Matrony ru: Журнал для думающих и чувствующих женщин – О Матронах | Матроны.RU

Он существует! | Матроны.RU

Однажды ребенок застал меня за написанием письма деду Морозу.

Ребенок был соседский, — жила я тогда в 10-комнатной коммуналке с 17 соседями. Да, это Питер, у нас еще и не то бывает. А письмо было самое настоящее, в Великий Устюг. На дворе был конец ноября, потому что я эти письма обычно составляю заранее.

— Что это вы делаете, Таисия? — спросил ребенок.

— Пишу письмо деду Морозу, — честно ответила я.

— А это зачем? — опасливо покосившись на листок бумаги, уточнил ребенок.

— Как зачем? — удивилась я. — Попросить о чуде. Желание загадать. Рассказать, как год прошел.

— То есть вы правда будете отправлять это письмо? — изумился приставучий ребенок.

— Конечно! — еще больше удивилась я.

Ребенок грустно опустился на стул рядом со мной.

— Эх, — сказал он, опустив глаза, — а мне вот родители сразу объяснили, что Деда Мороза не существует, а все подарки под елку кладут они и еще бабушка.

— Подарки кладут они и бабушка, — согласилась я, — но причем тут Дед Мороз? Это не отменяет того, что он есть.

При этих моих словах ребенок покосился на меня со снисходительным презрением. А я решительно заклеила конверт с письмом, не став пускаться в дальнейшие рассуждения.

В самом деле, большинство людей предпочитает считать, что никакого Деда Мороза нет. Одна сплошная коммерция и мода Запада делать деньги на продажах в конце календарного года. Дебет с кредитом свести, так сказать.

Я в своем возрасте уже могу позволить себе примкнуть к меньшинству. Потому что я верю в Деда Мороза. Да что там — я каждый год пишу ему письмо в Великий Устюг. И скажу честно — все всегда сбывается. Это факт. Копии каждого письма хранятся у меня, и не было случая, чтобы в течение года какое-то из просимых чудес не сбылось самым волшебным образом.

***

Например, однажды я мечтала послушать «Юнону и Авось». Да-да, спектакль Марка Захарова, который идет в Ленкоме. Вроде как ничего сложного, да? Покупаешь билет в Ленком и идешь слушать. Но дело осложнялось тем, что я была в декрете с младенцем и незакрытой ипотекой, никогда и никуда без этого младенца не выходила на улицу, стоимость билета в Ленком равнялась моему двухмесячному бюджету, а уж о поездке в Москву я не могла и мечтать. Желающих пригласить меня на «Юнону и Авось», предварительно организовав няню моему крайне «ручному» ребенку, почему-то не находилось. Странно, да?

И все же я упрямо еще в октябре написала на тетрадном листочке: «Дорогой дедушка Мороз! В этом году я вела себя хорошо, родила человека, воспитываю его с большой любовью и вообще похудела на 11 кг. Можно мне побывать на ленкомовской «Юноне и Авось»?»

Прошло, пожалуй, полгода, был прекрасный холодный апрель. В Петербурге апрель — что-то вроде голубки с Ноева ковчега, то есть радоваться рано, но надежда появляется среди темноты и дождя.

И темным апрельским вечером моя хорошая подруга звонит мне и спрашивает буднично:

— У тебя сегодня вечер занят? Тут Ленком привез гастрольную «Юнону», мы с мамой хотели идти, а она вдруг передумала. Я уж хотела и сама дома остаться, да жалко билеты. Прыгай в трамвай, поедем смотреть.

А надо сказать, что за сутки до этого моя соседка, работающая медсестрой в детском садике, взяла к себе на целый вечер моего тревожного ребенка. В качестве эксперимента. И ребенок преспокойно играл на ковре с хомяками, собакой чау-чау и гитарой с порванными струнами три часа подряд, даже не вспоминая о моем существовании.

Я выбежала в коридор, впервые в жизни радуясь тому, что живу в такой густонаселенной коммуналке, и схватила соседку, которая как раз пришла с работы. И через 15 минут, крася на ходу ресницы, уже сидела в трамвае и ехала на «Юнону и Авось».

***

За год до того я переживала ужасно тяжелое расставание. Расставание — это всегда не очень легко, но когда ты беременная и с токсикозом, это совсем никуда не годится. И в последний рабочий день перед выходом в декрет я написала на обратной стороне годового отчета бухгалтерии: «Дорогой дедушка Мороз! Год у меня так себе: жду ребенка, но замуж совершенно не хочу выходить, да и не придется, видимо. И вообще никаких мужчин не хочу, сил нет на них. Найдется у тебя мальчик, которому я не должна буду нравиться и его очаровывать, но который помогал бы мне в случае необходимости?».

Ровно 31 декабря моя школьная подруга, с которой мы виделись в среднем раз в пять лет, позвонила мне со словами: «Мы тут с приятелем идем мимо тебя, вижу, у тебя свет, можно тебя навестить?». Подруга была с салатом оливье в рюкзаке и мешком мандаринов. А вот мальчик был с живой елкой. Все это они несли на гулянку в общежитие, но в результате у меня остались елка и мандарины, а еще этот мальчик до сих пор помогает мне организовывать фотосессии и переезды, собирает мне икеевские стеллажи и подсказывает темы для статей, вешает полки и дарит книги рецептов, учит готовить веганские пельмени и читает книжки моему ребенку. И в канун Нового года всегда — это традиция! — приносит мне живую елку. Он вполне счастливо женат, что интересно, и я с чистой совестью дружу с его семьей. Просто Дед Мороз прислал мне его на помощь, как я и просила. Прямо с елкой — чтоб я не перепутала, видимо.

***

А если говорить о совсем уж невероятных чудесах… Месяц назад я в великой спешке, торопясь с одной работы на другую, настрочила на листке из блокнота: «Дорогой дедушка Мороз! В этом году я очень много работаю и совсем не нахожу места для красоты и отдыха. У меня сорвался отдых в Крыму с ребенком и выходные в Париже с собой. Пожалуйста, можно я в 2018-м повидаю какое-нибудь счастье? Очень подойдет Кельнский собор, дедушка!».

Надо отметить, что из Петербурга дешево улететь можно… никуда. Ну ладно, в Москву можно. А в Европу нельзя. В Европу от нас можно улететь либо дорого, либо очень дорого, либо с большими пересадками, часов так на 18 в Бангкоке. Ну ладно, в Риге. Или в Хельсинки. Рига и Хельсинки называются на жаргоне склонных к путешествиям петербуржцев «Пулково-4» и «Пулково-5» (аэропорт Пулково-4 у нас находится в Лапеенранте, а Лапеенранта находится опять же в Финляндии, вот так все сложно). Так или иначе, в Кельн из Петербурга на выходные не улетишь, особенно если у тебя две работы и маленький ребенок.

Письмо в Великий Устюг я носила в рюкзаке недели две, пока не обнаружила его среди очередной пачки годовых отчетов. На этот раз у меня даже есть видео, где мой ребенок запихивает этот мятый конверт в щелочку синего ящика Почты России.

А вчера моя коллега, наливая себе воды из кулера, очень буднично спросила:

— Ты билеты-то в Кельн уже купила?

— Какие билеты? — тихо и недоверчиво спросила я.

— Так Победа первый европейский рейс от нас открывает. В Кельн, прямой. С февраля.

Я села на стул и мысленно обняла деда Мороза прямо со всей его необъятной шубой и мешком подарков.

И ведь еще даже не Новый год! А уже все сбылось!

Пишу, пишу адрес, уговорили. Вологодская область, Великий Устюг, 162340. Деду Морозу.

Матронушка | Матроны.RU

…мати Матроно, ты дневнаго света не познавши,
светом Невечерним озарилася еси…
(из стихиры на вечерне)

Однажды я выходила усталая из одного пустого сельского храма. Подсвечник стоял в полутемном помещении церкви как раз у иконы праведной Матроны, изображенной с плотно закрытыми глазами. В голове пронеслось: наверное, она закрыла их от яркого Невечернего света.

***

У православного человека христианское отношение, даже к святым, приходит постепенно. Раньше, когда матушка Матрона Московская еще не была прославлена в лике святых, я сама ездила на ее могилку. Есть хорошая, славная тайна в том, что человек будет проСЛАВлен. И когда люди приезжают пока еще только на могилку, они приникают к началу этой тайны, которая имеет потом совершиться, если Богу будет угодно. Как моя подруга любит спрашивать: у тебя любопытство или интерес? Здесь, безусловно, был интерес.

Конечно, похвальна осторожность, а, тем более, трезвость христианского рассуждения. Почему вдруг такое паломничество уже на Таганку? Обычно в храм известные мне сугубые почитательницы прав. Матроны ходят редко. А других паломниц я лично не знаю, поэтому кажется, что такова статистика в целом. «Поклонницы» будто не думают, и не понимают, для чего едут в Покровский монастырь. Да, конечно, за чудесами. Но, в таком случае, мощи св. Матроны – это одно, а Церковь Христова – другое.

Однажды я две недели жила в избе, кажется, Покровского села Вологодской области. Дом этот незадолго до того принадлежал человеку-мирянину, которого местные жители желали причислить к лику святых. И хотя тогда у меня почему-то не было каких-то благочестивых размышлений, осталась память о том, что Господь как-то сподобил пожить в доме человека, которого прихожане решили с любовью так вот ублажить – поспособствовать его причислению к Лику святых. Эти прихожане искали пользы для души. Те, что едут в Покровский монастырь – тоже ищут пользу…

Девушка Ксения, наша хорошая приятельница, в прошлом староста храма, неожиданно заехала к нам в гости. Ехала-то она к нашим родственникам и, кажется, думала, что обидит нас, если не заглянет в гости. Незапланированный визит оказался немного чудесным. В нем не осталось места запланированной банальности. Волнующие душу вопросы были хоть и выношены, но не поданы (в разговоре) на блюде с золотой каемочкой.

Версия нашей Ксении заключалась в том, что в каждую эпоху почитают своих святых. Для того, чтобы люди всегда молились Христу. Если вдруг выходит «на Божий свет» почитание какого-либо святого – мы думаем – вот как Бог прославил! И бывает, что святой, как небесное светило на небосклоне, отходит за горизонт. Его почитание уменьшается. Ведь и к матушке наши современники потянулись через много лет после ее погребения. Согласно ее пророчеству. Христос же сияет всегда.

Различная степень почитания святых привычна и не вызывает никаких вопросов. Например, преподобного Сергия знают все, и обращаются в разных нуждах; его личность вообще играет на разных струнах души. Некоторых святых любим особенной любовью, например, батюшку Серафима. Мы знаем благоверного князя Александра Невского. Большинство же святых, по правде, нам малознакомо.

Князя Даниила, хозяина Москвы, забыли в XX столетии. Может быть, по крайней необразованности, имена некогда славных «Святителей Московских» малоизвестны большинству наших российских современников. Матушка Матрона – наша современница. Не важно, что кто-то не назидается ее житием, а хочет только устроить свою жизнь. Важно, что многие назидаются. Матрона же жалела неверующих. И нам бы сейчас, прося матушку Матрону об исцелении наших детей, мужей, сказать бы Христу: «Молитвами матушки Матроны, умножь в нас веру!».

В Евангелии говорится о женщине-язычнице, которая признала со смирением высоту Христова учения, как сказали бы сейчас, униженно, просив крупиц, падающих со стола. У этой женщины была больна дочь. Точно также и к праведной Матроне обращаются за помощью. Люди учатся смирению. А матушка Матрона оказывает любовь. Она просто жалела, жалела в тяжелые военные и послевоенные годы, и сейчас жалеет. Если малоцерковные люди читают о ее прижизненных чудесах, они видят любовь матушки. Именно она их привлекает. Нашим современницам не очень знакомо понятие «мирного духа», о котором говорил, например, прп. Серафим (от которого «спасутся тысячи»). Зато его любовь и тогда, и сейчас была взыскуема людьми. Именно так приходили и к нему, еще живому, никогда не видев прежде.

Матушка Матрона привлекает как будто простыми вещами: маловерные люди вдохновляются чудесами. Но поскольку душа человека – христианка – она хочет пытаться стать такой же простой и отзывчивой, как матушкина душа.

Правила | Матроны.RU

Дорогие участницы нашего клуба!

Приятно отметить, что число наших авторов растет. На сайте зарегистрировано уже более тысячи пользователей, имеющих право выкладывать свои заметки.

Многие присоединились к нашему клубу недавно, и, судя по всему, не ознакомились с пожеланиями новым авторам, опубликованными несколько месяцев назад. А посему, будучи искренне рады возможности сотрудничества и общения с новыми интересными людьми, спешим напомнить вам о том, как следует оформлять свои заметки, если вы желаете видеть их опубликованными и как можно скорее.

Правила проекты matrony.ru

1. Выбирая тему для заметки на нашем сайте, задайте себе поочередно два вопроса: 1)почему это не может быть опубликовано на всем хорошо известных, популярных женских ресурсах? 2)почему это не может быть опубликовано на всем хорошо известных религиозных сетевых ресурсах? Если у вас есть ответ на оба эти вопроса, и звучит он примерно так: “Моя заметка слишком светская, женская и интимная для религиозных сайтов, но в то же время слишком консервативна, конфессионально окрашена, интеллектуальна и глубока для ресурсов женских, поэтому “Матроны.РУ” – единственное место, где ее публикация уместна”, то – добро пожаловать!

Да, иногда мы перепечатываем с других сайтов статьи о Николае Васильевиче Гоголе, кулинарные рецепты и художественные рассказы на разные темы, но, пожалуйста, если желаете написать что-то для нас специально, то отдавайте предпочтение темам специфически женским и специфически консервативным.

2. “Недодуманные мысли”, “неоконченные повести” и прочие “не-” автоматически отправляются в корзину. Большая просьба – отправляйте на утверждение заметки, содержащие не менее 4-5 тыс. символов и законченную мысль.

3. В то же время, очень желательно следовать принципу “одна заметка – одна законченная мысль”, а не пытаться объять необъятное. Фундаментальный труд на тему “Как вообще правильно жить во все времена в этой бесконечной Вселенной” – не наш формат. Наш формат – “Как мне удалось благополучно решить именно вот эту маленькую лично мою проблему”.

4. Личный опыт – вообще самое ценное, чем вы можете поделиться. Не нужно универсализма, не нужно пытаться говорить за всех и угождать всем. Пишите только о себе и за себя.

5. Времена полуанонимных форумов и блогов давно миновали. Поэтому весьма приветствуется, чтобы автор подписывался настоящим именем и фамилией. Если же по каким-то причинам это невозможно, то подписывайтесь хотя бы человеческим именем типа “Татьяна В. из Новосибирска” или «Татьяна Михайловна Ц.», по которому к Вам можно было бы обращаться, не путая с другими участницами нашего клуба. Пожалуйста, не подписывайтесь никами типа «Екатерина 1» или просто «Екатерина» без фамилии — Вы же все-таки не императорская особа.

6. Другим участницам портала «Матроны.РУ» будет проще и приятнее с Вами общаться, если Вы добавите к профилю свое настоящее фото и краткий рассказ о себе.

7. Заметки, подписанные никами типа kotyonok86, dushechka и т.д., не будут опубликованы до тех пор, пока автор не исправит подобный ник на имя, по которому к нему можно обращаться. У нас русскоязычный ресурс, поэтому имена должны быть набраны кириллицей, а не латиницей. Если Вы широко известны “в интернетах” под каким-либо ником, можете указать его дополнительно в разделе “Об авторе”.

8. Заметки, к которым не прилагаются иллюстрации, в том числе одна горизонтальная картинка, которую можно использовать в качестве миниатюры, не публикуются. Не нужно также ужимать картинки до размера почтовых марок – формат в 400-500 пикселей у нас очень даже хорошо смотрится. Картинка обязательно нужно загружать в админку «Матрон», иллюстрации в виде ссылок на другие ресурсы не допускаются.

9. Из своей заметки нужно выбрать одну яркую цитату в 1-2 предложения. В админке есть поле «цитата», и этот фрагмент нужно скопировать туда. Именно эта цитата будет служить анонсом вашей статьи в списке на сайте и в анонсах статьи в соцсетях.

10. Если в своей статье Вы хотите порекламировать какие-то товары или услуги, обсудите сначала эту возможность с редакцией.

Среди участниц нашего клуба преобладают православные разной степени воцерковленности, есть и католички, и буддистки, и дамы, о чьей религиозной принадлежности нам ничего не известно. Объединяет всех нас то, что мы придерживаемся традиционных взглядов на семью, брак, добрачные отношения, стиль, моду, поведение и прочие жизненные аспекты. Мы против абортов, за большие крепкие многодетные семьи, естественное, по возможности, «планирование детей» и прочие консервативные ценности.
Учитывая наш формат, полагаю, никто не удивится, если нашей редакцией не будут утверждены и опубликованы статьи, содержащие, к примеру, советы пойти к гадалке или составить гороскоп, прибегнуть к абортивным методам контрацепции, «сначала просто пожить с молодым человеком, чтобы получше узнать друг друга» и так далее.
Мы также просим воздержаться от сомнительных советов духовного характера типа «прочитайте 50 раз такую-то молитву, составленную такой-то тайной старицей-схимонахиней, бес-то и убежит». Ненормативная лексика и шутки «ниже пояса» тоже, само собой, будут удаляться.

Большинство из вас — опытные интернет-пользователи, бывалые блогеры, владельцы страничек в различных социальных сетях. Так что, хочется надеяться, что в нашей легкой и удобной админке вы разберетесь очень быстро.

И, главное — если что-то не получается, пишите редактору! Спрашивайте, как сделать то или это в админке, интересуйтесь, почему публикация вашей статьи задерживается или почему в текст были внесены какие-то изменения. На все подобные вопросы ответим оперативно и охотно.

Авторов самых популярных статей каждого месяца ждут призы. Так что не забывайте ставить «лайки» и высокие оценки тем статьям, которые не оставили Вас равнодушными. Выражайте свое восхищение в комментариях и в соцсетях, делитесь ссылками с подругами, приглашайте их принять участие в обсуждении. Всем – душеполезного общения и творческих успехов! Пусть общение на “Матронах” дарит вам радость!

Нерентабельная | Матроны.RU

Наши мамы были уверены, что мы не умеем выходить замуж.

Дело было давным-давно, на старых дачах цвела сирень, скрипели качели, пели соловьи, в головах у нас был туман, и нам нравились категорически «не те» мальчики. Мы ценили умение играть на гитаре, стоять на голове и читать часами напролет стихи великих поэтов.

Мамы думали о так называемой «практической стороне жизни». С этой стороны наши избранники выглядели бесперспективно.

В те лохматые годы еще не было интернета, и девушки с неисправными калькуляторами вместо мозгов еще не знали, что можно называться «консультантами» и раздавать подписчикам советы о том, как выгодно продать свой суповой… простите, генетический набор.

Мы все оказались неудачницами. Подружки повыскакивали за каких-то музыкантов, художников, нищих инженеров и любителей африканского фольклора. Я, конечно, побила рекорды, выйдя замуж не только за не-москвича, но еще и за армянина (о ужас!) и искусствоведа (практически, гражданская смерть).

Исключением (и предметом зависти всех мам) оказалась Марина. Ее жених Гриша был не слишком хорош собой, на голове стоять не умел, но одним из первых оценил преимущество итальянских унитазов перед отечественными и открыл сеть магазинов импортной сантехники.

Наши жалкие дачные шесть соток Гриша обошел, вздыхая и морщась, и сказал обидные слова: «Ну что, убогенько, конечно»…

Дальше Гриша сообщил, что «купил гектар на Новой Риге», и эта магическая формула потонула в таком завистливом вздохе наших матушек, что соловей в кустах замолк и задумался, не махнуть ли и ему на тот гектар пока не поздно.

Соседнюю дачу скоро продали, и Гриша увез Марину и ее пожилых родителей на «Новую Ригу». Старики плакали, обнимали соседей, с которыми прожили бок о бок тридцать лет, и долго сидели на лавочке под огромными раскидистыми яблонями, выросшими из тоненьких саженцев.

 – Гриша, может, оставишь их тут? – спросила я, — Жалко их, они ж привыкли.

– Нерентабельно, — солидно обронил Гриша, — И потом, ты ж сама суди, тут что? А там – гектар!

Жизнь шла своим чередом. Умирали старики, рождались и росли дети.

Все мы работали с утра до ночи, времена были, как всегда, кризисные, денег не хватало…

Гриша, меж тем, процветал. Марина, естественно, не работала.

Вообще, Гришины взгляды на гендерные проблемы были просты и незамысловаты как кувалда. «Баба должна сидеть дома и растить детей!» — вещал Гриша. Мужик, по его мнению, должен был «обеспечивать», и напрочь терял статус «мужика», если «обеспечить» не мог. Насчет женских карьеры и образования он полагал, что «слишком умные никому не нужны», и обо всех этих глупостях думают только «второсортные» женщины, которым «не повезло».

Для меня Гриша делал некоторое подобие исключения. Например, приходил советоваться, в какую школу отдать сначала старшего, а потом младшего сына.

– Реши этот вопрос с женой! – сказала я.

– Не смеши, — ответил Гриша, — что с нею можно решить?

Когда дело дошло до института, на консультацию по профориентации Гриша приехал ко мне с сыном, тортом и букетом не менее трех кило весом.

– Геночка, — ласково спросила я Гришиного сына, — а с мамой ты советовался? Мама же знает тебя лучше всех, она подскажет, куда тебе поступать.

– Мама? – искренне изумился подросток, — Так она ж это… Баба. Дура. Что она скажет?!

Опасливо выглядывая из-за букета, я спросила:  

– Геночка, а я, по-твоему, кто? 

– Не, ну вы ж другое дело, — улыбнулся Гена, — вы ж это… Профессор.

Генин папа одобрительно кивнул.

Я не буду мучить вас продолжением этой истории.

Как-то само собой вышло, что нищий инженер постепенно стал директором большой компании по производству чего-то хитрого и инженерного, любитель фольклора увез семью в один из английских университетских городков, и теперь он знаменитый ученый, муж мой издал кучу книжек по древнерусскому искусству и стал довольно известным специалистом…

Все хорошо и у Гриши.  

Дети выросли, закончили выбранные Гришей и мною ВУЗы, занимаются бизнесом. Думаю, скоро женятся.

Марина… Марина живет «на гектаре». У нее все есть. То есть, она ни в чем не нуждается. По мнению Гриши, конечно. В город ей приезжать запрещено.

В их шикарной московской квартире живет постаревший и полысевший Гриша. С ним в настоящий момент проживает девушка двадцати пяти лет, которую, по иронии судьбы, тоже зовут Марина. Гриша вообще человек традиции. Например, машины он любит одной марки – BMW. И меняет их раз в три года. Каждый раз на все более совершенную и дорогую модель. Новая Марина пока весьма счастлива. В ее возрасте не хочется думать о том, что более совершенная и дорогая модель уже подрастает где-то на полях Отчизны, и совсем скоро…

Ко мне Гриша иногда заезжает. «Поговорить по душам».

Гришины букеты потом долго стоят в вазах, вызывая у меня смутное раздражение.

Наверное, это зависть…

 

Еще по теме:

Юлия Печерская: У женатых выгребайте карманы в ноль! Особенно, если есть дети

Сергей Худиев: Почему нельзя выходить замуж за богатого

Сара Хованская: Продано

Владимир Берхин: Игра на поражение

Ольга Гуманова: Вышли замуж за богатого? Не повезло!

Уля | Матроны.RU

Издательство «Артос Медиа» выпустило книгу постоянного автора порталов «Православие и мир» и «Матроны.РУ»  Евдокии Варакиной «Клирос, коляска, клавиатура. Рассказы из жизни современной православной женщины». Предлагаем вашему внимаю рассказ из сборника — «Уля».

Ульяна всегда была задумчивой девочкой. Но в тот раз, когда она совсем затихла и держалась в стороне от веселья и шумной, радостной суеты приветствовавших меня братьев и сестер, мне сразу показалось, что с ней произошло что–то необычное.

Тереблю ее: «Уль, как дела?», сую ей какой–то маленький подарок — она как–то отрешенно улыбается и молчит. Ну ладно, думаю, потом видно будет.

Пошли с ней и младшим братиком, еще грудничком тогда, гулять во двор. Димка быстро заснул в коляске, Улька забралась на качели. Качаемся в торжественном молчании. Потом вдруг оно прерывается не менее торжественным Улькиным полушепотом: «Зна-ешь что?» Я, внутренне замерев, чтоб не спугнуть детское откровение: «Что?»

— Мне мама сказала, что я, когда вырасту, тоже стану… Пауза. И потом удивленное, как будто она с недоверием прислушивается к собственным словам: «Тоже стану мамой!»

Я даже не поняла сначала: где ж тут чудо–то? Совершенно очевидная, даже для ребенка, вещь: дети вырастают, у них появляются собственные семьи. Сколько раз при мне сама Уля играла в дочки–матери!

Хотела сказать ей в ответ что–то шутливо–утвердительное, но взглянула повнимательнее на лицо Ули — и поразилась: такое благоговейное изумление отражалось в ее глазах. Мама для них, как и для любого нормального ребенка в их возрасте, — это идеал доброты, чистоты, любви, заботы, именно на маме держится каждодневная жизнь семьи: приготовить, проверить уроки, зашить порвавшуюся одежку, почитать малышам книгу. Именно к ней бегут все шестеро, когда хотят поделиться радостью или, наоборот, получить утешение, когда обидели.

Мама — это… мама. По–другому не скажешь. И вот сама мама сказала четырехлетней Уле, что та, когда вырастет, сможет быть такой же. Понятно, что Ульянку это потрясло. Осознав все это, я уже с неменьшей торжественностью подтвердила: «Да, Уленька, когда вырастешь, ты тоже станешь Мамой!»

Мы еще немножко помолчали. Потом Улька стала пробовать свое жизненное открытие «на вкус»:

— Когда я вырасту, я буду мамой. А муж мой будет священником, как папа. Эта перспектива тоже вызвала торжественную паузу, но уже не такую длинную. Понятно, что если сама будешь Мамой, то и все, связанное с твоей семьей, будет так же прекрасно, как и у твоей мамы.

— И у нас будет много детей… Пятеро… Пятеро мальчиков… Нет, шестеро мальчиков… Не считая девочек… И еще девочек… Пятеро…

— Уля, — осторожно говорю я, — шестеро мальчиков и пятеро девочек — это очень много детей. Целых одиннадцать.

— Я и хочу, чтоб было много, — с готовностью отвечает Уля. — Одиннадцать. Может, даже двенадцать. Помолчав оттого, что перебили, Уля начинает волшебную историю заново:

— Когда я вырасту, мой муж будет священник. И у нас будет много–много детей. Много мальчиков и много девочек. Одиннадцать. Или даже двенадцать. И мой муж будет служить в Церкви, как папа… И, задохнувшись от восторга, она радостно добавляет последний, необходимый штрих для полноты идиллии:

— А сама я буду Принцессой!!!

Ода теткам | Матроны.RU

Их называют тетками. Презрительно и иногда с жалостью. Обращают внимание на не всегда ровно лежащую на губах помаду, на усталое, словно сероватое лицо. На кульки и пакеты, которые не помещаются на обширных или слишком худых коленях. Они садятся в метро сразу, как только появляется возможность, и засыпают, едва поезд трогается. И молодые красавицы думают про себя: «Лишь бы не стать такой же теткой».

А они, эти тетки, так не думают. Они живут, трудятся, трудятся и трудятся. Они расцветают благодарной улыбкой, когда им кто-то уступает место. Они могут отчитать хулигана, когда мужчины сидят, потупившись, словно им нет дело до разгорающегося скандала. Они первые встанут, если в вагон зайдет беременная, и предложат ей сесть с заботой, какую можно обратить на близкого человека.

Их называют тетками. Они бывают разные. Участковые врачи и просто разные врачи из районных поликлиник. Социальные работники. Уставшие учителя (которых тоже презрительно называют училками). Продавцы и работницы заводов. Они могут посоветовать молодой маме, как правильно успокоить ребенка, и нарваться на раздражение и гнев.

У них натруженные руки с выступающими венами и нередко — варикозные вены. А они не переживают — они принимают свою жизнь такой, какая она есть.

Они иногда заглядывают в мою книгу или планшет, и я вижу, как они начинают читать вместе со мной. Тогда я стараюсь листать медленнее, чтобы они успевали читать.

Они могут ехать домой к мужу и подросшим детям, а иногда едут в пустую квартиру. Они становятся к плите, готовят ужин, кормят семью, убираются. Закладывают белье в стиральную машину и садятся к телевизору, чтобы немного передохнуть, и засыпают через несколько минут, потому что утром рано вставать.

Знаете, если посмотреть в их глаза с любовью, вы увидите там тех юных и прекрасных девушек, которыми они когда-то были. Они выбрали профессию, вышли или не вышли замуж, родили или не родили детей. Они добросовестно трудятся. Они вкладывают душу и сердце в работу и семью, и иногда души не хватает на общение помимо двух этих пунктов жизни. Они хотят, чтобы их семья была счастлива. На своем рабочем месте, в школе или поликлинике, они преображаются. У них горят глаза. Вместо тетки — профессионал. Правда, бывает, не хватает сил. И их все не хватает и не хватает: они все так же стараются, но увы. Круг обязанностей все больше, а они не могут сбросить с себя ни одну.

Они не умеют отдыхать. И даже стесняются. Стесняются признаться себе, что устали. Они не скажут: «Мне надо в отпуск, я хочу перевести дыхание». Они только скромно могут сказать: «Может, на дачу на денек выбраться». Они принесут на работу обед и разделят его с тем, кто будет поблизости. Они искренне будут переживать в случае любых нестроений в твоей жизни. Они очень будут надеяться, что у тебя будет муж и дети, — не потому, что так положено, а потому что очень хотят, чтобы ты была счастлива.

Они могут начать ворчать, а то и кричать на пустом месте. Они устали, а агрессия и раздражение так долго копились. Но когда им улыбаешься и в ответ на крик или возмущение благодаришь и просишь извинить, они неожиданно расцветают.

Знаете, они ведь не хотели стать тетками. Они много работали и работают. Они бежали марафон и продолжают бежать. Они не читали умных статей о том, как справляться со стрессом, поэтому едят тортики и шутят, что «хорошего человека должно быть много». Они знают толк в тортиках и умеют их печь. Конечно, они с удовольствием угощают своими тортиками. И домашними соленьями. И если вы попадете к ним домой, вряд ли вы уйдете без гостинца. В их сердце живет «блаженнее давать, нежели принимать», хотя они могут не знать этих слов.

Иногда я смотрю на них в метро — усталых, словно посеревших от вечного марафона, и мне кажется, что их ничего уже не радует. Но вот заходит улыбающийся малыш — и тетка первая предложит маме посадить его на ее место. Или, увидев, что я сгибаюсь от тяжести сумки, вдруг предложит: «Поставьте мне на колени, все же легче будет».

Они умеют улыбаться, знаете. Они умеют хохотать так, как не умеем хохотать мы, молодые. Они благодарны жизни и стараются не жаловаться.

Я люблю их, этих теток. Очень многое в нашем мире держится на них.

Люблю! | Матроны.RU

Раньше меня всегда смешили слова о том, что взрослым есть чему поучиться у детей. Чему, интересно? Ну чему учиться у человека, который во время обеда размазывает по своей голове кашу, а правый ботинок предпочитает натягивать на левую ногу? Может, мне стоит поучиться у ребёнка тому, как закатывать истерику в магазине, если вдруг выяснилось, что я забыла дома кошелёк? Или как с воплями и протестами чистить зубы? В общем, далека я была от подобных философских суждений, в душе посмеиваясь над ними. Так было вплоть до момента, как мой двухлетний сын не научился говорить одно простое, но очень важное слово — «люблю».

Как любая мама, я просто таяла и растекалась, будто розовый кисель, когда слышала подобные слова. Дождалась! Ребёнок говорит мне, что любит! И это действительно ни с чем не сравнимое чувство. Я думаю, что каждая из мам поймет, о чём я говорю.

Конечно, мой цинизм шептал мне на ушко, что ребёнок, скорее всего, повторяет за родителями то, что слышит, и говорит это просто потому, что видит нашу с мужем восторженную реакцию на его слова. Но материнское сердце гнало эти мысли прочь и заставляло меня растворяться в экстазе эмоций и нежности каждый раз, когда я слышала протяжное «люблююю». Ведь «вначале было слово», а потом уже всё остальное.

Сын регулярно признавался мне в любви в минуты близости, когда мы читали с ним книжку, играли или укладывались спать. Не забывал и про остальных членов семьи. Регулярно перед сном перечислял, что ещё он любит папу, бабушку, дедушку, младшую сестричку и кошку. Я в душе шутливо посмеивалась, мол, какой любвеобильный ребёнок.

mother-love (1)А потом пришёл он. Страшный и могучий возрастной кризис. Кризис двух лет или кризис трёх лет — я даже не знаю, который из них. Может, даже оба одновременно. По крайней мере, читая умные книжки и статьи, я понимала, что под наш вариант подходят все описания.

Учитывая тот факт, что в нашей семье произошло пополнение, и мой малыш уже в два года стал старшим братом, то ничего удивительного в этом не было. Так же, как ничего удивительного не было в том, что периодически наши с ребёнком отношения накалялись, и я ощущала себя ужасной матерью, не умеющей совладать с собой.

Это сейчас я знаю что такое «эмоциональное выгорание». И про «наденьте маску сначала на себя, а потом на ребёнка» тоже знаю. И даже знаю, что практическая каждая мама, которая проводит наедине со своим ребёнком более трёх часов подряд, в любой момент может сорваться и впасть в агрессию. Но что мне дают эти знания на практике?

Иногда просто физически нет возможности взять тайм-аут и пойти на кухню пить чай. Или счёт до десяти про себя не помогает. Да и вообще, часто ничего не помогает и хочется просто рвать и метать. Особенно, когда на руках у тебя орущий младенец, а под ногами двухлетка, тоже требующий внимания. Неудивительно, что в таких условиях нас с сыном одолел кризис. Наш с ним — общий кризис непонимания.

Я стала замечать, что всё чаще кричу на ребёнка. Я, перечитавшая столько умных книг по детской психологии, дававшая себе слово никогда не повышать голос на своих детей, орала так, что, наверное, слышали все соседи. Мне было жутко стыдно, но я не знала, как иначе справиться со своей агрессией. Я просто не умела по-другому.

Mothers_loveКричали на меня в детстве, а теперь кричала я. Замкнутый круг, который я каждый раз сама себе клялась разорвать, но под тяжестью накопившейся усталости и эмоций просто не в силах была преодолеть. А что же мой сын? Именно в этой ситуации мой сын помог мне понять, что всё-таки нам иногда есть, чему поучиться у детей.

В один из особенно тяжёлых дней всё шло по обычному сценарию. Где-то младшая дочь была более капризна, чем обычно, и не желала ни секунды полежать самостоятельно. Где-то старший сын решил проигнорировать мои вежливые просьбы не лить воду на диван. Где-то я немного не успела позавтракать, а ещё где-то было некогда сходить в туалет.

В какой-то момент меня перекрыло, и я в очередной раз наорала на всех. Как и всегда, мне тут же стало жутко стыдно за своё поведение, и я дала волю чувствам. Ушла на кухню, села там и начала рыдать. Хуже матери, чем я, не было никого на свете. Я была в этом уверена. Не помню, сколько я там просидела, уткнувшись лицом в коленки и всхлипывая.

Пришла я в себя, когда вдруг ощутила, как две маленькие ручки крепко обняли меня и родной голосок произнёс протяжное «люблююю…». Можно представить, какие эмоции я тогда испытала. Я не помню, чтобы таким образом успокаивала сына в моменты, когда он плакал. Да, я проговаривала его чувства, озвучивала вслух его эмоции, жалела и переключала внимание на что-то другое. Всё, как пишут в книжках. А вот просто обнять, прижать к себе и сказать «люблю» мне в голову почему-то не приходило. Зато мой сын двух с половиной лет от роду, без подсказок и книжек, сам пришёл к этому.

mother-and-sonЭтот случай помог мне пересмотреть своё поведение и тактику в критических ситуациях. Случалось так, что сын видел, как я начинаю закипать, и тут же говорил, что любит меня. После такого я уже не могла ругаться, а просто крепко обнимала его, говорила, что тоже люблю, а ругаюсь потому, что устала. Но я не хочу ругаться и злиться, поэтому постараюсь так больше не поступать. Оказывается, можно проговаривать вслух не только чувства детей, но и свои собственные. И это реально помогает.

Конечно, мне не совсем понравилось, что мы в какой-то момент поменялись с сыном местами. Наверное, это неправильно, и дети не должны нести ответственность за эмоции родителей. Но это всё красиво изложено на страницах книг, а в жизни бывает по-всякому.

Я стараюсь больше не допускать таких ситуаций. Но не признать то, что мой собственный ребёнок преподнёс мне урок, я не могу.

Ведь теперь первой «люблю» говорю я. В те моменты, когда эмоции переполняют маленького человечка так, что лицо краснеет, кулачки сжимаются, ножка топает и, кажется, вот-вот что-то взорвётся в воздухе. Человек зол! А я, бывает, в этот момент тоже на пределе сил, еле сдерживаюсь, чтобы не разозлиться…

И вот я бросаюсь к сыну, хватаю на руки, крепко-крепко прижимаю к себе, щекочу и приговариваю: «Люблю, люблю, люблю тебя, злючка ты мой!» И тут же детское тельце в моих руках становится мягким и податливым, как пластилин. Сын смеётся, в шутку борется со мной, хитро улыбается и протягивает «люблююю…!». Где агрессия? Где раздражение? Где усталость? Куда всё это подевалось вдруг?

И пусть мне кто-то расскажет, что это он «просто так» говорит, потому, что одобрения и реакции моей ждёт. Сейчас, я уверена, это уже не просто сказанное невпопад слово. Это вообще не слово! Это… любовь.