Софья колчак: Софья Колчак. — Мысль изреченная есть ложь.. — LiveJournal – Колчак разрывался между войной и двумя любимыми женщинами

Колчак разрывался между войной и двумя любимыми женщинами

Одно из последних знаковых событий культурной жизни России - покупка на парижском аукционе архива Александра Колчака, вождя Белого движения. Вокруг этой фигуры до сих пор продолжаются ожесточенные споры. В Иркутске несколько раз пытались через суд снести единственный в стране памятник адмиралу на месте его казни. Монумент работы скульптора Вячеслава Клыкова устоял. А вот в Петербурге по решению суда убрали-таки мемориальную доску с дома, в котором «с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь».

- Александр Васильевич Колчак - трагическая, неоднозначная фигура нашей истории, - говорит доктор исторических наук, исследователь Гражданской войны в России, редактор журнала "Родина" Андрей Ганин. - Одни до сих пор его идеализируют и романтизируют, другие ненавидят и проклинают.

Большевиков, которые желали царскому правительству поражения в войне, а потом заключили мир с немцами, Колчак считал предателями. Фото: ru.wikipedia.org

Большевиков, которые желали царскому правительству поражения в войне, а потом заключили мир с немцами, Колчак считал предателями.Фото: ru.wikipedia.org

Наследие купили за 3 миллиона евро

- Колчак - выдающийся полярный исследователь, участник нескольких научных экспедиций, - продолжает Андрей Ганин. - Его именем назван остров у побережья Таймыра. Это первооткрыватель эллипсоидной траектории дрейфа полярных льдов, храбрый и грамотный морской офицер, участник Русско-японской и Первой мировой войн, георгиевский кавалер. При этом сторонник Февральской революции, заигрывавший, будучи командующим Черноморским флотом, с матросскими массами и «углублявший» революцию. По стечению обстоятельств адмирал стал лидером всего Белого движения, Верховным правителем России. Но потерпел поражение и поплатился за это жизнью.

- Расскажите об архиве. Чем он ценен?

- На протяжении века этот архив хранился во Франции, в семье вдовы адмирала Софьи Федоровны Колчак (Омировой) и ее потомков. Немалую часть составили материалы другого выдающегося русского флотоводца, контр-адмирала Александра Разво-зова - последнего добольшевистского командующего Балтийским флотом. Развозов умер в петроградской тюрьме «Кресты» в 1920-м. Его дочь эмигрировала и впоследствии вышла замуж за сына Колчака Ростислава.

В марте прошлого года в старческом приюте под Парижем умер 86-летний Александр Ростиславович Колчак, внук адмирала. Его дети и решили расстаться с семейным архивом. На продажу был выставлен 391 лот: письма, рукописи, служебные документы, фотографии, книги, личные вещи, принадлежавшие не только Верховному правителю России, но и его потомкам. В том числе неизвестное детское фото будущего вождя Белого движения, паспорт лейтенанта Колчака, Евангелие, с которым он не расставался в полярной экспедиции на шхуне «Заря», а его сын Ростислав, офицер французской армии, сражавшийся с гитлеровцами, - во Вторую мировую (Евангелие ушло за 65 тысяч евро!), и многое другое.

Архив Колчака ушел более чем за 3 млн евро. Почти все важнейшие лоты были выкуплены нашими меценатами. Документы попадут в Государственный архив Российской Федерации и в Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына.

Самая ценная часть архива, на мой взгляд, - переписка Александра Васильевича с супругой Софьей Федоровной и сыном. Свыше сотни документов. По сути, это отчет, который адмирал давал своим близким, будучи вдали от них в самое тяжелое время Первой мировой и Гражданской.

Назвал мыс в честь жены

- Широко известна история последней любви Колчака и Анны Тимиревой. Хотя бы по популярному фильму «Адмиралъ». Анна была почти вдвое моложе адмирала, жена его старинного приятеля, контр-адмирала Тимирева. Ради Колчака развелась с мужем... О супруге адмирала известно меньше.

- Софья Федоровна Омирова, потомственная дворянка, красавица, воспитывалась в Смольном институте, знала семь языков. Обвенчались они в 1904 году в Иркутске. Но виделись нечасто. Колчак был в экспедициях, воевал, находился в японском плену. В честь Софьи, кстати, он назвал мыс на острове Беннета. Их сын Ростислав родился в 1910 году, когда отец находился в очередной полярной экспедиции. В 1919 году супруга Колчака с сыном поселились во Франции. Софья Федоровна скончалась в 1956 году и похоронена на знаменитом русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, там же покоится и умерший в 1965 году сын.

«Завел котенка»

- Свои письма близким Колчак начинал словами «Дорогая Соничка» или «Дорогой, милый мой Славушек». Отвечали ему столь же тепло. До сих пор специалисты знали лишь переписку адмирала с Анной Тимиревой, не бросившей его даже под арестом в Иркутске в 1920 году. И вот теперь открыт новый пласт документов. Иногда обеим своим любимым женщинам Колчак писал практически одновременно.

Лично мне крайне интересны были последние письма Колчака жене. В них он делился своими переживаниями о Гражданской войне. Поражает, насколько этот человек был одинок.

«Часто мне приходится работать одному по ночам в своем кабинете, и я завел себе котенка, который привык спать на моем письменном столе и разделяет со мной ночное одиночество» (20 октября 1919 г.).

Самого себя Колчак считал солдатом. К государственной деятельности он подготовлен не был и тяготился ею. «Моя задача, в общем, проста: это беспощадная борьба с большевизмом с конечной целью его уничтожить. Только при этом условии возможно будет говорить о правильном государственном устройстве и организации власти. Я мыслю это через созыв национального Учредительного собрания... Я не претендую на устройство будущих судеб моей Родины. Я прежде всего солдат и занимаюсь государственными делами постольку, поскольку они необходимы...»

Ненависть к большевикам

- Конечно, это был бескомпромиссный фанатик. Ненависть к большевикам - лейтмотив переписки с женой. Например, Колчак в заслугу себе ставил истребление красных. Он писал:

«Все пройдет, и проклятое пятно большевизма будет стерто, как грязь с лица русской земли, - я все-таки положил хорошее для этого основание, и десятки тысяч предателей уже не воскреснут».

Снимок сделан во время отступления белых из Уфы в Омск 23 октября 1919 года. Колчаковцы сильно поистрепались и выглядели такими же оборванными, как их противники. Фото: Архив Александра Колчака

Снимок сделан во время отступления белых из Уфы в Омск 23 октября 1919 года. Колчаковцы сильно поистрепались и выглядели такими же оборванными, как их противники. Фото: Архив Александра Колчака

Далекая от грязи и крови Гражданской войны Софья Федоровна из Парижа спрашивала мужа, устраивает ли он приемы, ведет ли светскую жизнь. Колчак объяснял:

«Я живу в одной комнате и не делаю никаких приемов, а пишешь о какой-то светской жизни и спрашиваешь, надо ли сделать прием. Наша Родина разорена и нищая, я не имею много денег, и мое положение, и мое жалованье на иностранные деньги составляет 8000 франков в месяц, на которые я живу с 8 офицерами».

В письмах присущий Колчаку фатализм. Осенью 1919 года он наставлял жену: «Ты ни одну минуту не должна забывать, что я могу перестать существовать каждый день и каждый час».

Помимо переписки, в архиве интересны мемуары вдовы адмирала. В них масса неизвестных фактов.

Соперницы дружили

- Две любившие Колчака женщины сначала дружили. В одном из ранних писем офицер даже просил супругу передать привет Анне Васильевне. Революция разметала всех по миру. Колчак оказался далеко от жены и сына, перебравшихся из Петербурга в Севастополь, а затем в Париж. С лета 1917 года они больше не виделись. Анна Тимирева жила в Ревеле, позднее уехала во Владивосток и Харбин. Туда же, объехав по служебным делам земной шар, попал Колчак. Анна Васильевна была рядом с Колчаком буквально до его расстрела. Уже на склоне лет она написала о Софье Федоровне: «Мне все кажется, что, если бы довелось нам встретиться, мы не были бы врагами. Что бы то ни было, я рада тому, что на ее долю не выпало всего того, что пришлось пережить мне, так все-таки лучше...»

За свой выбор Анна Тимирева заплатила сполна.

«Я слышала, как его уводят, и видела в волчок его серую папаху среди черных людей, которые его уводили. И все».

Но это было не все. Колчака расстреляли. Тимиреву через несколько месяцев освободили. Потом было еще шесть арестов, тюрьмы, включая Бутырку, 8 лет карагандинских лагерей, ссылка в Енисейск, расстрел сына... Реабилитировали Анну Васильевну в 1960-м, разрешили жить в Москве. Упокоилась она в 1975-м на Ваганьковском кладбище.

ДОСЛОВНО

«Не сердись на меня за мое молчание»

Из писем адмирала жене и сыну в Париж

«Не сердись на меня за мое молчание. Я не могу физически писать в период испытаний, неудач и забот, которые легли на меня тяжестью, о которой никто не может иметь представления, не испытав ее лично.

У меня нет личной жизни - я удивляюсь сам своему безразличию ко всему, что не связано с борьбой, с войной за восстановление Родины нашей. Все остальное далеко от меня, и как-то пустота в отношении себя и всех близких и окружающих меня людей делает меня, вероятно, очень тяжелым и неприятным.

Но жребий брошен - я буду вести борьбу до конца, шагая через все и не останавливаясь ни перед чем».

16 сентября 1919 г.

«Я переживаю очень трудный период. Большевицкие армии потеснили мои силы с Урала, и, как всегда в такое время, все трудности управления возрастают и неудачи следуют за неудачами. Два месяца почти как я сплю 4 - 5 часов, а то и меньше, и иногда сам удивляюсь, как справляюсь с той невероятной работой, которую я принял на себя. Но власть есть самый тяжкий труд, и только тот, кто ее имеет, знает, что это такое. (...) Тяжел крест, принятый мною, и только во имя Родины можно нести его. Ужасна среда, в которой приходится работать, - невероятный нравственный раскол - следствие революции...

Мне трудно писать о себе - я совершенно не думаю ни о чем, кроме дела, и у меня нет теперь ничего вне области сложной государственности работы, в которой я несу главную роль и ответственность».

22 июля 1919 г.

Послание сыну

«Милый дорогой мой Славушек... Я веду теперь войну с большевиками и надеюсь ее окончить к зиме, когда буду иметь возможность повидать тебя и маму. Посылаю тебе фотографии мои... Твой любящий тебя папа».

25 июня 1919 г.

Такие письма писал отцу семилетний сын Ростислав. Кстати, последней просьбой Колчака перед расстрелом было: «Я прошу сообщить моей жене, которая живет в Париже, что я благословляю своего сына».

Такие письма писал отцу семилетний сын Ростислав. Кстати, последней просьбой Колчака перед расстрелом было: «Я прошу сообщить моей жене, которая живет в Париже, что я благословляю своего сына».

ФИНАЛ

Адмирала погубили золото и белочехи

До сих пор гуляют легенды о «золоте Колчака», пропавшем в Гражданскую на просторах Сибири. Последняя «сенсация»: в январе бурятский краевед заявил, что несколько вагонов с ценным грузом лежат в Байкале на глубине 1,5 км...

Трагическую роль в судьбе адмирала сыграли белочехи. Откуда они взялись в Сибири? В Первую мировую из пленных и добровольно перешедших из австро-венгерской армии чехов и словаков в России создали боевые отряды. Они сражались с немцами. После революции из 60 тысяч легионеров 1,5 тысячи перешли к большевикам, включая автора Швейка Ярослава Гашека. Основная же масса оказалась на другой стороне. Летом 1918-го

вспыхнул мятеж белочехов. 6 августа они вместе с частями полковника Каппеля взяли Казань. Там хранилась часть золотого запаса России. Легионеры хотели завладеть золотом. Но начальник штаба Чехословацкого корпуса, царский генерал Дитерихс, разгадал планы братьев-славян и отправил ценный груз в Омск - без ведома и согласия своего руководителя, чешского генерала Сирови. Так золото попало к Колчаку. В мае 1919 го его было 505 тонн.

Когда Красная Армия стала наступать, западные союзники пытались уговорить адмирала передать золотой запас им и отправить во Владивосток. Колчак отказался. Он лично уходил из Омска на восток с золотым эшелоном.

28 декабря 1919 года прибыл на станцию Нижнеудинск. Там его ждали легионеры, получившие приказ главнокомандующего союзными войсками в России генерала Жанена задержать Колчака и взять золотой запас под охрану. Пригласив не ожидавшего предательства адмирала на переговоры, чехи отцепили паровоз и угнали его в депо, заменили охрану.

Колчак телеграммой попросил западных союзников пропустить на Дальний Восток поезда с его людьми. Но те отказались. Золото в их руках, адмирал был им не нужен. Офицеры, солдаты стали уходить к атаману Семенову.

6 января 1920 года адмирал отпустил остатки своего окружения, с ним остались лишь самые близкие соратники и гражданская жена.

В середине января белочехи с золотом и адмиралом-заложником прибыли в Иркутск. В городе правили эсеры. Им легионеры и сдали Колчака, надеясь в обмен получить беспрепятственный проезд до Владивостока. Но через несколько дней власть в Иркутске захватили большевики. 7 февраля 1920 года они расстреляли адмирала, труп сбросили в прорубь. И поставили белочехам ультиматум: мы выпустим ваши поезда, если золото останется в Иркутске.

В итоге 1 марта 1920 года начальник чешского гарнизона подполковник Чила передал все 18 вагонов с золотом представителям Советской власти Иркутска.

Сколько же колчаковского золота получили большевики от чехов? В 1991 году в Пражском военно-историческом архиве я держал в руках оригиналы документов о сдаче золота. Чехи приняли по описи от адмирала в Нижнеудинске 5156 ящиков и 1678 солдатских мешков общим весом 21 842 пуда (около 357 тонн). По дороге в Иркутск пропало 13 ящиков - 40 пудов (650 кг). На одном из вагонов оказались срезаны пломбы. Остальное они сдали большевикам.

Разница между 505 тоннами в Омске и 357 тоннами в Нижнеудинске - 148 тонн. Но Колчак много средств потратил на закупку оружия, обмундирования у западных союзников. Были и другие расходы. Историки вроде бы все их отследили.

Так что до Байкала «золотой эшелон» не дошел. И январская «сенсация» про вагоны с желтым металлом на дне озера - фейк.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Архивы адмирала Колчака вернулись на родину

Рассказываем об одном из знаковых событий культурной жизни России 2019 года

Сто лет, как отгремела Гражданская война, а вокруг Колчака продолжаются идейные схватки, ожесточенные дискуссии. В Иркутске несколько раз пытались через суд снести единственный в стране памятник белому адмиралу на месте его казни. Монумент работы скульптора Вячеслава Клыкова устоял. А вот в Петербурге по решению суда убрали-таки мемориальную доску с дома, в котором «с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь». (подробнее)

Колчак, Софья - Владислав Кислов. Страничка гатчинского краеведа

 Очерки / Выдающиеся жители старой Гатчины / Моряки 

 

Софья Фёдоровна Колчак

(1876 – 1956)

 

 

Жена капитана 1-го ранга, будущего адмирала, Софья Федоровна Колчак поселилась в доме № 6-б на Люцевской (Чкалова) улице Гатчины осенью 1914 года. Время было военное, тревожное и соседи не особо приглядывались к новой жительнице. Если бы кто-то из обывателей дома мог предвидеть, кем был и кем станет в будущем муж этой миловидной дамы, да как обернется ее собственная судьба, не сомневаюсь, взялся бы этот человек за перо и принялся день за днѐм описывать видимые ему подробности жизни семьи капитана Колчака. Софья прибыла в Гатчину с двумя детьми: двухлетней Маргаритой и четырехлетним Ростиславом.

Софья Федоровна родилась в городе Каменец-Подольске Подольской губернии в семье действительного тайного советника Федора Васильевича Омирова и его жены Дарьи Федоровны, урождённой Каменской, дочери директора Лесного института генерал-майора Федора Каменского.

Софья получила отличное воспитание и образование в Смольном институте, знала семь языков. По характеру была волевой и независимой. Это очень пригодилось ей в испытаниях, выпавших на ее долю. Одним из первых испытаний было – ожидание. По договоренности с морским офицером Александром Васильевичем Колчаком их бракосочетание с Софьей должно было произойти после возвращения Колчака из его первой экспедиции на поиски Земли Санникова. (Интересно, что большинство людей знают об этой легендарной Земле из одноименной книги писателя-фантаста Обручева и из одноименного же фильма. А Обручев в 1930-х годах жил на даче в Гатчине, на улице Чехова, бывшей Ольгинской).

Экспедиция Колчака продлилась три года. В честь Софьи, будущей жены, Александр тогда назвал островок в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета.

 

 

Софья и Александр обвенчались 5 марта 1904 года в Иркутске. Их первая дочь, не прожив и месяца, умерла. Второго ребенка пришлось ждать пять лет. В марте 1910 родился сын Ростислав, а в 1912 году на свет появилась Маргарита.

Очередные испытания выпали на долю Софьи Колчак вскоре после начала Германской войны. Семья Колчака в это время находилась на военно-морской базе в Либаве (Лиепая). Когда начались ожесточенные бомбардировки города, молодая женщина, подхватив детей и два-три чемодана, уехала. Нелегкое путешествие до Гатчины, холод и лишения не обошлись без трагических последствий: двухлетняя Маргарита простудилась и сгорела от болезни в считанные недели. На городском кладбище Гатчины появилось скромное надгробие.

Софья Колчак поселилась в Гатчине на Люцевской улице в доме 6-б – это второй флигель (на снимке – он с башенкой).

 

 

Какое впечатление производила в те годы Софья на свою будущую соперницу, мы узнаем, прочтя воспоминания Анны Васильевны Тимиревой, второй жены Колчака:

«Это была высокая и стройная женщина, лет 38, наверно. Она очень отличалась от других жен морских офицеров, была более интеллектуальна, что ли. Мне она сразу понравилась, может быть, потому, что и сама я выросла в другой среде: мой отец был музыкантом – дирижером и пианистом, семья была большая, другие интересы, другая атмосфера. Вдруг отворилась дверь, и вошел Колчак – только маленький, но до чего похож, что я прямо удивилась, когда раздался тоненький голосок: «Мама!» Чудесный был мальчик. (Речь идет о сыне А.В. Колчака – Ростиславе – В. К).

Летом мы жили на даче на острове Бренде под Гельсингфорсом, там же снимали дачу и Колчаки. На лето все моряки уходили в море, и виделись мы часто, и всегда это было интересно. Я очень любила Славушку (Ростислава Колчака – В. К.), и он меня тоже. Помню, я как-то пришла к ним, и он меня попросил: «Анна Васильевна, нарисуйте мне, пожалуйста, котика, чтоб на нем был красный фрак, а из-под фрака чтоб был виден хвостик», а Софья Федоровна вздохнула и сказала: «Вылитый отец!».

Она была очень хорошая и умная женщина и ко мне относилась хорошо. Она, конечно, знала, что между мной и Александром Васильевичем ничего нет, но знала и другое: то, что есть, очень серьезно, знала больше, чем я. Много лет спустя, когда все уже кончилось так ужасно, я встретилась в Москве с ее подругой, вдовой контр-адмирала Развозова, и та сказала мне, что еще тогда Софья Федоровна говорила ей: «Вот увидите, что Александр Васильевич разойдется со мной и женится на Анне Васильевне». А я тогда об этом и не думала: Севастополь был далеко, ехать я туда не собиралась, но жила я от письма до письма, как во сне, не думая больше ни о чем. Я вспоминаю ее с уважением и душевной болью, но ни в чем не упрекаю себя. Иначе поступить я не могла».

Вторая любовь А.В. Колчака и его женитьба на А.В. Тимиревой – еще одно нелегкое испытание для Софьи Федоровны. Но Софья была весьма достойным человеком, подстать своему мужу. Какие только небылицы не сочиняли о Колчаке в большевистских изданиях.

Но даже большевики не могли не признать: морской офицер Колчак был патриотом России, отважным полярным исследователем, смелым и мужественным человеком. Когда весной 1917 года революционные матросы Черноморского флота пришли к своему командующему, чтобы обезоружить его, Александр Васильевич вынес из каюты золотую Георгиевскую саблю, пожалованную ему вместе с Георгиевским крестом за оборону Риги, и бросил в море со словами: «Море мне ее дало, морю я ее отдаю!».

Поразительно! Когда я работал над этим очерком, мне на глаза попалось одно место в только что прочитанной книге о Красном Кресте Красной армии (издание 2010 года). В этой книге опубликованы воспоминания санинструктора Елены Васильевны Карповой о ее службе в годы Великой отечественной войны. Вспоминая о последней встрече со своим отцом, она пишет:

«Николаев город его (ее отца – В. К.) боевой молодости. Здесь служил он на флоте на крейсере «Прут», здесь ходил в увольнение в город, на парках которого были вывешены объявления «Собакамъ и нижнимъ чинамъ входъ воспрещенъ», здесь встретил он Революцию, стал председателем Военно-революционного судового комитета, здесь принимал участие в разоружении и аресте командующего Черноморским флотом адмирала Колчака. Золотой кортик «За храбрость» Колчак им не отдал, поцеловал и бросил в море».

В доме на Люцевской Софья и ее сын Ростислав Александрович Колчак (1910 – 1965) прожили до осени 1916 года. А затем уехали в Севастополь к Александру Васильевичу, навстречу очередному испытанию. В мае 1917 года Софья на Севастопольском вокзале попрощалась с мужем, уезжающим в Петроград. Более они не виделись… А Софье и Ростиславу предстояли новые, жестокие переживания: бегство из Советской России, эмиграция, война, немецкая оккупация Парижа, плен Ростислава…

 

Софья Федоровна Колчак с сыном Ростиславом (офицером французской армии) и внуком Александром. Франция, 1939 год

Непростой вопрос – бывал ли капитан 1-го ранга Колчак в Гатчине? Каких-либо свидетельств этому мне найти не удалось. Все биографы адмирала утверждают, что он был все время занят, подолгу находился в разлуке с семьей, почти не занимался воспитанием детей. А если еще учесть, что период пребывания Софьи Колчак в Гатчине пришелся на самые напряженные годы военной карьеры Александра Васильевича, ответ, скорее всего, будет отрицательный.

 

 

Софья Федоровна Колчак похоронена на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где покоится прах многих русских людей.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2017 г.

26.02.18

 

Софья Федоровна Колчак - Все ушли, а я останусь — LiveJournal

Поиск в ЖЖ не работает: не могу найти свои материалы про Софью Колчак, про Тимиреву, про их детей.. Выжил только сын Колчака, потому что жил в Париже. Сын Анны Васильевны, Володя, был расстрелян.
Пишу сейчас про Колчака в Крыму. Софья Федоровна Омирова, его будущая жена, знала 7 языков! 3 из них в совершенстве (французский, немецкий, английский). Очень решительная была девушка, самостоятельная: сама зарабатывала на хлеб преподаванием языков.
Они должны были пожениться после возвращения Александра из первой экспедиции, длившейся несколько лет. Оттуда он писал невесте: «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи, так мучительно и больно, как будто это было вчера. Сколько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных… без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему, все свои силы я отдал Вам…»
А вторая экспедиция, оказалась еще потяжелее первой! Чтобы снова не застрять во льдах, в Ледовитый океан вышли на легкой шлюпке. Ее перетаскивали на нардах по льду от полыньи до полыньи. От сияния солнца, тысячекратно усиленного ледяным отражением, глаза болели нестерпимо. Якутские собаки — и те падали замертво с высунутыми языками! А люди дошли до самого острова Беннета, и живыми вернулись обратно. Однажды Колчак провалился в полынью и с головой ушел под ледяную воду. Его спасла лишь раздувшаяся одежда, за которую спутники сумели его в последний момент ухватить. “Не хотелось бы сгинуть подо льдом, не дослужившись хотя бы до старшего лейтенанта”, — шутил Колчак. Шутки шутками, а это купание превратило двадцатидевятилетнего Колчака в пожизненно больного человека… И все равно он думал о ней. ОН назвал остров в архипелаге Литке, или мыс на острове Беннета в честь Софьи.
Софья Федоровна, высокая, стройная, красивая какой-то сдержанной красотой, отличалась от прочих жен морских офицеров. Чем? "Интеллектуальностью",- напишет в своих воспоминаниях "разлучница" Анна Тимирева. "Скромностью",- добавят знавшие жену Колчака.
Когда Колчак стал командующим Черноморским флотом, в Севастополе, Софья Федоровна не изменила себе. Она организовала санаторий для нижних чинов, возглавила городской имени Наследника цесаревича дамский кружок помощи больным и раненым воинам.
Муж как всегда, весь в работе, ибо Черноморский флот требовал сильной руки; необходимо было проводить реформу во флоте. И тем не менее у Софьи Федоровны появилась надежда: "Я думала,- писала она,- в конце концов обживемся и хоть старость счастливую будем иметь, а пока же жизнь - борьба и труд, для тебя особенно..." (Если бы не 1917-й!)
А надежда была необходима. Не только тяготы войн, потеря детей принесли боль. Тень сомнения легла на сердце... Александр Васильевич изменился. Что-то, что может чувствовать только жена, начало подтачивать душу. Позднее она признается подруге, что предчувствовала, что муж уйдет от нее.

Почему он перестал любить ее? Да, они мало времени проводили вместе. Но она всегда ждала его, писала ему ласковые, ободряющие письма: "«Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать… Как твои дела? Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом. Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни. Пиши про себя. Твоя любящая Соня».". Растила их совместного сына Ростислава (две дочки умерли во младенчестве). И ведь она была вполне себе симпатичной -- точно не хуже Темеревой.

Но он хранил фото именно Темеревой в своей в каюте, писал ей такие письма: «Как хотел бы я послать Вам эти цветы – это не фиалки и не ландыши, а действительно нежные, божественно прекрасные, способные поспорить с розами. Они достойны, чтобы, смотря на них, думать о Вас…»
Что интересно: письма Колчака Тимиревой почт дословно цитируют его письма невесте, Софье Федоровне.
В одном из писем Александра Васильевича той поры есть такие строки: «Вы были для меня в жизни больше, чем сама жизнь, и продолжать её без Вас мне невозможно. Все моё лучшее я нёс к Вашим ногам, как бы божеству моему, все свои силы я отдал Вам…»

Прям обидно мне за Софью Федоровну.
В мае 1917 года Колчак уехал в командировку в Петроград. Больше они не виделись. Софья Федоровна еще долго ждала своего мужа, рискуя жизнью: ведь и большевики, и немцы, захватившие Севастополь, с удовольствием расправились бы с женой Колчака. Но ее не выдали местные жители, прятали, а англичане вывезли в Констанцу. И началась трудная эмигрантская жизнь, жизнь на выживание. Софья Федоровна не уехала бы за границу (ведь сын был в безопасности в Париже), если бы не узнала, что ее муж с другой.

Хотя... пришла в голову сегодня крамольная мысль. Если бы не измена мужа, если бы он не влюбился в другую, Софья Федоровна точно бы погибла вместе с сыном в Советском Союзе.

Софья Колчак

Софья родилась в дворянской семье в 1876 г. на Украине в городке Каменец-Подольск. Образование она получила в Смольном институте. Характер Сони был закален с детства, она рано осталась сиротой. На жизнь она зарабатывала преподавая иностранные языки, три из семи она знала в совершенстве: английский, французский и немецкий. Она была решительной, самостоятельной и не стеснялась своего положения.

С Колчаком ее познакомили его родители на балу в Морском собрании. Они понравились друг другу, Софья не устояла перед красавцем в морской форме и согласилась выйти за него замуж.

Свадьба должна была состояться после экспедиции Александра, которая затянулась на несколько лет. "Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая…", - так начинал одно из своих писем к Софье Александр. В экспедиции А.Колчак открыл и назвал островок в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета в честь Софьи.

Венчались они только после второй экспедиции. На следующий день после свадьбы муж ушел на войну в Порт-Артуре.

Шли годы, встречи были редкими, Софья по большей части была занята воспитанием появлявшихся на свет детей. Первая дочь, родившаяся в первый год замужества, умерла в младенчестве, позже Софья родила сына Ростислава и дочь Маргариту.

Несмотря на все тяготы, Софья не унывала, писала письма мужу, полные заботы и нежности: рассказывала о детях, спрашивала о новостях на учениях, переживала о возможном начале войны.

Софья Федоровна, высокая, стройная, красивая какой-то сдержанной красотой, отличалась от прочих жен морских офицеров. Чем? "Интеллектуальностью",- напишет в своих воспоминаниях "разлучница" Анна Тимирева. "Скромностью",- добавят знавшие жену Колчака.

Первая беда пришла в жизнь Колчаков с началом Первой мировой войны. По дороге в эвакуацию от простуды умирает Маргарита, Софья остается вдвоем с сыном. Софья, собрав в волю в кулак, не дала себе сойти с ума, в поисках поддержки, она отправляется к мужу в Хельсинки, где в то время располагается Балтийский флот. Там она узнает об увлечении мужа - Анне Тимиревой.

Когда Колчак стал командующим Черноморским флотом, в Севастополе, Софья Федоровна не изменила себе. Она организовала санаторий для нижних чинов, возглавила городской имени Наследника Цесаревича дамский кружок помощи больным и раненым воинам.

Муж как всегда, весь в работе, ее удел только ждать: "Я думала,- писала она,- в конце концов обживемся и хоть старость счастливую будем иметь, а пока же жизнь - борьба и труд, для тебя особенно..." Позже, подруге Софья признавалась, что подозревала, что Александр изменился, что он уйдет от нее.

Она верила в то, что нужна не только сыну, но и мужу. Наверное, где-то в душе надеялась, что Александр поможет ей справиться с потерей второй дочери. Ошиблась.

В августе 1917 г. Керенский принудил Колчака подать в отставку и он уезжает по приглашению американского военного флота в США. Соня опять осталась одна с сыном.

Спасаясь от большевиков, сына она отправляет в Каменец-Подольск, сама живет по поддельным документам в Севастополе, пока не узнает, что вернувшегося в Севастополь мужа сопровождает Тимирева.

Колчак написал жене: «Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения. Ты не можешь ни с какой стороны, кроме уверенности моей в безопасности и спокойной жизни твоей за границей, помочь мне в этом деле».

Софья Федоровна долгие годы хранила последнее письмо мужа, которое заканчивалось словами: "Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку". Александр Васильевич благословил жену и сына на жизнь, и она выполнила его наказ, не смотря на все трудности.

И она уехала на английском корабле — помогли британские союзники — в Констанцу. Оттуда Софья Федоровна перебралась в Бухарест, а затем, с сыном, — во Францию.

Денег не было, и она, как многие эмигрантки, сдавала в ломбард уцелевшие ценности – и серебряные ложки, и награды мужа… Сама она вязала, шила, огородничала. Помогали сослуживцы мужа, кто чем мог.

Заветной мечтой Софьи Федоровны было вырастить сына и дать ему хорошее образование. Опять же, помогли сослуживцы мужа. Мечты Софьи Федоровны осуществилась, она сумела дать сыну хорошее образование.

Ростислав Колчак окончил Сорбонну, был талантливым финансистом, офицером французской армии и воевал против немцев во Вторую мировую войну.

Софья Колчак выполнила последнюю волю мужа — Рамблер/новости

А что мы знаем о его жене, к которой адмирал обратил свое последнее письмо: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку»? Я много лет занимаюсь исследованием жизни Софьи Федоровны Колчак в эмиграции. Надеюсь, эти заметки будут небезынтересны «Родине».

Сын за отца не отвечает

Софье Федоровне было 42 года, когда с девятилетним сыном Ростиславом — Славушкой, как его ласково называли в семье, она оказалась во Франции.

Была ли возможность остаться?

Нужно вспомнить Севастополь в июне 1917 года — распоясавшиеся матросы открыто призывают к неповиновению офицерам. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А. В. Колчак обвинен Временным правительством в невозможности предотвратить бунт и вместе с флаг-капитаном М. И. Смирновым вызван в Петроград для объяснений. Софья Федоровна с сыном остаются в городе, где каждую ночь громят квартиры и устраивают самосуд над офицерами и их семьями. Какой страх за жизнь маленького сына должна была испытывать женщина, уже дважды оплакивавшая потерю детей… Танечка умерла малюткой в 1905 году, в это время Александр Васильевич участвовал в защите крепости Порт-Артур. В 1914 году, когда Софья Федоровна, снова без воюющего мужа, выбиралась под немецкими обстрелами из Либавы с четырехлетним Ростиславом и двухлетней Маргаритой, заболела в пути и умерла вторая дочка… До поры Софья Колчак под чужой фамилией скрывалась в Севастополе у надежных людей. Но после октябрьского переворота мужа выбрали предводителем Белого движения и Верховным правителем России — главным врагом Советской Республики. Можно представить, какая участь ожидала его семью, когда весной 1919 года началось наступление Красной армии.

Мать не могла подвергать опасности сына.

19 апреля 1919 года в субботнем номере газеты «Эко де Пари» в рубрике «Последние новости» появилась заметка «Жена адмирала Колчака вынуждена была бежать из Севастополя».

В заметке сообщалось, что 18 апреля в Марсель пришел с Мальты крейсер L Isonzo (плавающий под английским флагом), на котором среди пассажиров находились «жена русского адмирала Колчака, играющего в настоящее время очень важную роль в борьбе с большевиками». Корреспондент газеты взял небольшое интервью у Софьи Федоровны, она рассказала о сложной и опасной обстановке в Крыму, побудившей ее искать помощи у британских властей. Не скрывала, что их побег с сыном из Севастополя был подготовлен.

Подтверждение этих слов я нашла в одном из французских архивов. В персональной карточке, составленной на имя Sophie Koltchak nee Omiroff в 1926 году, указывалось, что во Францию она прибыла по дипломатическому паспорту.

Казнь подтвердилась

Несколько месяцев мать и сын проведут в Париже. Об этом — небольшое сообщение «Мадам Колчак в Париже» в ежедневной газете «Ле Пети Паризьен» от 20 апреля 1919 года. Об этом — весточка Софьи мужу (письмо от 16 мая 1919 года), которую она передала через поверенных лиц в Сибирь: прибыли благополучно, самочувствие хорошее. Тревожилась, что долго нет вестей, в подписи заверяла: «твоя, всем сердцем»…

Она пронесет эту верность через всю свою горькую жизнь.

Поначалу Софье оказывалось внимание. В том числе со стороны недобросовестных людей, рассчитывавших поживиться — за счет ее высокого статуса и денег, которые регулярно переводились жене Колчака со счетов банков, хранящих средства Белого движения. Уже позднее, с января 1920 года, «Русская миссия» в Париже ежемесячно переводила ей 15 000 франков.

Она не будет участвовать в бурной жизни эмигрантской общины, хотя и станет поддерживать некоторые знакомства. В метрической книге парижского собора Св. Александра Невского хранится запись от 25 января 1920 года: при крещении дочери английского подданного Марии Овэн крестной матерью была жена адмирала Софья Федоровна Колчак. Пока еще жена…

14 февраля 1920 года газета «Эко де Пари» напечатала несколько строчек под заголовком «Казнь Колчака подтвердилась».

Донос парижского булочника

Вдова с сыном уедут на юг Франции и поселятся в городке По у подножия Пиренеев. Возможно, особый микроклимат этих мест лучше подходил Ростиславу. Вилла Александрин, бульвар Гийома (Villa Alexandrine, boulevard Guillemin")…

Я побывала в тихом аристократическом квартале этого города. Посидела на скамейке напротив красивого двухэтажного особняка, вглядываясь в окна. Была ли за ними спокойной жизнь Софьи Федоровны? Сына пришлось отдать воспитанником в колледж иезуитов — старейшее религиозное учебное заведение «Непорочное зачатие» (существует в настоящее время). А мать изводили мучительные головные боли. Смерть мужа обострила болезнь, которая началась еще в России, — сказались переживания из-за смерти дочерей. Как многие русские эмигранты, она пыталась заняться огородничеством, но опыт закончился плачевно. А долги вдовы Колчака все росли, о чем осенью 1922 года не преминул пожаловаться премьер-министру Раймону Пуанкаре некий булочник из По.

Этот донос сказался самым пагубным образом на финансовом положении Софьи Федоровны. С начала 1923 года ее ежемесячное пособие урезано до 300 франков. Эти деньги перечислялись семье «диктатора и реакционера», чтобы они не умерли с голоду, горько иронизирует в письме генералу Н. Н. Юденичу адмирал В. К. Пилкин, осуществлявший финансовые переводы.

Софье Федоровне пришлось переехать из аристократического района на улицу Монпансье (rue Montpensier). Я побывала и здесь, возле обычного многоквартирного дома. В нескольких шагах от него сохранился и колледж иезуитов, в котором с 1920 по 1926 год воспитывался Ростислав Колчак. Сохранилась и маленькая православная церковь, одна из трех старейших церквей Франции, освященных в честь Александра Невского. Глубоко верующая женщина, Софья Федоровна ежедневно ходила на службу и молилась об упокоении души мужа Сашеньки.

Еще один плен Колчака

В 1927 году Ростислав окончил колледж, вместе с матерью вернулся в Париж. Необходимо было дать сыну хорошее образование и возможность достойно начать самостоятельную жизнь. Юноша успешно выдержал экзамены и поступил в Высшую школу по двум специальностям: политических наук и права. Но средств на оплату обучения у матери не было. Не имея возможности работать из-за болезни, Софья Федоровна жила теперь в Русском доме (старческом, как его называют сейчас) в городке Сент-Женевьев-де-Буа. Здесь она останется до последних своих дней. Ради сына, отчаявшись, напишет письмо о помощи знаменитому норвежскому исследователю Фритьофу Нансену, у которого проходил обучение молодой офицер Колчак перед своей первой полярной экспедицией…

Ей помогали многие. Из Америки переводил деньги Б. А. Бахметьев, игравший видную роль в политических кругах русской эмиграции. Помогали генерал Н. Н. Юденич и бывший сокурсник Колчака по Морскому корпусу контр-адмирал А. А. Погуляев. В 1930 году, в десятилетие гибели адмирала, бывший управляющий Военно-морским министерством в правительстве Колчака и его друг контр-адмирал М. И. Смирнов издал книгу воспоминаний о нем. Доход от продаж был направлен на помощь семье Колчаков. «Морской журнал» собирал средства на завершение образования Ростислава…

Сбылась мечта матери — сын получил диплом. А вскоре женился. Его избранницей стала Екатерина Развозова — дочь покойного контр-адмирала Александра Васильевича Развозова. Венчание состоялась 3 января 1932 года в церкви Св. Александра Невского (ныне в статусе собора) — духовном центре русских эмигрантов в Париже на улице Дарю.

Ростислав получил место в одном из банков в Алжире, куда уехала молодая семья. Софья Федоровна осталась ждать новостей. Через год пришло радостное известие: родился внук, которого родители в честь прославленных дедов назвали Александром. Увы, тропический климат не подходил малышу, он серьезно заболел, врачи рекомендовали срочно увозить малютку, который слабел с каждым днем. И вновь Софья Федоровна хлопочет за своих родных. В Швейцарии живет крестная мать невестки, состоятельная женщина — к ней обращается бабушка Александра Колчака. И крестная помогает… Но Софье Федоровне не дано было предотвратить мировую беду. В 1939 году Франция вступила в войну с Германией, был мобилизован на фронт Ростислав Колчак. В июне 1940 года, после поражения французских войск под Парижем, сын адмирала попал в плен.

Каким по счету в семье Колчаков был этот плен? Что пережила в те месяцы неведения и ожидания больная мать?

Надпись на французском языке

В 1947 году Ростислав, Екатерина и несовершеннолетний Александр получили французское гражданство. Сын с семьей поселились в городе Сент-Манде, на границе с Парижем. Вместе с ними в квартире жила и теща — Мария Александровна Развозова (урожденная Остен-Дризен). Внук с отцом навещали бабушку в Русском доме. Периодами она жила с ними в Сент-Манде.

Софья Федоровна так и не получила французского гражданства, до конца оставшись с беженским паспортом. Вдова адмирала умерла 6 марта 1956 года в госпитале небольшого города Лонжумо. Семья сообщила о ее кончине в газету «Русская мысль».

Прощальная панихида прошла в церкви Русского дома. Среди 11 000 могил на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (из которых более половины русские) — и ее последний приют из светлого камня. У основания православного каменного креста надпись: «В память о жене адмирала. С. Ф. Колчак 1876-1956, урожденной Омировой, вдове Верховного Правителя России».

Надпись на французском языке.

Софья Федоровна долгие годы хранила последнее письмо мужа, которое заканчивалось словами: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку». Александр Васильевич благословил жену и сына на жизнь, и она выполнила его наказ. Воспитанница Смольного института, знавшая семь языков, умела не только красиво держаться, но и стойко держала удары судьбы во имя благородной и главной материнской цели — сохранить свое потомство.

Эта женщина достойна светлой и доброй памяти.

ДОМАШНИЙ АРХИВ

Что стало с потомками Александра Колчака

Сын Ростислав много занимался изучением рода Колчаков. В память об отце в 1959 году написал очерк семейной хроники «Адмирал Колчак. Его род и семья». Жизнь его оказалась недолгой, на здоровье сказался немецкий плен — Ростислав Александрович умер в 1965 году. Через десять лет не стало Екатерины Колчак. Сын и невестка Софьи Федоровны похоронены с ней в одной могиле на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Внук Александр Ростиславович (он просит произносить его отчество на старорусский манер — Ростиславич) Колчак живет в Париже. Он получил хорошее образование, владеет несколькими языками, прекрасно рисует. Некоторое время работал карикатуристом в одной из парижских газет. Юмор его работ лаконичен и прост, но вместе с тем не у каждого способен вызвать улыбку. Часть жизни А. Р. Колчака связана с Америкой, где он работал несколько лет и где нашел свое увлечение — джаз. Александр Ростиславич интересный собеседник, его речь с правильным русским языком увлекает слушателя. Он похож на своего деда не только внешне. Софья Федоровна отмечала и сходство характеров двух Александров.

А еще есть Александр Колчак третий, как Александр Ростиславич называет своего сына.

Среди увлечений Александра Ростиславовича Колчака — карикатуры и джаз. 2016 год.

Колчак Софія Федорівна — Вікіпедія

Матеріал з Вікіпедії — вільної енциклопедії.

Sudiby kolchak omirova.jpg У Вікіпедії є статті про інших людей із прізвищем Колчак.

Софі́я Фе́дорівна Колча́к (рос. София Фёдоровна Колчак; * 1876, Кам'янець-Подільський — † 1956, Франція) — дружина адмірала Олександра Колчака. На її честь в Північному Льодовитому океані названо острів Софії (Карське море, архіпелаг Норденшельда) [1] та мис Софії (Східно-Сибірське море, острів Беннетта) [2]. Дівоче прізвище — Омі́рова.

Софія Омірова народилася 1876 року в губернському місті Кам'янець-Подільський. Її батько — дійсний статський радник Федір Васильович Оміров — був начальником Подільської казенної палати [3]. Помер 1889 року [4], очікуючи призначення на пост губернатора Подільської губернії, якою фактично керував в останні роки свого життя [5].

Мати — Дарія Федорівна Каменська — була донькою генерал-майора Федора Каменського, директора Лісового інституту, та сестрою відомого російського скульптора Федора Федоровича Каменського.

Софія була одинадцятою дитиною в сім'ї (з 12).

Софія навчалася в Смольному інституті шляхетних панянок у Санкт-Петербурзі. Знала сім мов, причому французьку, англійську та німецьку чудово, італійську та польську — дещо гірше.

5 березня 1904 року в Іркутську Софія Омірова взяла шлюб із лейтенантом флоту Олександром Колчаком. Молода дружина зі свекром відправилася в Петербург, а її чоловік 11 березня — в Порт-Артур.

Софія мала від Колчака трьох дітей. Таня померла, коли їй було два тижні. Наймолодша Маргарита (1913—1915) померла дворічною. Вижив тільки середущий Ростислав (народився 9 березня 1910 року).

Жила в Гатчині, потім у Лібаві (нині Лієпая).

Софія Колчак із сином Ростиславом (офіцером французької армії) та внуком Олександром. Франція, 1939 рік

Після обстрілу Лібави німцями на початку війни (2 серпня 1914 року) втекла, кинувши все, крім кількох валіз. Державну квартиру Колчака було згодом розгромлено, а майно сім'ї загинуло. Дочка померла в Гатчині, де, очевидно, деякий час жила і Софія Федорівна. Переїхала услід за чоловіком у Гельсінгфорс (нині Гельсінкі), потім у Севастополь. При червоних, переправивши сина Ростислава в безпечніше місце (до польських подруг дитинства в Кам'янець-Подільський), залишилася в Севастополі, переховуючись під чужим іменем у сім'ях моряків.

У квітні 1919 року Софія Федорівна Колчак виїхала в Бухарест на англійському військовому кораблі. Далі, з'єднавшись із сином Ростиславом, переїхала у Францію, де прожила решту життя. Померла 1956 року в шпиталі Лонжюмо під Парижем. Похована на російському кладовищі в містечку Сен-Женевьєв-де-Буа під Парижем [6]. Поруч поховані син Ростислав Олександрович Колчак, який помер 28 квітня 1965 року, та його дружина — Катерина Олександрівна Колчак (уроджена Развозова), яка померла 28 червня 1975 року.

У фільмі «Адмірал» (2008) роль Софії Колчак зіграла Анна Ковальчук. За словами актриси, спочатку їй хотілося зіграти Анну Тімірєву — коханку адмірала Олександра Колчака, але Софія як дружина та мати виявилася їй ближчою.

«Захотілося випробувати такі страждання, відповісти на запитання, як це — не піддаватися, не йти за своїми бажаннями, залишаючись щиро люблячою, чесною жінкою. Зйомки завершилися, а я досі іноді зупиняюся та запитую себе: „А як Софія діяла би в такій ситуації? Як навчитися себе стримувати?“» — зазначила Анна Ковальчук [7].

У романі Михайла Стельмаха «Хліб і сіль» (1959) згадується панночка Омірова, яка «змінила благословенний Кам'янець-Подільський на холодний Іркутськ» [8][9].

  1. ↑ Жіночі імена в російській топоніміці[недоступне посилання з липень 2019](рос.)
  2. ↑ Жива географія(рос.)
  3. ↑ Список чинам, состоящим на службе в Подольской губернии. Составлен на 1 июня 1872 года. — Каменец-Подольск, 1872. — С. 33.
  4. ↑ Оміров Ф. В.
  5. Колчак Р. А. Адмирал Колчак. Его род и семья (из семейной хроники) // Военно-исторический вестник. — Париж, 1960. — № 16.
  6. ↑ Сен-Женевьєв-де-Буа[недоступне посилання з липень 2019](рос.)
  7. ↑ Справжня героїня фільму — це Софія Колчак(рос.)
  8. Стельмах Михайло. Хліб і сіль. — К.: Радянський письменник, 1959. — С. 291.
  9. Стельмах Михайло. Твори в семи томах. — Т. 1. — К.: Дніпро, 1982. — С. 298.

Колчак, Софья Фёдоровна Википедия

Александр Васильевич Колчак
Александр Васильевич Колчак
Флаг Верховный правитель России
18 ноября 1918 — 4 января 1920
Глава правительства Пётр Васильевич Вологодский
Виктор Николаевич Пепеляев
Предшественник должность учреждена
Преемник должность де-факто упразднена;
А. В. Колчаком было принято решение о передаче власти А. И. Деникину, однако на практике оно не было реализовано
Флаг Верховный главнокомандующий Русской армией
18 ноября 1918 — 4 января 1920
Предшественник Василий Георгиевич Болдырев
Преемник Антон Иванович Деникин
Флаг Военный и морской министр Временного Всероссийского правительства Флаг
5 — 20 ноября 1918
Глава правительства Николай Дмитриевич Авксентьев
Пётр Васильевич Вологодский
Предшественни