В церковь: Я пришел в Церковь, Православный храм и поведение в нем — читать, скачать – Зачем каждое воскресенье ходить в храм?

Содержание

Зачем нужно ходить в храм? Объясняет православный священник.

Часто приходится слышать недоумение и протест против тех правил, с которыми невоцерковленный человек сталкивается, придя в Церковь.  Эти люди хотят доказать (прежде всего самим себе), что можно не ходить в храм, и находят для этого массу доводов и аргументов. Вызвано подобное отношение к Церкви тем, что многим не понятна ее природа, смысл ее бытия. К великому сожалению, Церковь часто отождествляют со светскими институтами: школами, университетами, больницами.

И, если исходить из такого понимания, то, безусловно,  эти люди правы. Действительно, образование можно получить в домашних условиях, самостоятельно или пользуясь услугами репетиторов. Лечить различные болезни тоже можно дома, самому или приглашая врачей на дом. Во время войны сложные операции порой делались в условиях полевых госпиталей практически под открытым небом.

Почему молиться нельзя дома, так ли уж обязательно нужно ходить в храм?

Для того, чтобы ответить на поставленный вопрос, нужно разобраться, зачем человек приходит в церковь. Если только помолиться, поставить свечку, приложиться к иконам, то для этого в храм можно не ходить. Свечи и лампадки можно затеплить дома, иконы дома тоже есть.

Тогда зачем же люди идут в храм? Когда, повторюсь, подлинного понимания природы Церкви нет, тогда и рождаются «крылатые», но глубоко ошибочные по смыслу штампы: «Бог должен быть в душе», «Я верю в Бога, но без фанатизма» и тому подобные.

Молитва домаМолитва домаДавайте попробуем разобраться в причинах «фанатизма» верующих, в вопросах «дресс-кода» и многом другом. Начнем с простого, именно с так называемого «дресс-кода».

То, что в Библии якобы ничего про внешний вид не написано, неверно. Написано и достаточно много, формат короткой заметки просто не позволяет возможности привести все цитаты из Священного Писания, но прочтите хотя бы послания первых учеников Христа – святых апостолов, и вы найдете в них достаточно много слов о том, каким должен быть внешний вид человека, входящего в храм.

Конечно, всегда написанное можно понимать по-разному и, чтобы не впадать в полемику, давайте честно ответим на вопрос: а на свадебный пир мы пойдем в шортах или спортивном костюме? А на прием к руководству? К президенту, например. Искренне никак не могу понять, почему человек, входящий в Церковь, не хочет понять, что он входит в дом Божий, в гости к Богу?

Люди спрашивают: «А как же любовь, которая должна все прощать?» Совершенно верный вопрос! Если я пришел на юбилей к близкому, любимому человеку в грязной рабочей одежде или в полураздетом виде, то не является ли это проявлением нелюбви и крайнего пренебрежения к юбиляру и к его гостям?

Поверьте на слово, если вы входите в храм в непристойной одежде, то вы отвлекаете от молитвы стоящих в храме людей.

В молитвенное состояние войти совсем не просто, а вот «выбить» из него можно в одно мгновение и внешним видом, и чересчур резким запахом духов – да много чем.

И где же тогда любовь к стоящим в храме людям? Или пусть терпят мое понимание свободы? Странная складывается ситуация: мы спокойно относимся к тому, что дресс-код вводят в светских учреждениях: в школе, театре, даже в ресторане – а вот в Церкви, оказывается, никаких ограничений к внешнему виду быть не должно.

Зачем люди приходят в Церковь?

Человеку неверующему, отрицающему бытие Божие, дальше можно не читать. Но для того, кто крестился сам и привел на Крещение своих детей, кто пытается общаться со своим Творцом, все нижесказанное является самым главным для осмысления.

Вернемся к истокам. Человек – высшее творение Божие – создан особым образом по сравнению с остальным материальным миром. Бог оживотворяет человека Своим дыханием, которое человек усваивает, а значит, может накапливать.

Стяжание (накопление) благодати Святого Духа с целью своего обожения и есть главная цель человеческой жизни. И создан человек был иерархично: дух – душа – тело.

Нужно ли ходить в храмНужно ли ходить в храм

Как видите, главным был дух, что позволяло первозданному человеку находиться в непосредственном соединении с Богом. После грехопадения природа человека искажается: на первое место выходит тело, которое подминает душу и сковывает дух. Все! Благодатная связь с Богом разрывается. И проходят тысячи лет, пока человечество в битве со своей изуродованной природой, когда плотские наслаждения становятся высшей целью, рождает Деву, Которая смогла вместить в Себя Творца Вселенной.

Бог сходит на землю, просвещая человечество новым духовным учением. Закон воздаяния «око за око» заменяется заповедью о любви к ближнему. Но, чтобы у души были силы любить, Христос оставляет нам Таинства и главное из них – Таинство Евхаристии (Причастия).

Коли наша изуродованная природа главным сделала свою плоть (высокая температура или больной зуб не позволят нам ни сосредоточенно молиться, ни решать задачу, ни слушать музыку), то и благодать Божия приходит к нам через материю. Сионская горница, Тайная Вечеря, Господь благословляет хлеб и говорит Своим ученикам сокровенные слова:«Сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание». Благословляет Чашу и произносит: «Сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов».

Слово «завет» означает договор. Договор с Богом: Ты – мне, я Тебе. Я причащаюсь Твоего Тела и Крови, Ты даешь мне Свою благодать, исцеляющую мою природу.

Как писал святитель Григорий Богослов: «Бог становится человеком, чтобы человек стал богом».

Другими словами, благодать Божия (светским языком, Божественная энергия) предается человеку только в Таинствах Церкви, которые происходят только в храме. И Церковь – это не посредник, а мост, который соединяет человека со Христом.

Благодать Божия питает, очищает и преображает душу человека. Именно поэтому он и идет в Церковь, даже если в ней встречаются скорби, несправедливость или грубость. Да, к сожалению, подобное встречается.

Как относиться  к священникам, которые не всегда ведут себя высокодуховно?

Среди преподавателей университета, и среди врачей попадаются взяточники, но разве от этого мы перестаем признавать науку и медицину? Если директор учебного заведения – пьяница, это дает нам повод отрицать роль образования и не водить детей в школу?

Да, в среде духовенства много нестроений – об этом можно судить по нравственному состоянию общества. Раз оно в таком плачевном виде, то отвечаем за это перед Богом прежде всего мы – священники! И никто нас от данной ответственности не освободил и не освободит, независимо от формы светской власти.

Священники
Священники

Ничуть не оправдывая наше духовное состояние и низкий духовный уровень, просто хочу пояснить его причины. Наши предки за годы безбожной власти уничтожили более 50 тысяч храмов и расстреляли, замучили десятки тысяч священников и глубоко верующих людей. Не будем их судить за это, права не имеем!

Еще далеко не ясно, как бы каждый из нас повел себя в те непростые годы, когда власть публично пообеща

как заходить в православных храм, ставить свечи и молиться

Сегодня все больше людей решаются посетить церковь. Конечно, это хорошо — православная вера в человеческих душах укрепляется. Однако просто прийти в храм — недостаточно. Очень важно научиться правильно вести себя в нем.

Если вы пришли в церковь в первый раз

Как правильно вести себя в церкви при первом посещении: 

Фото 2

  • к приезду в храм необходимо правильно подготовиться. Проснувшись утром, умойтесь, а затем зажгите лампаду и помолитесь Всевышнему: поблагодарите Господа за мир и покой;
  • обратите внимание на свой внешний вид. В Божий дом запрещено надевать шорты, джинсы и короткие юбки. Женщинам нельзя приходить в церковь в брюках. На голову повяжите шарф или платок; откажитесь от яркого макияжа. Мужчины, заходя в церковь, наоборот, головные уборы снимают. Ваша одежда не должна давать другим людям поводов для смущения и соблазнов. Не допускаются оголенные участки тела;
  • собираясь в храм, многие абсолютно не задумываются о том, можно ли перед этим есть. Если поступать по религиозным правилам, в церковь необходимо приходить только натощак. Исключения разрешаются для беременных женщин и людей, страдающих серьезными заболеваниями;
  • в различных средствах массовой информации часто встречается точка зрения о том, что в храм не нужно заходить с сумками. Однако если для этого есть необходимость, делать это не возбраняется;
  • входят в церковь с обязательным поклоном: поклониться необходимо трижды;
  • заранее дома следует приготовить деньги на свечи и церковные сборы: неудобно их менять в самом храме. Это будет всем мешать.

Если идет богослужение

Как вести себя в храме во время богослужения:

Фото 3

  • если служба уже началась, основное правило поведения здесь только одно не мешайте остальным людям молиться. Желательно вообще не разговаривать. Заранее отключить мобильный телефон;
  • не ходите по церкви: вы можете кого-то толкнуть. Если человек пришел в храм с маленьким ребенком, а тот заплакал, лучше всего выйти с ним на улицу или в коридор. Дождитесь, когда малыш полностью успокоится;
  • присесть на лавку разрешается только по причине плохого самочувствия или по медицинским показаниям. В противном случае всю службу необходимо стоять на ногах;
  • в праздничные дни и по воскресеньям вместо низких поклонов совершают поясные;
  • мужчины должны располагаться в правой части храма, а женщины в левой;
  • в некоторых церквях могут быть свои традиции: например, передавать свечу только через левое плечо или складывать руки «лодочкой», когда говорит священник.

Как правильно молиться?

Фото 4

Молитва это диалог Бога и человека, а в храме Господь слышит нас лучше всего. В первую очередь, необходимо посещать литургии. Молитвам нужно учиться; важно их понимать.

Если в церкви не проходит богослужение, допустимо молиться у любой иконы. Можно читать готовый текст, зафиксированный в церковных книгах, а можно произносить молитву своими словами. Главное условие здесь это искренняя вера.

В определенных местах богослужения в обязательном порядке необходимо креститься. Узнать об этом совсем не сложно: достаточно наблюдать за батюшкой и действиями других людей. Ставить свечи во время литургии нельзя: дождитесь ее окончания.

На богослужении необходимо быть максимально внимательным: постарайтесь понять смысл слов, которые услышите.

Как прикладываться к иконам?

Фото 5Дважды перекреститесь и поклонитесь, а затем поцелуйте образ. Помните, что целовать святых в лик нельзя. Прикладываться следует к изображению руки или краю одежды святого.

Губы женщины в этот момент не должны быть накрашены. Существует мнение, что прикладываться к ликам святых не следует из-за соображений соблюдения правил гигиены. Однако священнослужители уверяют, что на церковных иконах нет микробов; это доказано наукой.

Если человек по каким-то причинам не желает прикладываться к ликам святых, то стоит помнить, что это всего лишь обычай, но ни в коем случае не обязанность.

Как обращаться к священнику?

К церковным служителям всегда обращаются только на «вы»; их не приветствуют теми словами, к которым мы привыкли (например, здравствуйте).

Нужно говорить «благословите»; при этом сложить руки крестом ладонями вверх правая должна лежать сверху. У священников не принято рукопожатие.

Если необходимо пригласить батюшку домой, это можно сделать как лично, так и позвонив в храм. Но не стоит начинать по телефону откровенные разговоры, а тем более исповедоваться.

У батюшки есть имя; обращаясь к нему, следует сказать: «Отец Алексей». Если имя вам неизвестно, говорите просто «батюшка». При возникновении необходимости обратиться к священнику в письменной форме уместно написать «Ваше преподобие». Неотъемлемой частью жизни христианина является покаяние.

Не ждите, когда батюшка будет вас спрашивать и выпытывать информацию. Начните говорить сами: исповедь это подвиг. Признавайтесь батюшке в своих грехах честно. В конце необходимо встать на колени и выслушать заключительную молитву. Благодарить батюшку не принято: просто поцелуйте на прощание его руку.

Обращение в зависимости от сана священнослужителя

Фото 6Сами священники всегда говорят о себе в третьем лице; их жен принято называть матушками (например, матушка Анна). Если вы пришли к батюшке во время какого-то праздника, не забудьте упомянуть это. Например, произнесите «Христос Воскрес!», если сейчас Пасха.

Дьякона называют отцом, иерейскому рангу говорят «Ваше преподобие». Но это принято в официальной среде; в народе к представителю такого чина обращаются просто: «Батюшка!».

Патриарху и митрополиту говорят «Ваше святейшество!». Существует и «народный» вариант: Владыко. Это слово возвышает служителя церкви над всеми остальными званиями.

Церковные приемы

В практике православной церкви принята организация торжественных приемов. Обычно они устраиваются во время больших православных праздников. Фуршет не предполагает рассадки и продолжается не более двух часов. Гости обслуживают себя самостоятельно.

Фото 7А вот на праздничный обед или ужин приглашения рассылаются заранее. Трапезы всегда принято начинать с общей молитвы. Приветственными речами обычно обмениваются только двое: хозяин торжества и главный гость.

Правила хорошего тона не одобряют появление дамы в брючном костюме, а вот прийти на торжество без головного убора допустимо. Хлеб разрешается брать только руками: отламывайте его небольшими кусочками.

Фрукты нарезаются маленькими дольками; их нельзя откусывать. Не ешьте с ножа; не используйте ложку там, где для этого предполагается вилка. Если столовый прибор падает, не нужно его искать и поднимать. Просто попросите новый. Не увлекайтесь крепкими напитками.

Если звучит тост в адрес патриарха, его принято завершать словами: «Многая лета!». Лицо, которое произносило такой тост, подходит к Святейшему с бокалом в руке, чокается, а затем целует руку представителя церкви.

Как нужно уходить из храма?

Уходя из Божьего дома, следует перекреститься перед его главным входом. При этом очень важны будут мысли, с которыми вы покинули храм.

Постарайтесь вынести из церкви и сохранить в себе максимально долго то блаженство, которое вы получили.

Идеальным конечным результатом считается такой, при котором человек заходит в церковь одним, а выходит совершенно другим. Скорее всего, этого не получится достичь сразу, но стремиться к идеалу нужно обязательно.

По дороге домой вспомните, что пелось на литургии; подумайте о смысле сказанных там слов. Не стоит воспринимать всерьез указания, которые очень любят раздавать прихожане почтенного возраста.

Это может касаться правил процедуры постановки свечей или правильного прочтения молитвы. Однако если сказанные слова носят доброжелательный характер и никак не задевают вас, это может пойти даже на пользу.

Видео по теме

О том, как правильно заходить в церковь, в видео:

Очень важно научиться отличать главные вещи и второстепенные. Часто мы их путаем и меняем местами, но то, что можно убрать на второй план, никогда не сможет нас изменить. Поэтому, собираясь в церковь, сначала оцените степень своей веры и искренность намерения. Все остальное придет с опытом.

ЗАЧЕМ МЫ ПРИХОДИМ В ЦЕРКОВЬ

Беседа соредактора журнала "Фома" Владимира Легойды с ректором Православного Свято-Тихоновского Богословского Института протоиереем Владимиром ВОРОБЬЕВЫМ

В.Легойда: Отец Владимир, сегодня я хотел бы начать разговор об очень важной проблеме – о первых шагах в Церкви. Как человек представляет себе Церковь и церковную жизнь, и чего Церковь ждет от приходящего к Православию. Как мне кажется, часто эти вещи не совпадают.

В этой связи мне вспоминается, как в один из первых моих приходов в храм я был поражен, что за свечным ящиком – местом, где продаются иконы, книги, свечи – сидели девочки и… смеялись. Я тогда подумал: "Как же так?! Здесь храм, а они сидят и смеются". Сейчас мне уже не кажется таким "праведным" то негодование – ну почему нельзя улыбнуться, даже находясь в храме, – но тогда я весь кипел от возмущения.

Думаю, что у каждого из нас есть свой какой-то конкретный образ Церкви, что она есть или чем должна быть…

Отец Владимир: Вы знаете, прежде чем обсуждать характерные представления о Церкви людей, которые решили стать православными, я хотел бы несколько слов сказать об отношении к Церкви в нашем обществе в целом.

У современных людей доминирует отношение к Церкви, как к какому-то пережитку, очень узкому направлению жизни, которое безнадежно отстало от мира во взглядах на жизнь. К тому же в Церкви служат не вполне понятные люди. Большого авторитета ни клир наш, ни прихожане в обществе не имеют. Во многом это происходит потому, что сегодня очень мало людей, которые являют миру подлинный образ православного устроения сердца человека, православной жизни.

Сейчас почти нет таких духовников, которых мне еще довелось застать, проживших трагическое для нашей страны начало века, прошедших гонения – многие из них были в тюрьмах, лагерях. Это были люди удивительно богатой души, очень широких взглядов. Встреча с ними производила огромное, неизгладимое впечатление.

Современный же священник – это уже нечто другое. В Москве это может быть более или менее интеллигентный человек, но большей частью без настоящего духовного опыта, а на периферии – это нередко человек малоспособный, если не сказать малограмотный. Такой человек сам о Православии не много знает, поэтому может даже от Церкви и отпугнуть! А если его еще и начать спрашивать, то он такое может наговорить, что к Православию никакого отношения не имеет.

Необходимо понимать, что сегодняшняя жизнь нашей Церкви объяснима только особым чудом Милости Божией. Семьдесят лет гонения должны были ее полностью уничтожить. Неудивительно, что мы с таким трудом восстанавливаем из небытия наши духовные школы, наши храмы, монастыри. Восстановить церковный клир, т.е. воспитать новое поколение священников очень непросто. Для этого требуется время.

– Можно ли в таком случае сказать, что эта ситуация и является одной из причин неверных представлений о Церкви и о том, что ждет человека, если он станет членом Церкви?

– Я бы сказал, что это не совсем неверные представления . Сегодня очень часто человек, становясь членом Церкви, действительно может попасть в различные малоприятные переделки, далекие от подлинной православной жизни.

В древности была такая секта кафары. Это были люди, которые считали, что христиане должны быть совершенно чисты. И если какая-нибудь нечистота появлялась у кого-то, то он уже не мог быть членом Церкви. За любой неприемлемый проступок кафары извергали человека из своей секты. Это относилось не только к духовенству, но и к прихожанам. Секта существовала долгое время. Такое жесткое мировоззрение наша Церковь не принимает. Но нельзя забывать и того, что в Церкви, конечно, нужна чистота. "Блаженны чистые сердцем, яко тии Бога узрят", – сказано в Евангелии. Нужно, чтобы чистый лик Христов Церковь являла миру.

Приходя в храм, человек должен увидеть, ощутить совершенно иную жизнь, чем та, которая окружает его в мире. Эта жизнь должна быть светла, должна поражать своей красотой. И не только убранство храма, священнические облачения, церковное пение должны быть красивы. Самое главное – прекрасными должны быть верующие люди, их отношения. Вновь пришедший должен сразу понять, что здесь царит любовь, чистота, праведность, правда, что церковные люди живут по другому закону – по заповедям Божиим и что их молитва – это действительное общение с Богом, Который есть для них Отец Небесный.

У нас сегодня это получается, к сожалению, с большим трудом. Когда человек приходит в Церковь, чего он только не насмотрится! И вот увидеть за всем этим действие благодати Божией бывает порой очень нелегко…

– Отец Владимир, а как можно говорить о благодати, если существует так много "болячек" в современной церковной жизни?

– Одним из образов, которые хорошо объясняют, что такое Церковь, является Голгофа. Голгофа обычно воспринимается как образ страданий. Это, конечно, так. Но посмотрите, что из себя представляло это место во время распятия Христова. На Голгофе были собраны вместе самые разные люди: и разбойники, и воины, и фарисеи… И могло показаться, что Христа там нет. Даже ученики Христовы тогда испугались, засомневались, убежали. Они подумали: "Как же может быть, чтобы Христос умер, чтобы Он был распят?", и усомнились. Они еще по-настоящему не знали, Кто такой Христос. Думаю, что это был самый трудный момент в их жизни.

Но именно здесь, в этом самом страшном месте и был Христос. Христос распятый, поруганный, замученный. И именно здесь, на этом месте позорной казни были Силы Небесные. Здесь были Божия Матерь, апостол Иоанн Богослов, жены-мироносицы. Но понять, узнать это присутствие Божие было очень трудно. И проходившие мимо Голгофы хулили Христа, говоря: "Сойди с креста, спаси Себя Сам".

Вот и сегодня, приходя в Церковь, не нужно искать в ней сектантскую организованность и порядок. Прийти к Богу – дело нелегкое и не очень-то быстрое. Для этого нужно очень серьезно за себя взяться. Нужен подвиг, а не только энтузиазм, характерный для новых, молодых организаций.

В нашей жизни сейчас чего только нет! И все это уже давно ворвалось в земную жизнь Церкви: и коммерческие интересы, и человеческое хамство, и грубость, и отсутствие любви, и тщеславие, и властолюбие, и карьеризм.

Увидеть за всем этим Христа – очень нелегко. Задача священника и современного миссионера заключается прежде всего в том, чтобы помочь вошедшим в храм увидеть там Христа, т.е. за всей обычной человеческой суетой, в контексте труднопонимаемых для вновь пришедшего человека языка многовековых традиций и обрядов, услышать слово Христово, ощутить любовь Христову, почувствовать таинственное веяние благодати Божией. Можно объяснить, что, будучи сами грешными людьми, мы не должны рассчитывать на то, что святые будут сидеть у нас за свечным ящиком. Поэтому можно и порадоваться, что молодые девушки сидят за ящиком и улыбаются. Слава Богу, что не бранятся, не злятся.

– Батюшка, а если бы Вам пришлось писать книгу "Первые шаги в Православной Церкви", с чего бы Вы ее начали? С какой главы, например? Правда, такие книги сегодня есть, но почти все они сводятся к описанию поведения в храме…

-Я бы, наверное, посвятил первую главу вопросу: где в Церкви Христос и благодать Святого Духа? Как почувствовать присутствие Божие?

Как сопоставить земную Церковь, которую мы сегодня видим, с Небом, с Евангелием, с христианскими заповедям?. Как понять, почему служба идет два-три часа и на славянском языке, к чему все эти священнические облачения, почему нужно в колокола бить и кадить храм… И многое другое. Какое это имеет отношение к благодати Божией? Для современного человека, выросшего вне контекста христианской культуры, все это не понятно.

– И это, наверное, нельзя понять вне Церкви, оставаясь вне ее, будучи лишь сторонним наблюдателем?

– Да. Но даже когда человек входит в Церковь, очень важно помочь ему во всем этом разобраться.

– Когда человек уже решил прийти в Церковь, он понимает, что должен как-то изменить свою жизнь и готов это сделать. Но неофит чаще всего рассуждает так: "Вот я становлюсь православным, наверное, нельзя ни пить, ни курить. Хорошо бы срочно изменить стиль одежды…" Конечно, можно изменить одежду, можно демонстративно в институте, в школе, на работе перед едой креститься. Но, наверное, это еще не значит быть православным. Насколько такие неофитские представления совпадают с тем, чего ждет от человека Церковь?

– Думаю, что современному человеку вот так сразу понять смысл христианской жизни, ее главные задачи очень трудно. Даже, может быть, почти невозможно. Сразу понятнее то, что легче, очевиднее – то есть внешнее: скажем, длинную юбку надеть, платочек повязать, перестать губы красить, приобрести, так сказать, церковное обличье.

Но это сделать гораздо легче, чем изменить свое сердце. Легко надеть длинную юбку, а перестать дома грубить матери, научиться чувству христианской ответственности, научиться молиться Богу, научиться любить Истину, не просто словесно исповедовать свою веру, а всю свою жизнь по-христиански перестроить… Вот это очень трудно. Конечно, такое понимание приходит не сразу.

Когда начинаешь это объяснять современному молодому человеку, он долго не может понять: как это так, как же жить тогда, что же, он должен остаться один?!

Вот недавно я разговаривал с одним юношей. Он верующий, ходит в Церковь. Но он мне сказал, что всякий раз, когда он встречается с другими своими товарищами, то они скидываются, покупают бутылку и распивают. При этом все ребята верующие, часто ведут разговоры на "церковные" темы, ходят в храм… Честно говоря, я пришел в ужас и сказал ему, что со мной такого не было никогда в жизни. Нет, конечно, я понимаю, что если люди собираются по какому-то случаю, на праздник, то можно угостить гостей за столом. Но скидываться, распивать… Мне это просто не понятно. И я это своему собеседнику пытался объяснить. А он мне в ответ сказал, что если не пить, то он останется совершенно один – ведь так поступают все его сотоварищи! И они все ходят в Церковь, все причащаются, все исповедуются…

Почему они так поступают? Потому что просто посещать храм – в конце концов не так уж сложно. А вот почувствовать, что такое христианская жизнь и какие духовные нормы нужно сделать своими нормами – это намного труднее. И ежедневная борьба со своими слабостями, пороками, это, конечно, подвиг. Потому что весь мир, все наше окружение сейчас быстро уходит от Евангелия. И тут действительно нужно не идти на поводу. Нужно сказать: "Да. Пусть я буду один. Но я не пой-ДУ".

Во времена моей молодости, когда Церковь была гонима, это было в каком-то смысле даже легче. Правда, тогда было совсем мало верующей молодежи и попасть в Церковь было очень трудно. Но если человек уже был в Церкви, то самим этим фактом оказывался как бы защищен – Церковь воспитывала его так, что он должен был идти против течения. Поэтому я и в школе, и в университете был один. И хотя со всеми был в приятельских отношениях, а со многими отношения установились очень хорошие, уважительные, у меня не было близких друзей. Я никогда не ходил ни на какие вечеринки, танцы и т.д. Мне было там неинтересно, и им со мной было неинтересно.

Потом со временем у меня оказалось столько друзей, сколько ни у кого и моих университетских товарищей никогда не было. То, что в юности я выдержал, не пошел по течению, оказалось только к лучшему…

– Вы упомянули слово "подвиг". Вообще для современного человека, особенно для нашего поколения, это слово ассоциируется скорее с героями Отечественной войны и т.д. Для многих наших современников слово "подвиг" в христианском контексте звучит довольно неожиданно. А из Вашего ответа видно, что Церковь ждет от человека прежде всего какого-то подвига. Какой смысл вкладывает Церковь в это слово?

– Да, духовная жизнь это прежде всего подвиг, без подвига ее просто быть не может.

Но подвиги могут быть разными. Бывает героизм, когда человек идет на смерть. Это случается не только на войне. Вот как раз наша Церковь в нынешнем столетии явила таких подвижников очень много. По исследованиям, проведенным в нашем институте, таких пострадавших было много сотен тысяч. И они должны быть канонизированы в Русской Церкви.

Но подвигом является не только это. Любой человек, который строит жизнь по заповедям Христовым, совершает личный подвиг: это требует больших усилий, большого мужества, большой стойкости.

Подвиг может иметь совершенно разные формы. Но все то, что человеку очень трудно, даже превосходит его силы, его естественные возможности – это и есть подвиг. Так происходит в духовной жизни, когда человек борется с самим собой, с своими собственными страстями. Победить, очистить свое сердце для жизни с Богом – это тоже подвиг. Самый настоящий.

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразе

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразе

Встретил в сети рассуждения по теме: «Двадцать лет хожу в церковь, а толку нет». Возможно ли это? Даже просто по-человечески: долгие двадцать лет провести в чем-нибудь и не понести на себе отпечатка? Прожить бок о бок с человеком — и не узнать его образа мыслей, трудностей и заветных мечтаний. Черпать и пить воду — и не впитать ее каждой своей клеточкой. Двадцать лет делать что-то — водить авто, сажать сад, конструировать технические устройства, учить детей или исполнять музыку — и оставаться внутренне безучастным к своей сфере деятельности и ее горизонтам.

Не подавленность ли и мрачный восторг говорят в том, кто бросает в сердцах своему ближнему: «Между нами ничего не было и нет. Всё понапрасну!» Перечеркнуть доброе ради несбывшегося, а иногда и воображаемого — эгоистически это так понятно, легко и оправданно. «Двадцать лет хожу в церковь, а толку нет», — немногим различается с этим. Брошенное в лицо не попутчику, компаньону или партнеру, но Церкви жестокое признание как нельзя более отчетливо передает состояние сосредоточенности на себе, одиночества и потерянности того, кто готов «сжечь всё, чему поклонялся, и поклониться тому, что сжигал».

Откуда такое отвращение к Церкви?

У Льюиса в «Письмах Баламута» старый опытный куратор-черт прикладывает старания к тому, чтобы мелкого беса-практиканта Гнусика обучить мастерству отвращения от веры — разного рода «духовным устремлениям» подопечного, «искренностям»  и прочим «концепциям» — и «аналитике» церковной действительности. «Если только кто-то из них (в церкви. — А. Р.), — говорит Баламут в одном из писем, — плохо поет, носит скрипучие сапоги, нелепо одет или отрастил двойной подбородок, твой подопечный легко поверит, что в религии этих смешных и нелепых людей должно быть что-то смешное и нелепое. Как ты знаешь, сейчас в голове подопечного обитает представление о “христианстве”, которое он называет “духовным”, но это сильно сказано. Его голова забита хитонами, сандалиями, доспехами, босыми ногами… У него еще нет прочной связи с Врагом (Богом. — А. Р.), а потому нет истинного смирения. Сколько бы он ни говорил о своей греховности, даже на коленях, все это — лепет попугая. В глубине души он еще верит, что оказал большую честь нашему Врагу, когда обратился, и думает, что выказывает большое смирение, ходя в церковь вместе с ограниченными, скучными людьми. Удерживай его в таком состоянии как можно дольше».

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразеСамо выражение «ходить в церковь» преподносится  с высокомерием: что, дескать, они еще могут делать, кроме как «ходить».
Фото Mette1977

В самом деле, люди, относящие себя к христианам, подчас циничным образом высказываются о церковном сообществе. Подобно тому как в иных из семей супруги бывают «зациклены» на недостатках своей половины, впадают в неприязнь, перестают видеть какие бы то ни было положительные качества и вымарывают из памяти любые совместные добрые воспоминания, так и от верующих подчас можно слышать определения, полные ригоризма, грубости и издёвки в отношении единоверцев наподобие «православия головного мозга» и «православнутых». Само выражение «ходить в церковь» преподносится  с высокомерием: что, дескать, они еще могут делать, кроме как «ходить».

Целостный образ Церкви, так же как образ ближнего во время конфликта, теряется и распадается в ворох малоприятных, раздражающих подробностей. Это примерно то же, о чем пишет Льюис, воссоздающий своим пером ход мыслей искусителя: «Та Церковь невидима для людей. Твой подопечный видит лишь недостроенное здание в псевдоготическом стиле на неприбранном строительном участке. Войдя же внутрь, он увидит местного бакалейщика с елейным выражением лица, а тот предложит ему лоснящуюся маленькую книжку, где записано содержание службы, которое никто толком не понимает, и еще книжечку в потертом переплете, содержащую искаженные тексты разных религиозных песнопений, в большинстве своем плохих и напечатанных к тому же мелким шрифтом. Когда он сядет на свое место и оглядится, он увидит как раз тех соседей, которых он избегал».

Обиды и счёты бывают настолько крепки, что картина мира переворачивается. Наиболее критикуется и выводится в дурном свете жизнь Церкви, тогда как мирские порядки и нравы признаются обладающими преимуществом и правотой.

Кризис веры — чем не повод для гордости?

Путаница, переворот в понятиях  — отличительный признак уныния. Образно данное состояние рисует митрополит Лимассольский Афанасий, один из самых глубоких духовных авторов нашего времени: «Уныние парализует дух, и человек не хочет ничего. Всё ему кажется неприятным. Как больной, который теряет аппетит и не хочет есть: ему приносят рисовую кашу на молоке ― “не хочу”, приносят рыбу ― “не хочу”, приносят самую лучшую еду ― “не хочу”. Всё ему кажется горьким, плохим, отвратительным. Он ничего не хочет, у него нет аппетита. Если ты и дашь ему что-то, то он съест это только через силу». Не правда ли, очень напоминает атмосферу критики и скепсиса,  которой заражены многие из сетевых сообществ.

Участники их, признаться, не слишком строги к себе. Уныние и расслабленность дополняются безапелляционностью суждений и требовательностью в отношении церковных дел и поведения священнослужителей и собратьев. Буквальное повторение «Писем Баламута»: «Удерживай внимание подопечного на его внутренней жизни. Он думает, что обращение развивается “внутри него”, и потому смотрит внутрь, на “состояние своей души”, или, точнее, на ту версию этих состояний, которую ты ему подсунешь. Поощряй его всячески в этом “самоанализе” и отвращай его взор от простейших обязанностей, направляя к целям высоким и духовным».

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразеВместо того чтобы поститься и молиться, отсекать страсти и понуждать себя, куда приятней дискутировать о «личном опыте» и считать пройденным этапом для себя многие из церковных советов и установлений. 
Фото Göran Johansson

Обязанности кажутся скучными и принижающими достоинство, тогда как на дворе ХХI век с торжеством самоосознанности и «креатива». Вместо того чтобы поститься и молиться, отсекать страсти и понуждать себя, куда приятней дискутировать о «личном опыте» и считать пройденным этапом для себя многие из церковных советов и установлений. 

О, эти формалисты и противники свободы, читающие мораль, точно маленьким! Если бы не они, ничто не препятствовало бы критику приобщиться к настоящему христианству.

Соотнесём это с льюисовским произведением — придуманным, но такими реалистическим «обменом опытом» между старшим и младшим бесами: «Когда, твоими трудами, он примет свой духовный спад за прочное состояние, не мог бы ты убедить его в том, что “религиозный период” близится к концу, как и все предыдущие периоды? Разумеется, нет никакой логической связи между утверждением “я теряю к этому интерес” и выводом “значит, это ложно”. Но, как я уже говорил тебе, ты должен полагаться на самоуверенную тарабарщину, а не на разум. От простого слова “период”, по всей вероятности, сработает весь трюк. Полагаю, что твой подопечный прошел несколько периодов (все через них проходили) и чувствует себя опытней и выше прежних не потому, что относится к ним критически, а просто потому, что они уже позади…  Ясна тебе суть? Держи его разум подальше от простой разницы между “хорошо” и “плохо”. Очень милы и туманные выражения: “Был у меня такой период…”, “Я прошел через это…” И не забудь трезвого: “Я взрослый человек”».

Поразительно, но верующих в Церкви порой не только не учат сопротивляться, но до определенной степени даже поощряют в подобном искусительном направлении мыслей. Есть те, кто находит особое удовольствие в рассуждениях о кризисе веры, и предъявление претензий по адресу Церкви, на радость Баламуту, становится «писком моды» в некоторой части аудитории.

Так есть ли толк от 20 лет в Церкви?

Отец Александр Ельчанинов в своем дневнике пишет: «Можно чувствовать себя лишенным благодатных утешений и всё же сохранить твердую волю, согласную на всё то тяжелое, что посылает нам Господь, и смиренно принимающую всё, вплоть до того состояния душевного упадка, который мы ощущаем. Если мы сумеем с такими чувствами переносить периоды сухости сердечной, то они явятся для нас плодотворным духовным упражнением».

Действительно, принимать со спокойствием всё, что приходит от Бога или попускается Богом, радости и «проблемы», — это исконное христианское убеждение. Апостол Павел говорит: Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод… Баламут у Льюиса вынужден констатировать: «Уж если они пройдут благополучно через период сухости, они будут меньше зависеть от своих эмоций и искушать их станет труднее».

Увы, люди досадуют, не получая желаемого, и ради самоуспокоения стремятся назначить кого-то другого виновным. Изнывающие из-за несоответствия амбициям и завышенным ожиданиям, обиженные или непонятые, они не упускают случая излить раздражение и желчь. Сама мысль о том, что спады и засухи могут благословляться Богом и заключать в себе духовное задание человеку, кажется нелепой и возмутительной. Полемика вокруг «церковных проблем» подменяет аспект исповедания, становясь еще одной непростой «проблемой церковной жизни».

Всегда есть соблазн двигаться к совершенству концепций, разбора «церковных проблем» взамен попечения о более твердом исповедании веры.

«Двадцать лет хожу в церковь, а толку нет…» Хотелось бы наконец понять, что за «толк» подразумевают и надеются получить? Одну ли нескончаемую радость? Отмену ли болезней и трудов, прекращение страдания, освобождение от внутреннего сумбура, порожденного грехопадением, жизнь в идеалистическом «городе Солнца» или какие-нибудь другие сильные спиритуалистические переживания? Ничто из упомянутого не случится. Нам необходимо быть готовыми к тому, чтоб остаток жизни, год за годом, воспринимать как встречи со Христом и святую евангельскую правду свои повседневные труды и заботы, многочисленные сложные обстоятельства, многозначительные и неслучайные.

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразе«Двадцать лет хожу в церковь, а толку нет…» Хотелось бы наконец понять, что за «толк» подразумевают и надеются получить? Одну ли нескончаемую радость?
Фото Justin

Время, проведенное в Церкви, является во многом самоценным. Двадцать лет с молитвой и таинствами, с мыслями о Боге, в покаянном размышлении о себе, в удалении от увлечений и страстей мира, в окружении людей веры, в ровности намерений и чувств, без впадения в крайности и срывов «во вся тяжкия» с совершением безрассудных поступков, таких как аборты, измены, оккультизм, к сожалению, весьма и весьма распространенные, — само по себе это очень и очень много. Вот он, толк, ради которого стоило прожить такую немалую часть жизни.

Безрелигиозный человек с нравственным сознанием благодарит тех, кто причастен к его становлению, хранит верность всем, кто в трудную минуту оказывался рядом. Учителям и наставникам он приносит цветы, десятилетия спустя отыскивает добрых старых знакомых и в определенные даты посещает дорогие для себя могилы, чтобы почтить благодарностью память ушедших. Человек, именующий себя православным и отрицающий значимость церковности в своей судьбе, — это большая нелепость, искажение и противоречие за рамками приличий. Если «толку нет» сказано не в какой-нибудь отдельно взятый момент, под дурное настроение или в запале, то это рекомендует говорящего не лучшим образом, вполне однозначно указывая на поверхностность и внутреннюю глухоту в нем.

«Ходить в церковь» — не стыдно

«Ходить в церковь» — также немаловажный признак, не заслуживающий порицания или насмешки в свой адрес. Человек простого и скромного мнения о себе старается избегать громких фраз. Он не любит рассуждать: «я христианин» или «я принял Христа», но предпочитает сказать: «хожу в церковь», «пришел к вере». Святой старец Оптинский Варсонофий обращает внимание на одну печальную закономерность в затухании духовной жизни.

«Вер­ный при­знак омерт­ве­ния ду­ши, — говорит он, — есть укло­не­ние от цер­ков­ных служб. Охла­де­вая к Бо­гу, че­ло­век преж­де все­го на­чи­на­ет из­бе­гать хо­дить в цер­ковь, сна­ча­ла ста­ра­ет­ся прий­ти к служ­бе по­поз­же, а за­тем и со­всем переста­ет по­се­щать Бо­жий храм». 

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразеИные прежде прихода к вере стояли буквально на краю пропасти. Эти, без преувеличения, обязаны Церкви и вере своей жизнью.
Фото Andrey Maximov

Обращение к вере сильно сказывается в человеке, и жизнь без Церкви для нас выглядела бы наверняка по-другому. Любой из церковных людей с трудом представит «себя неверующего» и свою альтернативную биографию. Привычки и интересы поменялись. «Насколько яснее и светлее паломники, — замечает один путешественник, — в сравнении со своими соседями, летящими этим же авиарейсом с “корпоратива“ в Париже! Отдельный верующий зачастую способен вызывать неприятные чувства в сравнении с отдельным неверующим, особенно если тот милый и интеллигентный. Но какое отличие en masse! Человек даже внешне начинает отличаться. Простые люди, поверив в Бога и как-то воцерковившись, перестают разговаривать матом. Олигархи, всерьез осознав, что есть Бог, перестают убивать направо и налево, как делали раньше. Этот список можно продолжить…»

Действительно, исповедание веры во Христа, хотя бы таковое и сопровождалось у многих раздвоенностью, нетвердостью в намерениях, сохранением мирских привычек и прочими досадными оплошностями, не достигая наиболее серьезных, в полной мере отвечающих идеалам Евангелия форм, имеет общим следствием разнообразные благотворные перемены и смягчение нравов.

Иные прежде прихода к вере стояли буквально на краю пропасти. Эти, без преувеличения, обязаны Церкви и вере своей жизнью. Не случись обращения, их, вполне вероятно, уже не было бы в живых. Неотъемлемой частью вера входит во множество повседневных поступков, чувств, мыслей, решений. Отрицать и принижать значение этого, говоря: «всё было без толку», — ошибочно.

«20 лет хожу в церковь, а толку нет» — что не так в этой фразеНеотъемлемой частью вера входит во множество повседневных поступков, чувств, мыслей, решений. Отрицать и принижать значение этого, говоря: «всё было без толку», — ошибочно.
Фото Conal Gallagher

В конце концов, что есть жизнь человеческая — как говорится, родиться, пожить и умереть… Успехи и неудачи, различия в мнениях, решения правые и неправые, проекты и планы, проблемы церковного устройства и политики рано или поздно отступят. Для каждого встанет единственный вопрос: помилует и примет ли меня Господь в вечности. А значит, несмотря ни на что, вопреки искушениям — держаться за Церковь, помнить час смертный и просить о милости. Спасительны эти годы, в которые нам дано покаяние.

определение, употребление термина, признаки по Символу Веры

В своем катехизисе святитель Филарет Московский (Дроздов) так характеризует это понятие:

«От Бога установленное общество людей, соединенных православной верой, Законом Божиим, священноначалием и Таинствами». По словам святителя Церковь не есть человеческое устроение, но Божие. Господь говорит: «… Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее…» (Мф.16:18).

Слово «церковь» может, как мы знаем, означать и конкретную церковь в определенном месте – церковь села такого-то, Церковью мы называем и весь православный народ — сообщество людей, объединенных верой. Это также и институт в таких построениях, как – церковь и власть, или церковь и государство. Церковью называем особое сооружение – храм. Кроме этих конкретных значений понятие Церковь включает и более глубокие, сакральные смыслы.

Содержание страницы

Полезные материалы

 

О внутреннем содержании понятия Церковь писали святые отцы и учителя церкви в древности, о нем говорится в богословских учебниках, реально ощутить на себе этот внутренний смысл и понятие церковного бытия каждый входящий в Церковь человек может, если он искренне ищет Истину.

Что есть Церковь в понятии христиан

Для христиан Церковь не только строение, которое действительно выделяется в ряду однотипных городских жилых коробок, для верующих это дом Божий. То место, где в единстве, в одной ограде, в одних стенах пребывают все верующие во Христа Господа — люди, любящие Его, и те, кто жив, и те, кто уже отошел в мир иной, и даже Силы Бесплотные, поющие Богу на Небе.

Верующий человек спешит с радостью в церковь, зная, что там соберутся все пред Престолом Божиим – люди и Ангелы, и живые и усопшие, у Бога все живы. Соборная радость церковных праздников несравненно выше светских.

Для христиан Церковь место особого присутствия Божьего, где всегда на престоле зримо находится Евангелие и незримо – Бог Слово Иисус Христос. Церковь несет Свет Христов в тусклые житейские будни, в окружающий мир, засоренный суетой, стяжательством, распрями, задымленный заводскими трубами, прокопченный дымом табака, одурманенный пьянством и другими страстями. Божий Свет исправляет души и все вокруг, наполняя человеческую жизнь истинным смыслом.

Для верующих христиан Церковь – это лестница в Небо, та удобоустроенная дорога, где шаг за шагом, с помощью святых отцов — учителей и наставников, указующих нам впереди Свет Христов, в общении с единоверцами, окормляемые священноначалием, по ступеням Заповедей, мы сможем достичь Рая вожделенного.

Для верующего человека Церковь — место соборной молитвы —

«дом Мой домом молитвы наречется» (Мк. 11:17). Православным хорошо известна ее особая сила. Сам Господь обещал ее скорейшее исполнение: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного» (Мф. 18, 19).

Церковь – есть Невеста Христова. В Священном Писании неоднократно употребляется образ невесты.

«И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии. И обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа» (Ос. 2:19-20),

— говорит пророк Осия о народе своем, обрученном Богу. Ему вторит Исайя:

«Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф — имя Его; и Искупитель твой — Святый Израилев: Богом всей земли назовется Он» (Ис. 54:4-5).

Богоизбранный народ, объединенный верой, представляется пророком в образе в Невесты, предуготованной к соединению с Женихом. Продолжая древние пророчества, Апостол Павел говорит, обращаясь к своим ученикам, членам первых христианских общин Коринфа

«…я ревную о вас ревностью Божиею; потому что я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою» (2Кор. 11:1-2).

В Откровении Евангелиста Иоанна Богослова предстает таинственный образ благочестивой жены, как Церкви Христовой:

«И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцать звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения» (Откр. 12:1-2).

Муки рождения Церкви Христовой в первые века обагрены реками крови мучеников. Кровь за веру не перестает литься и доныне. Живое тело Церкви на Украине режут коррупционными ножами, рвут на части ослепленные тщеславием, жаждой власти и денег.

Верность Христу и обетование твердой веры изъявляется в образе Церкви как Невесты, обрученная Единственному Жениху, купленная Им великой Жертвой, будет до конца верна Ему.

Употребление термина

В Ветхом Завете общество верующих — богоизбранный народ — обозначается словом «кахал» – созвание. Община объединяла всех потомков Авраама, которые переняли от него веру в Единого Бога, имели местом богослужения скинию, а позже храм Соломона. Над каждым человеком, входящим в сообщество верующих, совершался обряд обрезания, как видимый знак принадлежности к богоизбранному сообществу.

В Новом Завете греческое слово «экклесиа» также обозначает сообщество или собрание людей, которые соединяются единой верой в Иисуса Христа. Вхождение в это собрание людей – эклессиа (церковь), осуществляется по вере и через совершение Таинства Крещения.

При этом, в новозаветном значении слово «экклесиа» несколько отличается от значения слова «кахал» (больше народ вообще, в целом Израиль) и означает не просто собрание людей, а призвание, т.е. осознанное присоединение к сообществу людей по призыву.

Таким образом, слово собрание — эклессиа (от глагола «eклео»– вызывать, призывать), встречающееся в Новом Завете означает собрание людей призванных, а не просто скопление или множество, т.е. новую церковь.

Термины, взятые в языке времен Римской империи, отражают древние реалии: тогда свободных жителей призывали («куирит» – лат.) исполнять, например, гражданский долг – участвовать в выборах, или в военной операции. Если в обычной жизни он был просто горожанином, то на время призвания человек становился – избранным – особенным.

В Евангелии употребляется подобное латинскому греческое «клитос» – призвание. Только призыв Христа не временный, а Вечный. Апостол Петр говорит всем призванным:

«Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет..» (1Пет. 2:9).

Наша православная Церковь выросла из того собрания первых избранных, что сидели вокруг Христа в Сионской горнице. Первая новозаветная община или церковь – это Господь Иисус Христос со Своими Апостолами. Посланные на проповедь Евангелия Христом, святые апостолы стали основанием для будущей Вселенской Церкви. Принимая Крещение и входя в Церковь, каждый, по их примеру, следует за Христом и присоединяется к Его Собранию.

Но…

«много званых, да мало избранных…»(Мф. 22,14). Церковный мыслитель М.А. Новоселов в своих размышлениях о Церкви писал: «Следует различать Церковь-Организм от Церкви-организации: не всякий, входящий в последнюю, причастен первой, не все члены церковной организации…суть члены организма — Тела Христова».

Русское или точнее славянское слово «церковь» семантически совпадет с греческим «эклессиа» (собрание призванных), а само произношение церковь от древнего «цръквь», также как и немецкое «кirche», — происходит от греческого «кириакон» — дом Господень.

Термин «эклессиа»-церковь встречается несколько раз в Деяниях святых Апостолов и в посланиях. Везде слово «эклессиа» — обозначает церковь в данном городе или местности. Говорится, например, что апостол Павел рукоположил пресвитеров к каждой церкви, основанной во время первого путешествия (Деян 14:23). Римлянам он шлет приветствия от всех церквей Христовых (см. Рим 16:16), понимаем, что в Галатии имеются многие церкви (Гал 1:2), и т.д., то есть уже тогда складываются межцерковные отношения.

В этих отношениях апостольских времен нет признаков возвышения какой-то одной местной Церкви над другой, как апостолы, их основатели равны, так равны и Церкви. Также и мужи апостольские, участвуя в преемстве, говорили вместе со священномучеником Иринеем Лионским:

«Где Церковь, там и Дух Божий, и где Дух Божий, там Церковь и полнота благодати».

Принцип единства и равенства апостольских времен утверждают и Правила первых Вселенских Соборов, в которых утверждается поставление епископа двумя или тремя епископами, и тем указывается на их равенство, а, следовательно, и на равенство их Церквей. Выделение отдельных Церквей и епископов происходит позже. Рост численности христиан, политические изменения и прочие причины приводят к положению, которое закреплено в Шестом правиле Сардикийского собора (347 г.) :

«да не будет позволено поставляти Епископа в какое-либо село или в малый город, для коего довлеет и един пресвитер».

Происходит распределение церковных обязанностей – епископ, пресвитер, диакон, также архиепископ и митрополит. Появляются все новые кафедры. Церковь приобретает структуру: Вселенская Церковь, Поместная Церковь, епархия, приход.

Не стоит забывать о значении малой церкви — о христианской семье. Еще в посланиях апостола Павла есть упоминание о близких ему Акиле и Прискилле, христианах, муже и жене, которых он приветствует, «и домашнюю их церковь» (Рим. 16:4).

Что же так роднит понятия церкви и семьи? Христианская семья продолжение церкви, где муж – глава, жена – помощница мужу, и они воспитывают деток – будущий народ Божий. И наоборот, церковь – продолжение семьи: управляет всем настоятель, дьякон и клир — ему помогают, и наполняет церковь – христианский народ. Теплыми «семейными» отношениями дорожат на любом приходе, употребляя в церковном обиходе обращения, как в семье: священника называют «отцом» или «батюшкой». Друг ко другу обращаемся – «брат», «сестра», окормляемые у священника, особенно опытного и зрелого, называют себя его духовными детьми или «чадами».

Главным звеном в церковной структуре является местная Церковь, возглавляемая епископом. Здесь члены церкви в большинстве своем все знают друг друга, здесь проявляется особая теплота взаимоотношений, здесь же, иногда, как в любой семье возникают и трения. Здесь люди живут и возрастают в вере и подвиге. Апостол Павел говорит о местной церкви, как о Вселенской. Она не размером, а сутью, охватывает все создание Божие. Происходящее в алтаре на

«Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся» потрясает Небеса: «Соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия» (Еф 3:10).

Церковь — «новый Израиль», миссия которого нести в мир Евангелие и Новый Завет с Богом, заключенный «во Христе Иисусе». Этот новый народ Божий – Церковь Христова не имеет никаких этнических характеристик. Быть среди этого народа, принадлежать к Церкви, значит участвовать в Евхаристии.

История основания

В Евангелии есть эпизод, когда Иисус беседовал со своими учениками, спрашивая их, за кого Его принимают. Отвечали по-разному, и только Петр, отвечая, сказал:

«Ты – Христос, Сын Бога Живаго». Господь соглашается с ним: как ты сын своего отца – Ионин, так и Я – Сын Отца Моего Небесного, эта тайна открыта тебе Моим Отцом, и тут же дает обещание апостолу: «ты – Петр (камень), и на сем камне Я создам церковь Мою, и врата ада не одолеют ее. И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах»(Мф.16:18-19).

Этот знаменательный эпизод многие толкователи полагают началом новозаветной Церкви.

Однако, есть и другое представление о Церкви, как предвечном Божием определении. Раннехристианский писатель Ерм пишет о ней, что «сотворена она прежде всего, и для нее сотворен мир». По учению святых отцов еще в раю, когда до грехопадения Адам общался с Богом, находился с Ним рядом, беседовал – это была первозданная Церковь.

Господь дал обетование – Завет — людям, потерявшим рай, вел и воспитывал Свой народ в Ветхозаветном вертограде богообщения. И в древней пустыне цвели редкие цветы богоискания, как поется, в «языческой неплодящей церкви». Пройдя долгий путь, полноты Церковь достигла только с момента Боговоплощения. Господь Иисус Христос осуществил ее в своих учениках в Пятидесятницу.

«И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились; и явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого» (Деян.2:2–4).

История христианской церкви началась со схождения Духа Святого на апостолов во время праздника Пятидесятницы в Иерусалиме. Сказано, что в тот день, после Петровой проповеди крестились три тысячи мужчин и женщин. Так родилась первая христианская община.

Несмотря на гонения первых веков, христианская церковь быстро распространялась по всем языческим странам, окружавшим святой город Иерусалим. Апостольской проповедью, трудами, кровью и потом первых учеников все шире раскидывалась сеть Евангелия. Когда-то Иисус обещал им, что они из рыбаков станут «ловцами человеков» — и это исполнилось.

Толкуя 5 главу Евангелия по Луке, блаженный Феофилакт Болгарский говорит, что Синагога иудейская трудилась всю ночь и ничего не поймала, ночью было время без Христова света. Пришел Спаситель и по Его слову Петр и апостолы, поставленные на место законоучителей, закинули сеть Евангелия и уловили множество людей. Так много людей, что апостолам пришлось приглашать и еще соучастников — пастырей и учителей церквей.

«И слово Божие росло, и число учеников весьма умножалось в Иерусалиме; и из священников очень многие покорились вере» (Дяен.6:7).

Признаки

В Никео-Цареградском исповедании православной веры в его девятом догмате поем – верую: «Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь».

Единство Церкви – величайшая ценность. Христос пришел соединить человека с Богом и всех людей во Христе Иисусе. Он пришел восстановить Богом данное единство, нарушенное грехом, гордостью и себялюбием. В Церкви происходит восстановление единства, объединение всех, в соединении со Христом в преломлении хлеба и в благословении вина.

Обретая единство с Богом, члены Церкви обретают и единство друг с другом. Христос говорит нам:

«по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35).

Надо помнить, как наши церковные взаимоотношения влияют на отношение к церкви остального мира. Нас оценивают из-за ограды.

Так возлюбил Бог мир, что отдал за него Сына Своего. Великое благо и дар прикоснуться к этой Любви. Иоанн Богослов — Апостол Любви говорит:

«Возлюбленные, если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел. Если мы любим Друг друга, то Бог в нас пребывает и любовь Его совершенна в нас» (1Ин. 4, 11–12).

Как же надо каяться, если вместо этого среди нас на приходах возникают всякие трения, недовольства, оговоры, пересуды, рознь и, прости Господи, даже вражда. Надо каяться и молиться, чтобы Господь не отнимал от нас великого сокровища единства в Его любви.

Церковь Святая, потому что она есть установление Божие, глава ее Сам Иисус Христос. Святость есть свойство Божие. Посторонние часто упрекают церковных людей в каких-то грехах, мол, в церковь ходит, а то-то и то-то делает, какой нехороший. В церкви безгрешных нет.

Церковь есть врачебница, а в лазарете и раны, и гной, и запах. Но

«Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее; чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна.» (Еф.5:25-27).

Церковь свята не потому, что состоит только из святых и праведников. Христос исцеляет наши болезни, Им мы не только преображаемся, но и обоживаемся. Через Него наша Церковь соделывается «причастницей божественного естества» (2Пет.1:4). Церковь Свята, потому что свято, без изменений хранит учение, данное Им, потому что в ней действует Святой Дух. «Кроме Церкви негде взять святыни», — говорит Святитель Димитрий Ростовский.

Соборная – это особая характеристика нашей православной Церкви. Церковь называется соборной или вселенской (кафолической), потому что для нее нет границ, он несет Свет спасения всем, без различия национальностей. В нашем понимании соборность отличается от кафоличности.

На западе слово кафолическая понимается как всемирная, а в переводе Кирилла и Мефодия, на славянском языке появилось понятие соборная, что точнее выражает существенное качество православной Церкви. Мы понимаем, что соборность стоит на Троичности — Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый, Три Личности, но Единое Существо.

Это триединство — великая Тайна, приоткрывающаяся нам в Любви. Предвечный Совет дает образ Собора – как совета, и определяет бытие Церкви – соборное в совете и любви. Ангельский Собор славит Бога на Небе, а на земле для людей учрежден Божественный союз любви – соборная Церковь. Власть в Церкви принадлежит Соборам, Первоиерарх избирается соборно.

Святитель Кирилл Иерусалимский оставил нам поучение о соборности Церкви:

«Церковь называется Соборной потому, что находится во всей вселенной от края до края земли, что повсеместно и в полноте преподает все то учение, которое должны знать люди, – учение о вещах видимых и невидимых, небесных и земных, что весь род человеческий приводит к истинной вере – начальников и подчиненных, ученых и простых людей, и что повсеместно врачует и исцеляет все роды грехов, сотворенных душой и телом, имеет в себе всякий вид совершенства, являющегося в делах, словах и во всяких духовных дарованиях».

Церковь Апостольская, потому что началась с апостольской проповеди.

«И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь… Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря… ходя же, проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное; больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (Мф.10:1,5,7-8).

Куда бы ни приходили апостолы – везде исправлялись нравы, исцелялись больные языческим дурманом люди, и создавалась христианская община, которая становилась потом поместной церковью. Апостолы передавали своим последователям и ученикам не только свою веру, любовь к их Божественному Учителю, но и святые наставления, уроки жизни, воспитывали в благочестии, учили молиться.

Апостолы передали дальше и дар Духа Святого, полученный в огненных языках. Они через возложение рук поставляли на служение смотрителей — епископов, или блюстителей за соблюдением жизни по вере, порядка в общине, и за совершением Святых Таинств, рукополагали пресвитеров, которые вслед за ними все дальше несли Евангельскую весть, проповедуя Воскресение.

Апостольское преемство в нашей Святой Церкви не прекращается с первых апостолов и никогда не прекратится. Церковь и до ныне свято исполняет заповедь Христову:

«Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28:19)

, продолжая апостольское служение.

Церковь как Тело Христово

«Христос глава Церкви, и Он же Спаситель (Ее) тела»(Ефес. 5, 23−26).

Церковь есть Богочеловеческий организм – Глава Христос, а люди составляют ее тело. Такое сравнение дает святоотеческая традиция. Как любое тело имеет разные члены и составы, так и в Церкви каждый член имеет свое место.

Святитель Иоанн Златоуст, указывая на тесную связь всего церковного организма, говорит:

«Члены нашего тела имеют каждый и свою частную деятельность и общую; равно и красота их есть общая и частная, и тогда, когда они, по-видимому, разделены между собою, на самом деле тесно соединены, так что с повреждением одного, повреждается и другой».

И продолжает, указывая на единство тела Церкви:

«Если разрушится тело, то не будет пользы от целости каждого из них порознь: глаз ли останется цельным, или нос сохранится, по расторжении союза не будет от этого никакой пользы, а если союз сохранится, то они, хотя бы и повредились, однако держатся и скоро выздоравливают».

Таинственное проявление жизни единого Богочеловеческого организма происходит в церкви каждый день. Каждый день в Церкви совершается исполнение всех смыслов — Божественная Литургия. На Литургии святого Василия Великого возносится молитва о единстве:

«Нас же всех, от Единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу, во Единаго Духа Святаго причастие…». Такое единение людей на земле возможно только в Церкви во святой Евхаристической трапезе. Через вкушение плоти Христовой и Его крови уничтожается преграда между тварью и Творцом. «Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе: аще кто снест от хлеба сего, жив будет во веки. И хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть, юже аз дам за живот мира. Ядый мою плоть, и пияй мою кровь, во мне пребывает, и аз в нем» (Ин. 6:51, 56).

Божественная Евхаристия является средоточием всей церковной жизни и основой духовной жизни каждого православного человека.

В Церкви не возможно быть умозрительно, в Церкви нужно участвовать в Божественной Трапезе. Только тот, кто реально живет внутри Церкви, открывает для себя самого себя. Апостол Павел наставляет

«Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте» (2 Кор. 13, 5).

Эти слова апостола можно отнести каждому к себе и спросить себя: а в Церкви ли я? Не в Церкви как организации, а как в Теле Христа?

Почему без Церкви невозможно Спасение

Господь устроил Церковь для спасения людей. Восстановление человека из падшего состояния возможно только благодатию Божией, живущей в Святой Церкви. Кто не желается подниматься из падшего состояния, тому Церковь не нужна. Священномученик Киприан заключает:

«Кому Церковь не мать, тому Бог не отец».

Не принимающий Жертву Христову лишен спасения. Православная Церковь устремлена не к миру и его житейским заботам, а к Небу. Христиане вслед за Петром пренебрегают луковой красотой и приятностью временного мира, следуя за Своим Учителем, веря слову Его:

«истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною,- в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. И всякий, кто оставит домы или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Многие же будут первые последними, и последние первыми» ( Мф. 19:28-30).

В Православной Церкви сохраняется неизменно учение Христово, Церковь освящает жизнь словом Истины, в Церкви мы находим лечебницу для души, школу добродетели и воспитания веры. Жизнь внутри Церкви есть истинная Жизнь, в ней наше спасение. Любя нас, Христос зовет Нас к себе в дом Божий, и говорит:

«Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим» (Мф.10:32,33). Как мне спастись? Господь говорит: «…трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф.19:23), богатому – тому, кто надеется на себя, на свое достоинство. Кто же может спастись? «Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно»(Мф.19:26).

«Хочешь спастись? – спрашивает Иоанн Златоуст, — пребывай в Церкви, и она не выдаст тебя. Церковь есть ограда: если ты внутри этой ограды, то тебя не тронет волк, а если выйдешь, будешь похищен зверем. Не уклоняйся же от Церкви: нет ничего в мире сильнее ее. Она – твоя надежда, в ней – твое спасение

».

Храм, собор, церковь, часовня — в чем разница?

Пошел в церковь, а попал в храм. Как попасть туда, куда собирался, — в наших суперполезных «Слайдах». Больше не ошибетесь.

 

01

Храм

Храм — строение для совершения богослужения и таинств, главное из которых — литургия, во время которой верующие причащаются. В храме всегда есть алтарь, в котором находятся престол, жертвенник, на которых и совершается литургия. Это может быть либо отдельно стоящее здание (как правило — с куполом и крестом), либо оно может находиться внутри большого корпуса или дома (домóвый храм). В древности храмы могли находиться под землей или в пещерах, где жили подвижники. Такие храмы называются пещерными.

02

Церковь

Церковь — у этого слова несколько значений. Первое — это собрание верующих людей, во главе которых находится Христос. Второе — это сообщество людей, верующих во Христа, имеющее свою иерархическую и организационную структуру. В самом узком смысле слова церковь — это синоним слова «храм» (смотрите слайд № 1).

 
03

Собор

Собор — главный (и большой) храм города или монастыря. Если в соборе постоянно служит местный епископ, то он называется кафедральным — то есть там находится епископская кафедра. Кафедрой иногда называют возвышение в центре храма, на котором стоит епископ, но на самом деле кафедра — это большое кресло, которое стоит в алтаре за престолом, с греческого καθέδρα (кафедра) — сиденье, седалище. Там епископ сидит в определенные моменты богослужений.

04

Часовня

Часовня — малый храм без алтаря, в котором не служат литургию (поэтому и алтаря нет). Но в часовне можно совершать другие богослужения, например, молебны, панихиды, часы (короткая служба-воспоминание страдания и смерти Христа). Отсюда и название.

05

Базилика

Базилика — изначально прямоугольное античное здание, поделенное на несколько частей (нефов) колоннами. В Римской империи это была постройка, предназначенная для общественных собраний. Впервые слово «базилика» (имея в виду храм) упоминает церковный историк IV века Евсевий Кесарийский — к этому времени уже появились христианские храмы такой архитектурной формы.

06

Баптистерий

Баптистерий — круглое помещение с небольшим бассейном внутри для крещения взрослых людей. Иногда в баптистериях были алтари, и в таком случае это был полноценный храм для крещения. Чаще всего баптистерий является пристройкой к основному храму или располагается рядом, а иногда — в подвале.

 

Как произошло слово Церковь? - Православный журнал "Фома"

Место молитвы, община, народ божий… – у слова Церковь множество значений. Как же произошло слово Церковь? В каждом языке – своя история. Например, вы знаете, что в лютеровском переводе Библии на немецкий язык нет слова «Церковь»? Немецкое слово Die Kirche там отсутствует. Когда речь шла о храме, Лютер использовал слово Tempel, а в остальных случаях – слово Gemeine, что значит по-немецки «община», «приход».

В чем причина этого очень странного обстоятельства? Дело в том, что отвергнув Римо-католическую церковь и не признавая Православной Церкви, Лютер все новозаветные утверждения о Церкви как столпе и утверждении истины, о ее непоколебимости и т.д. стал относить лишь к сообществу мирян, в котором, по сути, нет иерархии и священноначалия.

Впрочем, это лютеровское нововведение в немецком все равно не удержалось, и слово Die Kirche осталось вполне употребительным как обозначение Церкви. Между прочим, именно этому немецкому слову родственно древнеславянское цркы и русское слово «церковь». Их общий предок – греческое слово το κυριακόν (kyriakon). Так греки IV и V вв. обозначали церковь в смысле здания или храма. Образованное от греческого слова «Господь» (Кύριος), дословно оно значило «Дом Господа». Кстати, многие народы стали называть Церковь словом, которое обозначало место богослужения. Так румынское слово «Церковь» biserica образовалось из basilica. А у венгров слово egyhäza (церковь) означает дом, здание. Или польское kos’ciol, от латинского castellum (крепость, стены), тоже указывает на здание или архитектуру церкви.

Но собственно в Новом Завете для Церкви как Божиего народа и тела Христова используется другое древнегреческое слово (которое на немецкий и переводится как Die Kirche). При этом оно находится в интересной смысловой перекличке с греческим словом, обозначавшим язычников.

Итак, раньше мы уже писали о том, как в Новом Завете на древнегреческом языке называли язычников. Дословно «язычники» переводятся с древнегреческого как «народы», «племена». Это слово – τὰ ἔθνη (ethnē) – множественное число от τό ἔθνος (ethnos) –«народ», «племя», «общество», (отсюда, например, в русском языке прилагательное «этнический»). Поэтому в Священном Писании на церковнославянском «языки» означают одновременно и народы, и язычников.

А язычникам как совокупности разных непросвещенных светом Христа народов и противостоит народ, состоящий из тех, кого призвал к себе Бог из разных «языков» или племен, – то есть, Церковь. Ведь древнегреческое слово, взятое для обозначения Церкви, –  ἐκκλησία (ekklēsia) – образовано от глагола ἐκκαλέω (ekkaleō), который значит «вызывать», «призывать».

Вообще слово  ἐκκλησία в древнегреческом языке имеет большую и почтенную историю. Первоначально оно значило общее или Народное собрание всех граждан, которое решало самые важные дела в жизни полиса – древнегреческого города-государства. Всех мужчин, имевших в нем право участия и голоса, вызывали (ἐκκαλέω) в установленные часы герольды, поэтому Народное собрание назвали  ἐκκλησία. Потом в Новом Завете этим словом и назвали Церковь. Получается, если следовать древнегреческой этимологии, что Церковь – это те, кто призван из разных «языков» или народов, собрание «призванных». Более того, так стали называть и христиан – призванные. Призванный по-гречески κλητός (klētos). Так и первые ученики Христа, апостолы сознавали себя призванными Богом. Апостол Павел в самом начале Послания к римлянам обращается к христианам, как «κλητός απόστολος κλητοΐς άγίοις», то есть – «призванный апостол призванным святым» (Рим. I. 1, 7).

Члены Церкви – это призванные не только из иудеев, но и из язычников (ἐθνικοί), то есть из разных народов, которые должны составить новый единый народ, единое тело во Христе. Принадлежность к Церкви в христианстве не зависит от этнического фактора. Она открыта для всех народов или «языков», как и для людей всех возрастов, любого социального положения и образования. Ибо во Христе «нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 28-29).

Вступившие в Церковь должны стать членами Единого Тела Христова, «братьями» и «сестрами». Они ответили на призыв Бога поменять свою жизнь, отказаться от эгоистического и автономного существования. Теперь их под началом Господа Иисуса Христа должны объединять между собой вера и любовь, Таинства и священноначалие.

Члены Церкви участвуют в Евхаристической трапезе, принятии Плоти и Крови Христа под видом хлеба и вина. Во  второй главе «Деяний апостолов» описаны исходные принципы, объединившие  в Церковь самых разных людей. Верующие постоянно находились «в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитве» (Деян. 2,42). «Все же верующие были вместе и имели все общее; и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого; и каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца» (Деян. 2, 44-46).

Кстати, эти строки Нового Завета были популярны среди некоторых коммунистических идеологов и комментаторов. Они усматривали особую близость раннего христианства к коммунистическим учениям, которая выражалась в том, что в первых христианских общинах тоже существовала общность имущества. Между тем, общность имущества как признак христианской жизни оказалась исторически преходящим явлением. Гораздо более существенным было другое: «принятие хлеба» и «принятие пищи в веселии и простоте сердца». Евхаристическая Трапеза и участие в Ней является центральным смыслом церковной жизни, по сравнению с этим вопрос, является ли, например, собственность в государстве общественной или частной, выглядит в христианской традиции как совершенно вторичный. С другой стороны, из объединения вокруг Благодарственной Чаши и христианской любви вытекают дела милосердия и то, что сейчас принято называть социальной работой. Напомним, что в ранней Церкви диаконы как раз были такими служителями в христианских общинах, одним из основных призваний которых и была помощь больным, сиротам, беднякам и другим нуждающимся.

 

Иллюстрация foma.ru