого, потому что мы к Нему обращаемся. Мы обращаемся к духовной сфере, и тогда душа легко отделяется от тела. 

Душа находится в эллиптическом шарообразном состоянии и светится. Но мы не имеем возможности увидеть, как это происходит. Адам и Ева, когда были в раю, не имели одежды. Говорят, как же они ходили, как им было не стыдно? А очень просто. Посмотри на лампочку, ты увидишь нить накаливания? Нет. Это простое устройство, а ты ее не видишь. Так и они сверкали, сияли, что не было такого вопроса, какое у них тело. 

А когда человек пал, отделился от Бога, ушел из рая, тогда эта «нить накаливания» стала холодной, хрупкой. Так и наше тело: какой-то зачаток есть. Адам и Ева прожили до тысячи лет, потом Господь сказал: «Хватит». И стали жить сто двадцать лет и меньше, а в Псалтири вообще сказано, что семьдесят лет в трудах и болезнях. А в восемьдесят лет нам вообще будет нужна помощь. Так и сбываются эти слова на большинстве людей. Поэтому это очень неоднозначный вопрос. 

– Но интересный. 

– Во всяком случае, Церковь его объясняет. Объясняют Иоанн Дамаскин и Дионисий Ареопагит, Иоанн Златоуст. Они дают такое объяснение в силу разума. То есть они не утверждают, что именно так, с математической точностью доказано. В Америке уже придумали такую глупость: человек умирает, а они проверяют, что тело на два грамма меньше стало весить, но не учитывают при этом много других факторов. Вместе с тем душа растворена во всем теле человека. 

– Интересный вопрос по поводу предсказаний: грех ли это, ведь святые тоже предсказывали? 

– Дело в том, что святые не предсказывали, а говорили то, что видели. А у дьявола есть такая функция: обманывать людей, вводить их в заблуждение. То есть когда святые люди говорили, они делали это уверенно: «мне Бог явился» или «мне ангел сказал». А предсказатели говорят: «Вот я тут вижу...» Мы не той пробы, чтобы Господь нам через кофейную гущу открывал какую-то божественную информацию. 

Если ты уважаешь в себе образ и подобие Бога, то этой ерундой никогда не будешь заниматься. Как не будешь есть плохие продукты, которые принесут тебе вред. Ты всегда выберешь хороший хлеб, качественные овощи, гниль не будешь есть, она не принесет пользу, а только вред. Так и здесь. Это духовная гниль, к ней не нужно прикасаться, это болезнь, это смрад. Когда говорят, что гадают, такая вонь ощущается от этого человека… Это условно я говорю, но прямо не хочешь прикасаться или общаться, потому что человек несет какую-то духовную заразу. Поэтому каждый человек должен к этому так относиться. 

Серафим Саровский и Сергий Радонежский говорили, что грех очень воняет, он смердит, что эти бесы гнусные вызывают отторжение. Поэтому у православного человека даже упоминание об этих гаданиях, предсказаниях должно вызывать именно такую реакцию. Скажут, ненормальный. Да, ненормальный, но мне этого не надо. 

– Следующий вопрос: «Не всегда батюшки читают разрешительную молитву после исповеди, просто крестят голову. Правильно ли это?» Может, они ее про себя читают? 

– Дело в том, что мирянин на то и мирянин, чтобы рассуждать по-своему. Если батюшка будет рассуждать, как ты пришел и как ты неправильно стоишь, ты устанешь его слушать. Поэтому пусть мирянин будет на своей ступени духовного послушания принимать от священника то, что происходит. Священник читает разрешительную молитву, когда накрывает епитрахилью, просто бывает так, что знает ее наизусть и проговаривает. Но это тайносовершительная молитва, он не должен отчитываться перед мирянином, как это делает. 

У нас люди с завышенной самооценкой или завышенными потребностями к своей персоне. Но если играть по Вашим правилам, то, наверное, Вы проиграете. Поэтому, по благословению Святейшего Патриарха, у нас очень икономичное отношение к людям в Церкви. И просьба к мирянам – быть очень терпеливыми и грамотными по отношению к священнику. Это все равно что приходят к врачу и говорят: «Он меня не послушал». А зачем тебя слушать, если и так видно, в чем ты нуждаешься? 

– А можно ли спросить об этом священника? 

– Конечно, спросите у священника, прочитал он или нет разрешительную молитву, не нужно бояться. 

– Ваше последнее наставление в этой программе нашим телезрителям. 

– Хотелось бы пожелать людям мира душевного, спокойствия и чтобы они действительно не боялись церкви, а нуждались в ней, чтобы она была для них средством успокоения и мира на этой земле. 

Ведущий Сергей Платонов 
Записала Елена Кузоро

Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы, смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма в честь святых благоверных князей страстотерпцев микрорайона Юхновград города Юхнов, клирик храма во имя святителя Николая Мирликийского в Мосальске, преподаватель, руководитель Молодежного отдела Песоченской епархии (Калужская область) священник Владислав Береговой.

– Сегодня будем отвечать на разные вопросы, которые нам присылают телезрители. Мы благодарны им за то, что они ищут ответы даже на простые вопросы…

– Жизнь состоит из мелочей. Начинаешь с малого, потом это уходит на задний план, появляются вопросы другого уровня, потом смотришь с высоты своего воцерковления: «Какой я был молодой, глупый!» Но вопросы важны, они фундамент этого здания, которое потихонечку, по кирпичику выстраиваешь. Но нельзя построить здание, начиная с кровли: начать духовную жизнь с «Добротолюбия», с Дионисия Ареопагита...

– ... с «Лествицы».

–  В «Лествице» уже можно хотя бы читать оглавление (без шуток, на самом деле). Прочитать оглавление, понять, что все еще сложно, и хотя бы выборочные главы почитать: допустим, о лжи, о многообразном тщеславии, о лукавом владыке чреве. Первая глава – «Отречение от мира», и можно сразу закрыть книгу, если читать по порядку. Какое отречение от мира, если у меня, допустим, семеро детей, я на трех работах?..  Хотя, в принципе, логика этой книги предполагает постепенное восхождение: с отречения от мира и дальше, до совершенной любви. Но хотя бы по крупицам оттуда можно что-то взять. Хорошо, когда у каждого человека есть духовник, который сможет, зная все эти ступени, объяснить, что можно взять для чтения на данном этапе воцерковления, а что оставить на потом.

– Сразу вопрос. Вы являетесь священником, у которого есть какие-то свои последователи, духовные чада...

– Вы знаете, есть градация духовных чад. Сначала это чада, потом, когда больше познакомятся с батюшкой, – чадушки, а когда уже в дом входят, видят семью, образ жизни – исчадия. (Смеется.)

– Вы священник, к которому обращаются за помощью. У Вас есть аккаунт в Instagram, который так и называется – «Скорая духовная помощь», где Вы отвечаете на какие-то вопросы.

– Да, в этом смысл моего аккаунта.

– Но у Вас есть свой духовник?

– Да.

– Как это происходит у священников?

– У каждого священника есть свой духовник, иначе как ты вообще вытянешь всю эту нагрузку, в том числе и духовную, и душевно-эмоциональную, и вполне практическую? У молодого священника возникает огромное количество вопросов, которые он не может решить самостоятельно. Тем более у каждой мирской, земной проблемы есть и духовная составляющая. Главная задача каждого из нас – прожить так, чтобы и в земной жизни если не благоденствовать, то, во всяком случае, не нищенствовать и при этом не потерять Царство Божие. Мы знаем, что богатство – не грех, но какими средствами ты к нему идешь? Это большой и серьезный вопрос.

Каждый абитуриент в семинарию должен предоставить рекомендацию от священнослужителя, который должен знать, что написать, должен понимать, что теперь несет ответственность за абитуриента, который скорее всего после выпуска из семинарии станет клириком храма, где он служил и получил эту рекомендацию. Естественно, если дальность расстояния не позволяет лично общаться, то всегда можно позвонить или написать. А без духовного окормления куда нам? Я завидую тем священнослужителям, которые имеют  хороших, духоносных духовников, хотя кто-то может и мне позавидовать (мне тоже нравится мой духовник).

– Теперь вопрос от телезрителя: «Почему раньше в храмах имена записывали старенькие монахини, а теперь молодые женщины с накрашенными губами? Как же так? Ведь церковь – хранительница старых традиций».

– Кажется, мне теперь надо писать объявление: «Срочно ищу свечницу  с ненакрашенными губами, желательно монахиню, после 70 лет». Знаете, возрастной ценз – это проблема. Мне кажется, наш телезритель просто ходил в монастыри или храмы, которые были открыты в советское время в чрезвычайно малом количестве, когда какие-то тайные монахини (старые бабулечки), не боясь репрессий, сидели и бесстрашно продавали свечи. И, насколько это было возможно, миссионерствовали, говорили о Христе в условиях, когда священнику было запрещено о Нем говорить. В 70–80-х годах, если священник выходил на проповедь и призывал молодежь к частому причащению, чтению Евангелия, уполномоченный по делам религий слушал это и записывал, а потом шла докладная записочка в КГБ – и храм могли закрыть. То есть даже в проповеди священник был сдержан. А старенькие монахини ничего не боялись, они могли говорить о Христе, да и знали, с кем говорить нельзя. А сейчас я лично не видел свечниц с ярко накрашенными губами.

– Наверное, это был единичный случай.

– Увидел на губах блеск и уже развил целую теорию. Даже если есть чуть-чуть помады, Церковь не запрещает чуть-чуть украсить свое личико. Женщинам запрещено наносить вульгарную раскраску. Когда все скромно и аккуратно – какие проблемы?.. Сколько поломанных душ наших бедных мальчиков и девочек, оказавшихся потом в протестантизме или просто в атеизме, которые были крепко обижены… Ведь в храм идут смягчить свою душевную боль, поплакать перед иконой, попросить о чем-то, а тут тебе сразу: то не так, это не так, не так стоишь, не так кланяешься, не в то время... Это пугает человека. Ему и так тяжело, а тут еще давят на него. Хорошо, если не пойдет в этот храм во второй раз, пойдет в другой. А то ведь может вообще не прийти.

У Антония Сурожского была такая ситуация. Он узнал, что кто-то из постоянных прихожан прогнал девушку с ребенком, которая пришла в джинсах или накрашенная. Он вышел на проповедь и сказал, что теперь тот, кто ее прогнал из храма, до конца дней должен за нее молиться, каяться в этом, потому что эта женщина, может быть, уже никогда вообще в храм не придет. Это большой грех. То есть надо думать о последствиях. У нас никогда не получится принимать решения, выбирая между черным и белым. Не бывает такого. Мы чаще выбираем из оттенков серого, и главное – выбрать меньшее зло из существующего. Нехорошо, когда девушка зашла в брюках или без косынки, потому что так не принято, это противоречит нашей русской традиции…

– … но можно вежливо сказать об этом, все-таки найти слова.

– А можно вообще не обратить внимание.

– Смотря какая ситуация, конечно. То есть здесь должна быть какая-то золотая середина.

– Да, я знаю, что многие православные христиане на первых этапах своего воцерковления выкидывали свои коллекции музыки, телевизоры, разбивали или дарили свои компьютеры. Ух, всё: музыка – грех, театр – грех, «ничто не должно обладать мною», «все мне позволительно, но не все полезно». «Обладая всем этим, я не смогу себя сдержать».  Коллекции раздавали, ведь мшелоимство (коллекционирование) – это же грех... А потом уже спокойнее относились ко всему внешнему. Но на первых этапах воцерковления многие через это проходят.

– Поэтому нужен духовник.

– Да.

– Тогда кто-то может регламентировать твою жизнь так, как это действительно нужно. Конечно, тут нужен грамотный человек.

– А еще проблема в том, что мы же боимся идти к духовникам по мелким вопросам.

– Нет, люди ищут порой каких-то очень сильных батюшек, предсказателей.

– Это уже другая крайность, когда всю ответственность за свою жизнь возлагают на духовника, пусть он  все решает. Если священник этому потакает, то это тоже проблема, потому что человек приобретает некоторые сектантские качества. Какая проблема в тоталитарных сектах? Они подчиняют человеческую волю, что противоречит Писанию. Даже Господь льна курящегося не потушит, тростинку надломленную не сломит. Он не нарушает человеческую свободу.

А некоторые не говорят: «Подожди, я знаю ответ», но просят: «Сама (чаще всего это женская проблема) найди, давай вместе с тобой поищем, давай подумаем». То есть подводят к принятию правильного решения, не культивируют желание человека отдать свою волю в подчинение священнослужителю. В монастыре это приемлемо, а в мирской жизни нет. Поэтому благословенны те духовники, которые это прекрасно понимают.

Я знаю таких и знаю духовных чад таких духовников, которые тоже крестятся и говорят: «Слава Тебе, Господи, что я у него окормляюсь, когда есть и свобода, и послушание, и здравомыслие».  Но, допустим, найдешь ты духовника, но будешь ли духовным чадом? Тоже надо суметь себя заставить, помолиться утром перед литургией и сказать: «Господи, я сейчас пойду к своему духовнику, задам этот вопрос; как благословит, так и будет, но я надеюсь, что Ты ему подскажешь». Духовник не должен замещать Господа, он должен это понимать, и духовное чадо должно это понимать. Вспомним нашего Алексея Ильича Осипова, который говорит: «Стариков много, старцев мало».

– Следующий вопрос: «Я заказываю сорокоуст о здравии на одном из сайтов монастыря. Можно ли так делать, не мошенники ли это?»

– Если это официальный сайт того или иного монастыря, конечно, так делать можно. Я знаю, практически на каждом сайте больших монастырей и малых подворий есть возможность подать записку, их безоговорочно читают и принимают пожертвования с большим удовольствием. Это сейчас как новая возможность для выживания тех монастырей, которые находятся далеко; в них не приедешь, и это, собственно, как некий вид виртуального паломничества. Ты бы хотел приехать, купить свечечек, каких-нибудь сувениров, пожертвовать в этот храм что-нибудь, а не можешь (далеко, муж не пускает или дети). А так можешь пожертвовать средства на восстановление разрушенной обители или просто на ее содержание со спокойной душой и чистой совестью и радоваться своей благотворительности. Но главное, чтобы она не была окрадена тщеславием.

– Следующий вопрос: «Помогают ли молитвы и милостыня усопшим, которые уже давно умерли?»

– Это два весла лодки, на которой наши усопшие родные въезжают в Царство Божие.

– Срока давности нет?

– Безоговорочно. Есть хороший духовный лайфхак – когда не знаешь имен своих усопших родных, пишешь в конце: со сродниками.

– Следующий вопрос: «Я не смогла отговорить свою подругу от аборта и по ее настоятельной просьбе сопровождала ее туда, не переставая отговаривать при этом. Не получилось образумить. Наверное, в том, что произошло, есть и моя вина».

– Я бы скорее рукоплескал такой подруге, которая до последнего идет. То есть не просто: «Ладно, езжай, делай что хочешь». Довела подругу до женской консультации, надеясь на изменение ее решения. Собственно, и Господь нас ведет до последнего момента. Вспомним ситуацию с Иудой. Господь даже на Тайной Вечере несколько раз намекал, что знает, что Иуда совершит, отговаривал его тем самым от этого, но в итоге сказал: «Делай то, что делаешь».

Так что если подруга Вас не послушала, то греха на Вас нет. Если бы Вы знали про ее намерение и никак не отреагировали, чтобы не утратить ее расположение, то грех был бы и на ней, и на Вас. А так грех на ней, а на Вас его нет, потому что Вы сделали все возможное, чтобы предотвратить это тяжелое преступление, тяжесть которого ощущаешь только тогда, когда его совершил. Потому что убийство не остается без следа в душе человека, его совершившего.

– Следующий вопрос: «Скажите, обязательно ли ходить на службу в храм? Сейчас есть возможность смотреть этот телеканал, где показывают богослужения, проповеди известных священников, можно на YouTube смотреть ролики с Евангелием... А служба в храме на церковнославянском мне непонятна; очень тяжело понять, что конкретно происходит и что именно читается».

– Этот телеканал и отдельные священники занимаются душепопечением, миссионерством. Мы говорим о Евангелии, Христе, о том, как жить во Христе. То есть мы говорим все то, что говорят и священники в храме; по сути, мы заменяем только проповедь, расширяя ее, используя те средства массовой информации, которые дает нам XXI век. Если бы Интернет, соцсети и телеканалы были в эпоху апостола Павла, то он был бы здесь, на моем месте. Храм – это не синагога. Синагога – это место, где читают Священное Писание и учат жить.

В храме есть нечто большее. Господь говорит: «Кто будет есть Тело Мое и пить Кровь Мою, тот будет иметь силы жить, и того Я воскрешу в последний день». А кто не будет вкушать Тела и Крови, не будет иметь силы жить. Поэтому пока Вы не причащаетесь, Вы черпаете силы для жизни только у самого себя, а они далеко не безграничны. И как Вы будете жить со Христом по смерти тела, когда у Вас нет залога вечной жизни? А залог вечной жизни, как об этом говорит Сам Спаситель, – Он и есть. Если ты сейчас, здесь будешь со Христом, то будешь с Ним и по смерти тела. А тело потом воскреснет, потому что Христос, по апостолу Павлу, есть Спаситель тела. И если Кровь Христова не бежала в жилах твоего тела, если Тело Его ты не принимал, то как  будешь с Ним по смерти? Никак. Не заменить тысячами православных каналов Тела и Крови Господней.

Храмы строятся не для проповеди, а для того, чтобы там был алтарь, в алтаре был престол, на престоле антиминс, на антиминсе Чаша и дискос. И, причащаясь Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, мы становимся едины с Богом. А дома ты можешь приобщиться Божией благодати, читая молитвы, совершая какие-нибудь благодеяния, постясь и выполняя прочие духовные дела, которые приносят благодать Духа Святого. Но Причастие ни с чем не сопоставить, только в храме можно причаститься. И я надеюсь, что работа нашего телеканала и миссионерская проповедь священников приведут Вас к пониманию того, что в храме надо быть для исповеди и причащения, для участия в других церковных таинствах.

– Следующий вопрос: «Я ни разу в жизни не ходила на исповедь, очень хочу это сделать, но подойти к священнику не могу, охватывает страх и паника, что я что-то не так скажу или сделаю. Подскажите, пожалуйста, как мне перестать бояться».

– Ответ очень простой. Когда боишься говорить (а в первый раз всегда боишься), просто открываешь книгу «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна Крестьянкина, хотя бы первую половину, где рассмотрены десять ветхозаветных заповедей. Берешь листок бумаги и выписываешь то, что подходит под твою греховную жизнь. Желательно немного, потому что не всякий батюшка сможет уделить тебе достаточно времени на литургии или на всенощном бдении, чтобы услышать все.

В конечном итоге человек и сам понимает, отчего у него плохо на душе, за что стыдно, это тоже можно тезисно записать. Священнику не надо знать все обстоятельства этой проблемы. Тщеславие – это тщеславие, гордость – это гордость. Поссорилась с мамой – это непослушание, гордость, эгоизм; поссорилась с мужем – может, из-за сребролюбия, потому что он тебе купил не то, что ты хотела, или вообще ничего не купил; коррупция – это всегда ложь и сребролюбие. То есть надо подумать, что лежит в основе твоего поступка.

Всего так называемых страстей не так уж и много, их восемь: гордость, тщеславие, печаль, уныние, гнев, блуд, чревоугодие, сребролюбие. В принципе, можете сразу эти восемь записать, в любом случае они есть в каждом из нас (в ком-то меньше, в ком-то больше). Поэтому пишите на листочек и с ним идите, по нему прочитаете. Есть совсем небольшое количество священников, которые этим возмущаются. Надеюсь, Вы к такому не попадете и батюшка Вас выслушает. Главное, не идите в пасхальную ночь. По собственному опыту знаю, огромное количество людей идет исповедоваться первый раз на Пасху.

– В принципе, они в первый раз и в храм-то пришли; либо приходят раз в год, как это обычно бывает. «Как ни зайду в храм, так поют "Христос воскресе"».

– Да. Или воду разливают. В большие праздники не идите. Если вы живете в Москве или  любом крупном городе, где есть большой храм, уверяю, там есть дежурный священник, который может исповедовать вас во внебогослужебное время. Таинство Исповеди не привязано к службе. Свечки тоже можно ставить 24 часа в сутки, а не только тогда, когда служится литургия. Так и исповедь может быть совершена в отрыве от причастия, к ней не надо готовиться длительным постом и длительными молитвами. Ты должен просто раскаяться, прийти в это состояние, записать грехи на бумаге, чтобы ничего не забыть, и прийти исповедоваться со спокойной душой. Не бойтесь священников, они все про вас и так прекрасно знают, ничего нового вы им не скажете.

– Следующий вопрос: «В Евангелии от Матфея  сказано Господом Иисусом Христом об Иоанне Крестителе: "из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя, но меньший в Царствии Небесном больше его". Как же мы Пресвятую Богородицу называем "Честнейшей херувим и Славнейшей без сравнения серафим" и обращаемся к Ней как к Богу: "Пресвятая Богородица, спаси нас"?»

– «Меньший в Царствии Божием больше его» – о ком идет речь? По возрасту Иисус Христос на полгода младше Иоанна Крестителя; соответственно, Он говорил о Себе в третьем лице – «меньший» (Он часто  говорил о Себе так; как о Сыне Человеческом). В действительности так и есть: Иоанн Креститель величайший пророк, стоящий на стыке Ветхого и Нового Заветов (то есть он объединяет их, в нем сокрыт Ветхий Завет и  раскрывается Новый Завет). Его десница касалась главы Спасителя. Но он в своей утробе Бога не носил. Только Божию Матерь мы так прославляем. «Се бо отныне ублажат Мя вси роди». Пусть это Ее слова, но это слова в том числе и Священного Писания, которое безоговорочно говорит о грядущем прославлении Пресвятой Богородицы. И в священных текстах говорится, что ангелы удивились, видя восхождение Пречистой на небо.

И самое главное – мы не прославляем Ее как Бога. Здесь идет некоторое замещение понятий. Когда мы молимся Честному Кресту: «Огради меня, Господи, силою Честного и Животворящего Твоего Креста», – мы же при этом понимаем, что не у Креста есть собственная сила, но он силен силой распятого на нем Бога. Мы понимаем, что Божия Матерь как человек сильна силой воплотившегося из Нее Спасителя, благодаря этому теснейшему единству, когда Ее кровь текла в Его жилах.

Если подумать об этом, это совершенно невероятные вещи. Действительно, ангелы удивились тому, как Бог соединяется с человеком воедино, еще и распинается, будучи Человеком, и спасает его, берет в Свою Божественную жизнь. Это удивительная, недосягаемая мысль. И в силу того, что Бог воплотился в мир через Пресвятую Деву, мы верим и знаем, что Она по благодати Ее Сына может тоже нам помогать, как и Он. Потому что Ее молитва за нас к Сыну настолько сильна, как если бы мы обратились к Богу и получили бы такой же результат в нашей молитве.

То есть мы прекрасно понимаем, что Она не Бог, но Ее природа обожена, как и каждого из нас, и в силу теснейшего единства со Христом Она может даровать нам необходимое ко благу. Подчеркну: ко благу. Потому что не все то, что мы просим, нам действительно ко благу. Умрем – узнаем.

– Следующий вопрос: «Случайно узнала, что муж крещен в старообрядческой Церкви, но ходит причащаться в нашей. Ему нужно перекрещиваться?  Он боится об этом говорить нашему духовнику».

– А вот с духовником и надо поговорить. Потому что у старообрядцев есть несколько ветвей (поповцы, беспоповцы, единоверцы), и надо понять, в какой из них он крещен. Есть документ (кажется, 1954 года), который принимает старообрядческое крещение и разрешает им причащаться у нас. У священнослужителей есть разномыслия по этому поводу, потому что документ не прямо об этом говорит и предполагает некоторое домысливание и разность трактовок. Поэтому я предложу Вашему супругу все-таки проконсультироваться по этому поводу у духовника, узнать, в каком согласии он крещен, и дальше следовать рекомендации священника.

В принципе, если он уже причащается и исповедуется у нас, мне кажется, ему достаточно будет раскаяться, если он исповедует какие-то старообрядческие идеи на уровне протестантизма. Потому что одно дело – обрядовые проблемы, мы их, в принципе, решили. Но если ты был врагом Церкви – это другой вопрос.

– Видимо, он только крещен был у них, а потом оказался в Православной Церкви. Потому что на том этапе жизни, наверное, разницы люди не видели.

– Обычно священники, когда встречаются с такой ситуацией (уже через десять-двадцать лет регулярного причащения самого человека), говорят: «Ладно, покайся и живи дальше с миром. Куда тебя крестить, когда ты уже двадцать лет причащаешься Тела и Крови Господней?» Таинство было недействительно, что ли? Нет, таинство действительно. И если нет никаких догматических заблуждений в голове человека, то каким-нибудь чинопоследованием можно его принять. Надо конкретно разобраться в этой ситуации с духовником.

– Следующий вопрос: «Что происходит с человеком, если за него пишут записки об упокоении, а человек  жив-здоров?»

– Ой, кто бы обо мне такую записку написал. Суета. Что такое «упокоение»? Покой. Мы знаем, что покой может быть только в Царствии Божием, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная, легкое дуновение ветра и все то, чего нам так не хватает, особенно работающим на трех-четырех работах… Тот, кто умышленно написал записку об упокоении за живого человека, конечно, совершил тяжелый грех, но самое главное – мотивация такого поступка. Если он думает, что в Церкви что-то действует магически, то, конечно, сильно заблуждается. И никакого вреда он этим не принесет. Поэтому если Вы узнали, что о Вас такое написали, то будьте спокойны, скажите: «Ну, отдохну хоть немного»; раз Вам сказали упокоиться, съездите в отпуск и успокойтесь на пляже.

– Следующий вопрос: «Я много раз слышала, что если человек некрещеный, то нельзя читать молитвы, креститься, ходить в храм. Так ли это? И существует ли перед Богом разница, крещеный человек или нет?»

– Перед Богом разницы нет. Более того, наша литургия делится на три части: проскомидия, литургия оглашенных и литургия верных. То есть одна третья часть Божественной литургии называется литургией для некрещеных. Оглашенные – это некрещеные, но желающие креститься. Оглашение проходило в древности до трех лет, и, в принципе, тогда правильно делали.

Поэтому мы считаем, что за некрещеных можно молиться. Когда ребенок родился и заболел, разве мама не имеет права молиться о нем? Вообще молитва – это не чтение каких-то текстов, которые сами по себе святы и заставляют Бога поступить так, как хочешь ты, а не как хочет Он. Молитва – это разговор твоего ума и сердца с Богом. Даже когда ты просто просишь у Бога: «Господи, помоги!» – это уже молитва. И она, может быть, даже более сильная, чем тот акафист, который ты будешь читать над кроваткой своего ребенка, но не понимать, что там написано.

Поэтому молиться можно, свечки ставить можно, ребенка приносить в храм можно, самому стоять в храме, если ты взрослый и некрещеный, тоже можно. Мы хоть и говорим: «Оглашенные, изыдите», но выходить, в принципе, необязательно. Такой обязательной традиции нет. Причащаться, участвовать в таинствах, конечно, нельзя (кроме таинства Крещения). Записки писать о некрещеных нельзя. Подойти поцеловать иконочки можно, свечку поставить можно, написать записку некрещеному о крещеных можно. Господь принимает всех и каждого, тут проблем нет. И молиться дома можно за кого угодно (за человека любой веры) православными церковными молитвами, канонами и акафистами, читать Псалтирь. Келья устава не знает. Дома поминайте как хотите.

– Следующий вопрос: «Почему Церковь учит презирать плоть? Например, молиться на коленях, что не очень удобно, больно, думаешь о том, как бы скорее подняться. Посты приводят к проблемам с пищеварением. Пока проблемы временные, но с возрастом они становятся все более серьезными. Батюшка говорит, что я себя люблю. Наверное, я более внимательно отношусь к своему телу, чем иные люди. Почему нельзя заботиться о своем телесном благополучии?»

– Во-первых, Церковь против любых крайностей. То есть если ты постишься, но при этом получаешь язву желудка, то ты постился неправильно. Это грех, ты искушал Господа Бога твоего напрасно. «Буду сейчас есть одни сухие пайки». Церковь против крайностей. И когда мы говорим об умерщвлении плоти, мы говорим не о теле, плоть – это та низшая часть души, которая жаждет всего того, о чем апостол Иоанн писал: «Все, что есть в мире, – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская». То есть мы пытаемся наше тело, этого ослика, на котором едем в Царство Божие, кормить с умом. Недокормишь – сдохнет, перекормишь – взбесится и тебя сбросит. То есть нужна рассудительность.

Молиться на коленях никто никого не обязывает. Я молюсь так, у меня спина не болит, мне удобно. То есть если Вы хотите молиться коленопреклоненно, тоже можете смягчить удар для коленей. Я прекрасно понимаю пожилых прихожан, у которых колени реально болят. Вообще в чинопоследовании утренних и вечерних молитв нет таких мест, которые обязательно надо читать на коленях. Только Великим постом, если читаешь дома молитвы Ефрема Сирина, надо сделать шесть земных поклонов и двенадцать поясных. А так зачем что-то читать на коленях? Устала – сидя почитай. Псалтирь вообще читается сидя по определению, потому что «кафизма» на русский язык переводится как «сидение»… Евангелие можно сидя читать, вечернее правило тоже можно сидя читать.

– Кстати, богослужебный устав предписывает, когда можно сидеть и когда стоять. То есть придумывать ничего не нужно.

– Да, есть стасидии – специальные сидения по периметру храма, на которых коротаешь всенощное бдение. Действительно, лучше сидя думать о молитве, чем стоя – о ногах. На литургии мы стоим. Как же не стоять? Хотя даже священнослужители во время чтения Апостола присаживаются. И нам на самом деле надо бы, но никто нам об этом не говорит и не скажет никогда.

– У нас просто негде присаживаться, нет сидячих мест. Кстати, был такой вопрос, почему в православных храмах на Востоке (в той же Греции) есть лавки, как в католических храмах, а у нас нет. В чем разница?

– Там юг, а у нас север. Мы склонны усугублять заповеди, а не смягчать.

– Я слышал о таком мнении, почему лавки исчезли из наших церквей. Монголо-татарское иго нанесло очень большой урон культуре, архитектуре Руси, и строились очень маленькие храмы, которые не могли вместить такое количество людей, чтобы разместить их на лавках. В храмы люди порой набивались. И это привело к традиции, которая сейчас есть, что все в храмах стоят.

– Я убежден, что так и было.

– Следующий вопрос: «Мой отец – мусульманин, сама я православная. В утренних молитвах мы молимся о родителях. Как правильно его поминать? Можно ли молиться о родственниках-мусульманах и как это делать?»

– Это в контексте предыдущего ответа. Как его зовут, так о нем и молитесь.

– Даже если его зовут Магомет?

– Это самое распространенное имя в мире; в частности, в Англии. Кажется, в 2017 году согласно социологическому опросу имя Мухаммед – самое распространенное то ли в Лондоне, то ли вообще во всей Англии. В личной молитве можно молиться о ком угодно.

– Даже упоминая имя, которого нет у нас в святцах?

– Посмотрите, сколько в Сербии православных крещеных людей, названных так, что не поймешь, о ком речь. В Сербии назови человека хоть «табуреткой», главное, что ты крестился – и всё, будешь «табуреткой». Потому что у них вообще нет традиции называть детей в честь кого-то из святых. У них есть покровители рода; они в отличие от нас помнят своих покровителей еще со времен великого князя Лазаря, который тогда определил всем сербским родам по покровителю.

– А сколько лет назад это было?

– По-моему, около полутысячи лет эта традиция существует. Я недавно спрашивал об этом у сербки. У них даже есть день сербской славы у пенсионного фонда, почты, у мелких и крупных предприятий. То есть они собираются всей корпорацией, всем магазином и отмечают. Допустим, покровитель магазина Георгий Победоносец, или князь Лазарь, или Владислав Сербский. У них в династии Неманичей очень много святых. Вот так и отмечают раз в год, а называют детей как хотят. В Болгарии и Сербии иногда, когда пишут записки в наши православные храмы и попадается какое-нибудь странное вычурное имя, указывают, что этот человек болгарин или серб и что он крещеный.

– Следующий вопрос: «Брезгливость – это грех?»

– Смотря к чему. Я считаю, что какая-то чистоплотность должна быть, конечно. В принципе, это данная нам защита от микробов. Ты видишь что-то такое – и тебе неприятно. И правильно, что неприятно, потому что нечего гадость в рот брать. Но я так понимаю, что речь о другой брезгливости, когда хочешь причащаться, а не можешь идти после всех.

Есть две причины брезгливости в храме. Во-первых, причащение с общей лжицы; во-вторых, запивка. Если брезгуешь пить с общих чашечек, бери с собой термос, бутылочку и запивай после причастия из своей бутылочки. То же самое и для младенца можешь делать. В этом нет ничего предосудительного. Хочешь водой, хочешь компотом, главное – уста прополоскать. С причастием сложнее, потому что ты должен в голове преодолеть эту брезгливость пониманием того, к Кому ты сейчас приходишь. Если бы Господь дал тебе видение того, к Кому ты сейчас идешь, ты бы ползком двигался до ворот храма, лишь бы удостоиться этой великой благодати. То есть надо что-то прочитать о причащении. Здесь укрепление веры поможет преодолеть брезгливость.

Священник, каждый раз причащая следующего прихожанина, все равно опускает лжицу в Чашу с Кровью Христовой – и она омывается. Это происходит каждый раз, безоговорочно. Поэтому можете себя этим утешить.

– А самое большое доказательство того, что через лжицу для Причастия не передаются болезни, – это наши батюшки.

– Да, мы потом потребляем после всех эти Дары. И особенно те батюшки должны быть для Вас примером, которые причащают в туберкулезных больницах, в тюрьмах и потом эти Дары тоже потребляют. И никогда никто из них не заболевал. Вот такой парадокс. На исповеди мы можем заболеть, если вы на нас чихнете, а на причастии не заразимся. Если у вас тяжелый вирус, сидите дома, нечего людей в храмах заражать.

– Часто задают вопрос: «Что делать, если я заразилась в храме?»

– Не от причастия, а от того, что кто-то стоял рядом и кашлял, думая, что в храме заболеть невозможно. Мне даже кто-то с претензией говорил: «Как же я не причащусь?» То есть человеку на всех наплевать, но он причастится в таком виде. Да ты как раз в осуждение и причастишься.

– Можно же пригласить домой, если болеешь…

– Это если ты тяжело болеешь и не выздоровеешь через три недели. Апостольские правила ругают только тех, кто причащается реже одного раза в три недели.

– То есть ко всему нужно подходить с умом.

– Да, и не искушать Господа Бога своего напрасно.

– Это лейтмотив всех наших программ.

– Сегодня у нас действительно все как-то о золотом царском пути.

– Следующий вопрос: «Подаю записки в алтарь на литургию, меня спрашивают, простые ли это записки. А что – бывают не простые?»

– Да, записка бывает еще и заказная. Она же – обедня, она же – на литургию, она же – с частичкой, она же – на проскомидию. Это записочка, которую подаешь в свечной ящик, ее несут в алтарь, потом батюшка берет просфорочку и за каждое имя вынимает частичку. Потом кладет эти частички на дискос возле Агнца. И после того как все причастились, высыпает в Чашу с Кровью Христовой с молитвой: «Омый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровью Твоей Честною молитвами святых Твоих». Это заказная записка. Простая – это когда дьякон или священник, если служит один, берет гору простых записочек и, когда есть свободное время на литургии, читает все эти имена; частички не вынимает.

Бывает еще, допустим, заказная с сугубой ектеньей, когда эти записки повторяются еще священником на ектенье, что читается после чтения Евангелия. Так что простая записка – это когда их просто читают, а заказная – обязательно вынимается частичка.

– Еще один вопрос: «Что значит обращение "помяни, Господи" в различных молитвах?»

–  Что значит «помяни»? Это значит «вспомни». Бог вечен, и если Бог вспоминает, то вспоминает всегда; не временно, а бесконечно. Здесь есть некоторые параллели с заупокойной молитвой, когда мы поем: «Вечная память». То есть мы поем ее не для того, чтобы улицы называли в честь усопшего или родственники его помнили, а чтобы Господь вечно помнил.

Представьте себе, если Президент Российской Федерации о вас помнит. Значит, вы ему друг или близкий родственник. Здесь мы как бы говорим о своем ближайшем родстве к нашему Спасителю. В принципе, так и есть, если Его кровь течет в наших жилах после причащения Его Тела и Крови. Поэтому когда мы говорим Вечному Богу: «Помяни меня во Царствии Твоем», это значит, что мы надеемся на спасение. И это самая краткая, самая сильная и самая приятная молитва.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы, смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Епархиальной комиссии по социальному служению г. Москвы, настоятель храма в честь Входа Господня в Иерусалим в Бирюлеве (Москва) протоиерей Михаил Потокин.

– Сегодня мы будем отвечать на вопросы. Первый вопрос: «Объясните, пожалуйста, фрагмент из Евангелия от Матфея: "Господи, позволь мне пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал: иди за Мной и предоставь мертвым погребать своих мертвецов"».

– Дело в том, что эта фраза многих иногда смущает. Действительно, она говорит о том, что Христос пришел победить смерть. И эта победа над смертью открывает человеку новую жизнь. Когда Христос говорит: «Следуй за Мной», Он имеет в виду, что следование за Ним – это как раз путь жизни, на который человек встает. А те, кто не встает на этот путь, остаются во власти смерти. Поэтому если не идешь за Христом, остаешься во власти смерти, которая властвует со времен Адама и до сих пор. Либо ты с Ним – и тогда смерти нет, либо ты пока под властью смерти.

– То есть те слова не буквально нужно понимать?

– Нет, конечно. Но и буквально тоже. Потому что Христос есть сама жизнь, Он же воскрешал мертвых, Он показал, что владеет и этой жизнью, но новая жизнь в другом.  Поэтому Он так ответил. В этом есть очень непростая правда. Несмотря на то, что мы сохраняем свои естественные семейные обязанности, есть еще одна фраза, которая всех смущает. Когда  Матерь Божия с братьями Спасителя не могут пройти к Христу через народ, Ему говорят: «Матерь Твоя и братья Твои пришли к Тебе, не прикажешь ли их пропустить?» А Он говорит: «Кто Матерь Моя и братья Мои? Тот, кто слушает слово Мое». То есть здесь мы никоим образом не упраздняем почитание наших родителей и близких и отдаем им должное, но в первую очередь в этой иерархии уделяем место Христу.

– Вопрос телезрителя: «У меня монашеская душа, хочу пойти в монастырь, я очень устал от города, даже исповедоваться и причащаться стараюсь в селах. Что делать на этом пути, когда устал от городской суеты? Я уже 23 года в одном городе и никак не могу поменять обстановку. Как найти Царство Божие внутри нас?»

– На оба эти вопроса один ответ – молитва. Это является основным путем для христианина. Упражнение в молитве – это самое главное в нашей духовной жизни. Как учил преподобный Серафим, никакое занятие не дает человеку Духа Святого больше, чем молитва. И она же, кстати, помогает нам выйти за пределы того мира, который мы имеем вокруг себя: города, семьи, работы.

Это видно по святым подвижникам, которые жили в пещерах. Я сам удивлялся, читая об этом. Как это? У человека был такой красивый мир вокруг, нетронутая природа, леса, поля, красота, а они свою жизнь проводили в пещерах, где-то в глубине земли, там, где нет солнечного света и всего того, что мы можем видеть. Почему это происходило? Потому, что свет был внутри их. И этот свет был гораздо ярче, чем все то, что представляла им природа и давал внешний мир. Поэтому здесь так же: если будем собирать внутреннее богатство, внешнее для нас станет менее значимым.

Есть такой момент в Евангелии, когда человек нашел клад в поле; он идет и продает все, что имел, чтобы купить это поле. Это похоже на духовный мир, потому что если ты нашел его, то все остальное тебе не нужно. И тебе неважно, где ты живешь, как живешь, как питаешься, как одеваешься. Если почитать жизнеописания святых подвижников, они совершенно об этом забывали. Конечно, мы не дерзаем на такую высоту подниматься. Но все-таки путь молитвы – самый верный и достойный путь для христианина, чтобы понять духовный мир, как-то приблизиться к нему (насколько возможно).

– Следующий вопрос: «Как приучить себя держать внимание, когда читаешь слова молитвы?»

– Я не от себя отвечу, я тоже раньше себе этот вопрос задавал. Когда-то прочитал у Феофана Затворника: если отвлекаешься, лучше читай вслух. Надо сказать, что вообще чтения про себя изначально не было. Блаженный Августин пишет, что когда-то он удивился, увидев, что его учитель Амвросий Медиоланский читает Священное Писание про себя (читали всегда вслух, даже когда были дома одни). И когда появилось чтение про себя, уже изменилось внутреннее и внешнее восприятие прочитанного. Конечно, отвлекаешься, даже когда читаешь вслух, но все-таки я бы посоветовал прислушаться к Феофану Затворнику: если чувствуешь, что отвлекаешься, читай вслух.

– Вспомнилась такая история. Глинские старцы приехали в Троице-Сергиеву лавру (а они были люди простые) и как-то сказали послушнику: «Иди читай Евангелие». Он хотел уточнить и спросил: «А как читать? Про себя?» Ему ответили: «Ты что? Про Христа читай».

– Еще 150–200 лет назад, когда не было телевидения, как проводили досуг семьи на Руси? Читали вслух. И в дневниках Достоевского есть такой момент: когда он написал роман «Бедные люди» и отнес Белинскому, там всю ночь его читали вслух. Интересное свойство у чтения вслух, особенно когда читаешь не один, а в компании, когда есть несколько человек. Есть такой хороший опыт евангельских групп, когда люди собираются, читают вслух Евангелие и потом вслух его обсуждают. Мы видим, что в этом есть очень большой резон.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «В притче про богатого, который набрал полные амбары, говорится: ну, теперь, душа, радуйся, ешь, пей, веселись и отдыхай. То есть получается, что там о душе говорится в ветхозаветном понимании, это симбиоз дыхания Божьего и материального тела. А дальше в этой же притче говорится: сегодня ночью заберут твою душу – и кому достанется то, что ты накопил? Тут уже получается, что душа понимается по греческому образцу, то есть вне тела; ее забирают, и она может существовать отдельно. Где правильное понятие о душе: ветхозаветное, что она в симбиозе с телом, или же греческое (платоновское) понятие, что тело – это темница для души и душа может существовать отдельно от тела?»

– Душа может существовать отдельно от тела, этому есть множество подтверждений. Другое дело, почему, как Вы говорите, к душе относятся так: ешь, пей и веселись? На самом деле это можно аллегорически понять, ведь тело не очень радуется пище, пище радуется душа. Мы больше думаем о пище, чем ее вкушаем, и больше получаем впечатлений от этих мыслей. Надо сказать, что тело не нуждается в таком количестве пищи, которое мы съедаем. А душа как раз ненасытна. Поэтому когда душе говорят «ешь, пей, веселись», это значит: думай о том, что у тебя всего много. То есть услаждайся изобилием. Он же не может съесть все эти закрома; значит, это все-таки аллегорически сказано: наслаждайся изобилием, которое есть у тебя, которое ты скопил, приобрел.

Поэтому я бы сказал, что чревоугодие больше относится не к телу, а к душе. То есть душа жаждет пищи, а тело не нуждается в таком ее количестве и в такой изощренной пище, как требует от нас гортанобесие. Здесь все-таки больше греческое понимание души (хотя и в связи с телом).

– Следующий вопрос: «Объясните, пожалуйста, что есть внутренняя молитва».

– Молитву объяснить невозможно. Есть много точной литературы людей, которые умели глубоко и хорошо молиться. Но молитва – это все-таки личное, поэтому здесь можно сделать какие-то общие выводы, выделить определенные вещи, замеченные молящимися людьми, общие для всех. Молитва – это наш личный разговор с Богом, личное общение. Поэтому сказать о том, какова внутренняя молитва, может только тот человек, который молится про себя, а у другого это будет совсем иное.

Здесь проще почитать литературу об умной молитве: «Откровенные рассказы странника своему духовному отцу» или другие книги, где такой опыт описан очень подробно. Но все-таки нужно признать, что это чужой опыт, а каждому человеку следует приобретать свой. Для этого надо просто стараться молиться, выделить на это время и по-евангельски молитву совершать: молиться так, чтобы тебя никто не видел, чтобы не было лишних мыслей в это время. Есть определенный порядок молитвы.

Мне кажется, что в каком-то смысле молитва – это все-таки дар,  как и все духовное. Это не что-то отработанное: «Вот я прочитаю сто раз Иисусову молитву – и со мной что-то случится». Это дар, которым Бог награждает человека, он внезапно открывается. Поэтому, стремясь молиться, все-таки не нужно требовать от молитвы, что сейчас я сколько-то помолюсь и что-то почувствую, что-то внутри себя приобрету. Молитва никогда не бывает отделена от других сторон духовной жизни человека. И остальные заповеди нужно соблюдать, тогда сердце очищается и уже само может молиться.

– Такой интересный вопрос: «Куда можно отдать вещи, которые наворовал, а потом в этом раскаялся?»

– Тем, у кого украл. Такой пример есть у владыки Антония Сурожского. Кто-то у него на приходе в Лондоне стал воровать; владыка помолился, тот человек пришел покаяться, а владыка ему сказал: «Теперь отдай тем, у кого украл». Он исчез. Владыка скорбел, что, наверное, человек не смог исполнить этот наказ, а тот вернулся и говорит: «Я просто много украл, долго ходил раздавал». Он все отдал. И в этом смысле оказался оправданным. Самое главное, что само желание взять чужое должно быть исповедано. А если есть что-то материальное из украденного, надо это раздать.

– Часто задается такой интересный вопрос о тайне исповеди: если к священнику приходит человек и говорит о каких-то грехах (например, убийстве), как быть? Ведь, с одной стороны, он говорит о преступлении, которое совершено не только перед Богом, но и перед людьми, это подсудное дело, а с другой стороны – это тайна исповеди.

– Тайна исповеди выше, чем какие-то государственные законы или понятия, потому что она имеет в виду духовные понятия. У государства могут быть разные законы: что-то может считаться преступлением, что-то – не считаться, а Церковь живет по иным представлениям. Но надо вспомнить и о том, что когда-то исповедь была публичной, каялись перед общиной.

И такая исповедь предполагала не только то, что человек искренне скажет, в чем он виноват, но и то, что те, кто его слушает, его не осудят. Поэтому здесь в христианской общине мы видим совершенно другие отношения, которые позволяли людям исповедовать вслух даже тяжкие грехи перед всем народом. И это давало им возможность больше их не совершать, потому что такое покаяние очень действенно.

Почитаем о жизни Иоанна Кронштадтского, у него тоже были такие случаи. Он так пламенно говорил проповедь и читал молитвы перед исповедью, что многие (а у него исповедовалось сразу много людей) каялись вслух, выкрикивали свои грехи. Это было начало XX века, уже другой мир, не такой, как у первохристиан. Другое дело, что повинную голову мы не сечем. Если человек раскаялся и готов понести наказание, ему будет только благо, его душа будет спасена. А сейчас в церковном обиходе принята тайна исповеди, и она неукоснительно соблюдается.

– Следующий вопрос: «Не могу найти владельца и вернуть ему вещи. Как быть?» Это, наверное, дополнение к вопросу о воровстве.

– Значит, нужно кому-то их отдать, может быть, пожертвовать куда-то. Иоанн Златоуст говорит, что грех врачуется противоположной добродетелью. А противоположна стяжанию как раз милостыня, подаяние. Можно пожертвовать куда-то на благие дела. Любостяжание толкает человека на преступление, связанное с воровством. Значит, против любостяжания надо поставить милость, щедрость.

– Вопрос телезрительницы: «В одном из монастырей Самарской области я хотела заказать сорокоуст о здравии своей семьи. Мы все крещеные, но в храм кто-то из нас ходит, кто-то нет. И мне отказали. Сказали: раз кто-то из вас не посещает храм, не ходит причащаться, мы не возьмем от вас никакие записки. Правы ли они?»

– Есть русская поговорка, что в чужой монастырь со своим уставом мы не можем ходить. По этому поводу есть разные мнения, но я знаю и тех, кто считает, что не нужно за таких людей молиться, и тех, кто, наоборот, говорит, что именно за таких и нужно молиться.

Но нужно отметить, что молитва может быть даже и о некрещеных, а не просто о невоцерковленных. Этому есть примеры в Священном Предании, в житиях святых. И даже молились за некрещеных умерших людей. В житии Макария Египетского есть момент, когда он, идя по пустыне, находит череп и спрашивает у него: «Ты чей?» Тот отвечает, что принадлежит языческому жрецу. Святой спрашивает: «Где ты теперь?» Он отвечает: «Мы горим в аду, но когда ты, Макарий, молишься за нас, мы видим лица друг друга, нам становится легче».

Макарий молился даже за некрещеных умерших. И это слово свидетельствует о том, что молитва – это благое дело для любого человека, а уж тем более для крещеного. Но повторю, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Поэтому здесь все зависит от руководства монастыря, в котором приняты какие-то обычаи, нормы.

– А может, там какая-то бабушка что-то не поняла?

– Может быть, какой-то служитель. К сожалению, бывают такие люди, которые свое мнение считают очень авторитетным и стараются всем его навязать. Но это не только в монастырях, так и в жизни бывает. Иногда мы очень не уважаем людей, и нам кажется, что мы можем ими руководить, давать им какие-то указания. Я не знаю, какая была причина, но просто хочу сказать о том, что мы имеем пример молитвы даже за некрещеных людей. Это значит, что, конечно, молились за них святые люди. Но раз нам жития святых оставили такие свидетельства, мы можем сказать, что молитва, оказывается, бывает действенна даже и за таких людей.

– Но что же делать в такой ситуации, когда отказывают в сорокоусте? Я, например, не вижу проблемы в том, чтобы молиться за таких людей. Наоборот, нужно молиться. По сути, вывод из наших сегодняшних разговоров о молитве: мы всё равно должны молиться. Причащается человек или нет, отпал, не отпал – никаких критериев нет.

– Я думаю,  все-таки тут нужно шире смотреть. Если я пришел просить за кого-то молиться, наверное, Господь это видит. Молитва, хотя она совершается в храме, в монастыре, к Кому обращена? Тот, к Кому она обращена, уже ее услышал, когда Вы просили молиться о тех людях, назвав их имена. А если на земле эту просьбу где-то приняли, где-то не приняли – тут, к сожалению, бывают свои порядки.

Конечно, сорокоуст – это молитва, которая читается во время проскомидии на Божественной литургии. Это особенная молитва, действительно для верных. Почему иногда бывает, что строго к этому подходят? Ведь на самом деле эти люди, как и все стоящие в храме, участвуют в совершении литургии. Косвенно, но мы молимся за них. То есть это собрание верных, в него включены через поминовение и вынимание за них частиц те люди, за которых мы молимся. Они включены в нашу общую молитву, которая является совершением литургии вместе со священником, а не только одним священником. Кто может совершать литургию? Человек, который к этому готов, считает это важным для себя делом. То есть, конечно, важно отношение человека к вере, когда мы за него молимся. Но если пока вера в нем не пробудилась, мне кажется, это не повод, чтобы за него не молиться.

– Следующий вопрос: «Пять лет назад начал воцерковляться, появилось желание стать священником. Но был разведен еще до воцерковления, детей нет. Есть ли шанс стать священником?»

– Канонически считается, что если человек женат второй раз, то он не может уже принимать священный сан. Но монашество или целибат возможны. Но самое главное – это призвание к священству, то есть нужно понять, что это твое призвание, почувствовать его. Мне кажется, этот вопрос всегда решается с духовником. Если есть духовник, духовный руководитель, то с ним и нужно решать этот вопрос.

– Еще и семинарию нужно закончить.

– Это все понятно, но стоит ли ее заканчивать, если нет к этому призвания, если у человека есть только желание, но он не понял, станет ли это вообще самой его жизнью? Потому что священник – это не профессия.

– Следующий вопрос: «Как побороть пристрастие к земным вещам? Имею страсть к коллекционированию наручных часов».

– Дело в том, что побороть страсть недостаточно, потому что освободившееся место не должно остаться пустым. Мы должны не просто отказаться от чего-то, но чем-то это заменить. Нужно найти для себя что-то интересное и глубокое кроме этого коллекционирования и стараться избавиться от того, что смущает. Раз смущает, что-то уже не так, человек понял, что это занятие не очень полезно для него, тогда нужно найти что-то другое. Это может быть чтение, молитва. Душа не может пустовать, мы не можем ничем не заниматься. Представьте себе, сколько времени, сил и чувств занимало то, чем мы были когда-то увлечены. Поэтому просто взять и оторвать это нельзя. Человеку обязательно нужна какая-то положительная программа, какие-то положительные действия. Нужно не просто от чего-то отказаться, а заняться чем-то другим, что нам поможет и будет небесполезно для нашей духовной жизни.

– Следующий вопрос: «Как можно благодарить своих врагов?»

– Когда-то я прочитал у Сент-Экзюпери произведение «Цитадель». Это его философские размышления. И он пишет, что благодаря врагам мы становимся сильнее. То есть на самом деле не просто так Бог допускает какую-то вражду, но когда враг тебе досаждает, ты чему-то учишься, что-то познаешь.

Есть еще одно замечание (уже не светское, а духовное) о том, что чаще всего нас раздражают в других людях наши собственные недостатки. Мы, как в зеркале, видим другого человека, а себя не видим. Поэтому если у тебя есть враг и он тебе чем-то досаждает, подумай, не грешил ли ты сам этим, не было ли у тебя такого, не относился ли ты к людям так же, как к тебе относится тот, кто создает тебе какие-то неприятности?

Евангельское слово: «не делай другому того, чего не хочешь себе». Поэтому здесь нужно подумать о том, что польза для духовной жизни может быть всегда. И примеры святых об этом говорят. Серафим Саровский, когда к нему пришли грабители, не сопротивлялся им и в конце концов умолил, чтобы их не наказывали.

– Тоже похожий вопрос: «Как молиться за людей, которые делают тебе плохо? Когда хочешь за них помолиться, тут же вспоминаешь, что они причиняли тебе какую-то боль, сделали что-то нехорошее».

– Молиться действительно трудно. Здесь только одно правило для всех нас: вспомнить свои плохие поступки по отношению к людям. Конечно, мы кажемся себе более-менее благополучными, но все-таки такие поступки в нашей жизни были. Если мы можем себе честно в этом признаться, то тогда можем сказать так: «Если я сам подсудимый, как я буду судить другого человека? Да, он мне приносит неприятности, но я делал такое же или подобное». Да, может быть, не в той степени, но степень-то мы сами оценили. Для одного человека плохо, когда его побили, а другому человеку просто слово сказал – и он годами помнит его, обижается и так далее. Поэтому есть совершенно разные люди, они по-разному переживают вражду. Наши плохие поступки также кого-то задели, кого-то обидели, кому-то сделали больно, и об этом нужно вспомнить, чтобы не судить тех людей.

– Следующий вопрос: «Как понять, по духу ты живешь или по плоти? И как увидеть в себе Духа Святого?»

– Увидеть Духа Святого – это уж очень высоко. Нужно сказать, что оценивать себя, особенно с точки зрения добродетели, наверное, не очень хорошее занятие. Потому что христианство призывает нас к смирению. Это значит, что если мы сделали что-то доброе, должны постараться тут же об этом забыть. Если мы получили что-то сокровенное, то всегда нужно это скрыть и стараться даже самому себе не приводить это на память. Если мы все время будем себя за что-то восхвалять, мы этого лишимся.

Духовная жизнь непростая, и у каждого все происходит индивидуально. Поэтому здесь нельзя сказать какие-то общие вещи, но все-таки мы должны больше читать Священное Писание, потому что там всё есть. Если мы хотим действительно настоящей духовной жизни, должны просить у Бога, как ученики просили, открыть нам разум, вразумить нас. Потому что в Писании есть и про молитву, и про духовную жизнь, и про отношения с ближними, и про отношения с Богом. Вся жизнь Христа есть живое слово, которое может нас преобразить как закваска, которую положили в тесто... Мне кажется, если любишь читать Евангелие – это самый верный путь к Богу.

– Еще говорят, что есть такое особое положительное духовное состояние, когда  можешь видеть свои страсти и грехи и так далее. Это правильно?

– Это духовное состояние кто-то из святых так описал: тот, кто может видеть себя и свои грехи, выше, чем человек, который может воскрешать мертвых. Поэтому видеть себя на самом деле очень непросто. Мы видим не себя, а какую-то тень от себя. А действительно видеть себя – это быть глубоко духовным человеком. То есть это сравнение показывает, что мертвых воскрешать – это одно, а видеть себя – другое. Наверное, это тоже дар Божий для человека, когда он видит себя таким, каким его видит Бог. То есть таким, какой он есть, а не таким, каким себя представляет. Но нужно понять, что Бог дает свои дары только тогда, когда они нам необходимы.

Кстати, я забыл добавить к прошлому вопросу, что отличить одно дело от другого можно по плодам. То есть какое дело, такой и плод. Мы можем делать вроде хорошее дело, а потом раздражаемся, унываем, остываем и так далее. Значит, что-то нам нужно поправить, где-то мы были не правы. Поэтому плоды наших дел, собственно, и являют нам то, как мы поступали: хорошо или плохо.

– Вопрос телезрительницы: «В храм ходят грешные люди, и молятся они там за грешных людей. И я так же делаю: будучи сама грешной, молюсь за грешных людей. Мне непонятно такое явление, правильно ли это?»

– Совершенно правильно.

– А надо, чтобы молились святые?

– Нет, совершенно правильное явление, потому что Бог Сам о Себе говорит, что пришел не праведников, но грешников призвать к покаянию, пришел к грешным людям, пришел их спасать. Человеку, который считает себя праведным, не особо нужно спасение. На самом деле нет ни одного до конца праведного, но есть те, которые считают себя праведными.

А что касается грешников, совершенно верно Вы сказали, это часто людей смущает. Им кажется, что в храм должны ходить только святые и вести святую жизнь. Конечно, человек должен бороться со страстями, это верно. Но до святости нам далеко, а храм – это место спасения. Также можно сказать, что в поликлинику должны ходить только здоровые, но так не бывает. Зачем нам тогда больница, если ничего у нас не болит? А с другой стороны, этим христианство и удивительно, что оно возвращает человеку такое достоинство, которое он не сможет сам для себя приобрести. Это божественное достоинство, оно как дар. Господь говорит: «Я хочу, чтобы вы были не наемниками, не рабами, а друзьями».

– Практический вопрос: «Хочу причаститься, но не могу вычитать все правила ко Причастию, не могу полностью выстоять службы, очень болят ноги. Что делать в такой ситуации?»

– Подойти к священнику в тот храм, куда Вы ходите, и рассказать ему про это, попросить у него благословения прийти не к началу, а к середине богослужения. Если там нет исповеди, исповедоваться накануне. Если не можете все прочесть, почитать немного; сколько сможете. Состояние здоровья никоим образом не должно являться препятствием для причастия человека. Поэтому все церковные правила предписывают только общие советы для тех, кто здрав и может их выполнить. Но если человек по обстоятельствам жизни или здоровья не может их выполнить, эти правила для него должны меняться, он должен готовиться уже по другим правилам.

– Следующий вопрос: «Изгнав Адама и Еву из рая, Бог облек их в кожаные одежды. Что значит "кожаные одежды"? Это в буквальном смысле Адам убил животное и сшил одежды или это что-то другое?»

– Нет, кожаные ризы трактуют иногда как некую отделенность от духовного мира. Мы не наблюдаем ни ангелов, ни демонов, то есть человек перестал видеть духовный мир, хотя он существо духовное. Наверное, имелось в виду вот это. То есть «кожаная одежда» – это значит, что мы стали видеть только материальный мир, в нем стали общаться, в нем все видеть, а видение и знание духовного мира  потеряли. Одежда – это то, что отделяет наше тело от внешней среды. «Кожаная одежда» – это, может быть, разделение человека и духовного мира. То есть духовный ангельский мир остался, а человек от него отделен: не ведает, не знает и не наблюдает его.

– Еще один вопрос: «Как можно возлюбить Бога без Самого Бога, без Его помощи? Если в сердце мало любви к людям или нет ее вообще, как можно тогда полюбить Бога? Понимаю, что надо исполнять заповеди, но в сердце нет любви, о которой говорится».

– Тогда нужно постараться Его где-то встретить. Я говорил про чтение Евангелия. Теоретически никого нельзя полюбить. Как я могу полюбить человека, которого никогда не встречал, которого не видел и о котором не знаю? Скажем, я знаю только его профессию, место жительства, зарплату. Конечно, это ерунда. Любовь – это живое чувство двух личностей, и нужно встретить эту личность. Встретить Бога можно и в природе, в размышлениях, в молитве, в духовном чтении, даже в жизни – в другом человеке; и, безусловно, в таинствах. То есть огромное пространство, где Его можно встретить. Но эта встреча необходима для того, чтобы у нас были живые отношения. Иначе это действительно только теория, а в теории личных отношений не бывает. Там только все общее, там отношения не «я – ты», а «я – он – оно – кто-то».

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Был ли Иисус Христос покорным Богу?»

– Был. Он о Себе говорит, что был послушен Своему Отцу даже до крестной смерти. Хотя мы видим, что это послушание непросто Ему далось, потому что моление о чаше в Гефсиманском саду показывает страдания, которые Он испытывал, принимая волю Отца. Он говорил: «Да минует Меня чаша сия, но да будет не Моя воля, но Твоя». В этом смысле был сделан выбор.

– Следующий вопрос: «Как помочь мужу? Поженились совсем недавно; оказалось, что у него есть склонность к алкоголю, но он не считает себя алкоголиком. Как ему помочь, с чего начать разговор? И можно ли ставить человека перед фактом: либо я, либо алкоголь?»

– Все индивидуально, у всех людей все по-разному. Поэтому какого-то определенного метода и  определенной стратегии нельзя придерживаться. Нужно понять, что за человек, в какой степени он сам может трезво оценить себя и свои поступки, насколько адекватно реагирует на Вас, какие у Вас взаимоотношения.

Мне кажется, если есть глубокие отношения, это не значит, что они постоянны. Если когда-то между людьми было что-то настоящее, тогда можно сказать в лицо правду. Но если эти отношения пока не очень глубокие, то человек эту правду может от тебя не услышать. То есть правду можно услышать только от очень близкого человека, с которым ты был когда-то буквально одним целым. Но мы не можем так жить постоянно, мы грешники, мы то обижаемся, то миримся. Поэтому можно тогда напрямую сказать.

Если же поставить человеку какие-то условия, начать его шантажировать, мне кажется, это не будет им хорошо воспринято. Страх в какой-то степени помогает человеку от чего-то избавиться. Но если корень страсти сидит в человеке глубоко, то вряд ли она его оставит из-за страха. Многие пьяницы знают, что у них здоровье не позволяет пить, что пьянка для них смертельна, а все равно пьют. Смерть, страх болезни, казалось бы, должны их испугать, но мы видим, что страсть сильнее. Мне кажется, если действительно есть настоящие отношения (не будем пока говорить высокое слово «любовь», она может многое дать), если мы с человеком близки, у нас есть дружба, можно просто откровенно ему сказать, что с ним происходит.

– Следующий вопрос: «Скажите, пожалуйста, когда делается земной поклон на литургии в воскресенье? После слов "со страхом Божиим и верою приступите"?»

– Есть устав о поклонах, его можно прочитать в книге «Закон Божий» Серафима Слободского. Там есть глава о крестном знамении, о поклонах. Но нужно понимать, что устав отличается от живой жизни. Живая жизнь совершенно иная, и человек может делать поклоны в разное время.

Я всегда вспоминаю притчу о мытаре и фарисее. Один стоял, а другой упал ниц. Оба молились. Я думаю, что земные поклоны, если Вы хотите их делать, нужно делать так, чтобы никому не мешать. Но есть определенные правила: на Пасху мы не кладем земных поклонов, а Великим постом, наоборот, кладем – и даже много, когда читаем молитву Ефрема Сирина.

На литургии Иоанна Златоуста кто-то перед причастием кладет земной поклон, кто-то после слов «святая святым». Но нужно понимать, что самое главное – это наше участие в службе, понимание того, что происходит, какие молитвы читаются. Устав о поклонах и крестном знамении можно почитать, но это только устав. Бывает, мы где-то внутри не готовы душой принять службу, молитву, содержание службы. Сейчас, к сожалению, молитвы, которые священник читает во время службы, читаются в алтаре, а хор в это время поет песнопения. Хорошо бы ознакомиться с этими молитвами, хотя бы знать, о чем мы молимся в этот момент, какие слова читаются. Тогда становится понятно, где кланяться, где креститься.

– Сейчас очень распространена практика чтения молитв вслух. И есть техническая возможность.

– Да, молитвы просто потрясающие. И здесь лучше заранее знать, о чем священник молится, какие читает в это время слова. Это удивительные слова! Или можно взять книгу и параллельно их прочитать, или дома посвятить этому время.

– Часто спрашивают: можно ли следить за этими молитвами по книге, когда священник совершает службу? Допустимо ли это?

– Мне кажется, можно. Но не нужно ничего повторять ни за священником, ни за хором, потому что получится чехарда, можно просто читать эти молитвы про себя. Единственное, что нужно понимать, к кому они относятся. Например, когда читают молитву во время Херувимской песни, она относится к священнику. То есть он читает эту молитву о себе. Надо сначала ознакомиться с литургической литературой, прочитать ее, а потом уже можно приступать и к этим молитвам.

Рекомендую книгу хорошего литургиста отца Александра Шмемана «Евхаристия. Таинство Царства». Она небольшая, и там как раз очень живо и хорошо описано то, что происходит во время литургии. И после этого уже можно следить за молитвами. Не читать их самому, но следить за тем, какие молитвы сейчас читаются. Мне кажется, это поможет молиться.

– Скоро Рождественский пост (уже совсем чуть-чуть осталось до него), вопрос касается послабления в посте. «Если есть какие-то очевидные медицинские показатели, которые напрямую запрещают поститься, как это полагается по уставу, нужно ли обязательно идти к священнику за благословением?»

– Мне кажется, необязательно, потому что уже как бы сама ситуация не подразумевает поста. Очевидно, что человеку поститься нельзя, потому что пост будет вредить его здоровью. То есть это равносильно медленному самоубийству, а это серьезный грех, если я сознательно наношу вред своему здоровью. Поэтому здесь нужно иметь в виду, что если тебе поставили диагноз и строго-настрого наказали следовать каким-то определенным правилам, нужно им следовать. Пост можно соблюдать так: молиться, больше читать, а со священником поговорить, что в этом случае делать в пост. Может, читать духовную литературу или что-то еще.

– Попрошу Вас в завершение нашей программы обратиться к нашим телезрителям.

– Так много слов сегодня было сказано о молитве и литургии. Я желаю, чтобы каждый из вас приобрел личный опыт и в молитве, и в участии в богослужении. Потому что никакие разговоры это не заменят. Когда вы сами это почувствуете, наверное, оцените то, что происходит во время молитвы, во время совершения таинств.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Вопросы священнику об интересном и познавательном

Вопросы священнику об интересном и познавательном

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Перед Вами рубрика вопросов-ответов на весьма интересные темы, в которых священники рассказывают о жизни на том свете, о космосе, мистике и многом другом.

ИНТЕРЕСНОЕ

• В чем противоречие христианства и жизни на других планетах?

• Почему говорят, что материальный мир — зло?

• Есть ли у человека подсознание?

• Влияет ли имя на судьбу человека?

• Может ли быть у православного два имени?

• Изменив свое имя, сможем-ли мы изменить свою судьбу?

• Действительно ли время стало идти быстрее?

• Почему грех Адама перешел на потомков?

• Откуда приходит душа перед зарождением в человеке?

• Для чего рождаются те люди, о которых Господь знает, что они не спасутся?

• Убивать на войне – это подвиг?

О ЖИЗНИ НА ТОМ СВЕТЕ

• Где находится Царство Небесное?

• Что происходит с человеком после его смерти?

• Что произойдет с душами грешников?

• Возможна ли радость в раю, если родственники в аду?

• Как могут радоваться в Раю праведники, зная, что их близкие – в аду?

• Как может Всеблагой Бог допустить вечность мук?

• Неужели Господь допустит вечные мучения людей в аду?

• Как возможно воскресение нашего тела?

• Если сняться умершие, что делать?

• Приснилась умершая родственница – к чему этот сон?

• Приснился умерший отец и просил за него не молитсья. Что делать?

• Крест в небе. Что обозначает это явление?

ЖИЗНЬ ВОКРУГ НАС

• Почему столько зла в мире? Где же Бог?

• Возможно ли чудо исцеления в наши дни?

• Как правильно христианину относиться к фотографированию?

• Допустимо ли православному христианину физически себя защищать?

• Отношение Церкви к обнаженным искуствам

• Как Православие относится к театру?

• Вечный огонь и минута молчания – откуда они взялись?

• Стоит ли верить сновидениям?

ЦЕРКОВЬ И МИСТИКА

• Что такое клятва и почему нельзя клясться?

• Можно ли проклясть человека невольной мыслью?

• Почему люди вспоминают Бога только в беду?

• Отношение Церкви к числу зверя 666

• Где граница между волшебством, магией и наукой?

• Об экстрасенсах и колдунах

• Как лечат народные целители? Кто такие экстрасенсы?

• Существуют ли правильные экстрасенсы?

• Чтo такое «привороты», «сглаз» и «порча», и можно ли верить снам?

• Чем мистика отличается от религии?

• Можно ли верить в гороскопы и в астрологические прогнозы?

• Почему нельзя читать гороскопы и лунные календари?

• Как относиться к человеку, который занимается колдовстовом?

• Отношение Церкви к целителям?

• Верить ли словам “ясновидящего”?

• Как Церковь относится к «ясновидящей» Ванге?

• Плохое знамение? Ответ священника

• Рождественские гадания и Православие

• Появился домовой! Что делать?

• Как относится Церковь к таким понятием как порча?

• О «привороте». Ответ священника

• Что сильнее: добро или зло?

РАЗНЫЕ ВОПРОСЫ

• Такой непонятный церковнославянский язык

•  «В чем застану, в том и сужу» – откуда эта фраза?

•  Что такое карма? Ответ священника

•  Можно ли узнавать волю Божию по Библии?

•  Как Церковь относится к вегетарианству?

•  Почему мы молимся святым, а не прямо к Богу?

•  Прикладывание записок к иконе – это суеверие?

•  Самоотверженное геройство в наше время. Есть ли оно?

•  Что в православной традиции понимается под сердцем?

•  Любовь выше, чем вера?

•  Верно ли, что Господь не дает человеку испытания, которые ему не по силам?

•  От Господа происходит благо, тогда откуда идет неблаго?

•  Правда ли, что человек произошел от обезьяны?

•  Откуда пошло выражение «деньги не пахнут»?

•  Откуда пошло выражение: «Человек предполагает, а Бог располагает»?

•  Почему священники дают разные ответы?

•  Всякая власть от Бога?

•  Современное священство и недалекое будущее

•  Православное отношение к теории эволюции

22.10.2016

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожий материал: